Понедельник, 24 Апрель 2017

11.5. Интернационал в действии

Опубликовано в 11. Разное Четверг, 29 Апрель 2010 13:01
Оцените материал
(5 голосов)

Мне тоже за время  службы пришлось несколько раз сталкиваться по национальному вопросу с командованием.

У меня отец был еврей, а мать-  русская. Когда я поступал в училище, то национальность записали по паспорту – русский, хотя в личном деле в автобиографии я написал национальность отца  и матери, как было на самом деле. В училище ни у кого никогда не было проблем   с национальным вопросом.

По выпуску я был назначен на подводную лодку «С-290» проекта 613 19 бпл 6 эскадры, базировавшей  в б. М.Улисс, которой командовал  капитан 2 ранга Кодес А.А.  Через неделю  после моего прибытия на лодку  мы вышли на мерную линию. Командир лодки отправил меня на торпедолове обеспечивать закрытие района. Когда лодка погрузилась,  мы подошли к сейнеру и отогнали его из района. Перед уходом моряки с сейнера дали нам двух больших крабов. Одного я решил отдать  командиру, а другого офицерам. Я отдал краба матросам и попросил их передать командиру, который стоял на мостике, но до него дошел краб с двумя клешнями, остальные исчезли. Я поднялся на мостик и спросил командира, получил ли он краба. В ответ услышал: «Почему мало взял? Они наверно увидели твою еврейскую морду и не дали больше». После этого   заявления, я просто лишился дара речи и сразу же спустился в ЦП. За мной спустился мой командир БЧ-1 старший лейтенант Борис Михайлович Комаров ( впоследствии контр- адмирал, командир магаданской бригады).

Он спросил меня, почему я не дал пощечину командиру и не пнул его ногой. Я объяснил Борису, что в этом случае был бы суд чести, меня возможно и оправдали бы, но  на этом моей подводной службе пришел бы конец: кадровики очень злопамятны. А я хотел служить на лодках.

Для себя я сделал вывод – надо уходить на другую лодку, что через два месяца и случилось. Кодес А.А. как человек  и командир- подводник для меня перестал существовать с момента его заявления.

Прошло несколько лет. 30 сентября 1971 г. рпк СН проекта 667а

«К-236», на котором я был старшим штурманом, находилась в открытом океане на   зачетном тактическом учении флота. Мы получили приказ нанести ракетный удар по наземной цели. После определения места, поправки системы  курсоуказания и ввода этих данных в приборы для ракетной стрельбы, я прибыл в ЦП на доклад о готовности БЧ-1 к стрельбе.

В это время в ЦП, кроме штатного личного состава, находились: командир 8 дивизии капитан 1 ранга Громов Б.И., флагманский штурман дивизии капитан 3 ранга Е. Панкратенков, представители штаба флота и ГШ ВМФ.

Как положено, я первый из командиров БЧ и Служб доложил о готовности. ( Все доклады  записывались на магнитофон).

Вдруг Громов Б.И., который сидел в командирском кресле, повернулся к командиру лодки капитану 1 ранга Агавелову С.В. и спросил его: «Почему он допускает на ракетную  стрельбу евреев?». В ЦП наступила тишина. Я боялся, зная отношение  Агавелова ко мне, что он, возмущенный этим вопросом, может дать Громову по физиономии, поэтому  быстро ушел к себе в рубку. Через минуту ко мне зашел наш замполит капитан 2 ранга  Михаил Серафимович Фроловский и сказал, что просит у меня извинения за хамство командира дивизии.       С этого момента Б.И. Громов, как и А.А. Кодес перестал для меня существовать. Это была просто оболочка в форме капитана 1 ранга, под которой ничего человеческого я не видел. Даже потом , спустя много лет ничего, я помнил это. .

Прошел месяц и при поступлении в адъюнктуру меня «подставили»    на экзаменах. Позднее уже в 2005 г. перед отъездом из Риги в соцобеспечении при Посольстве РФ в Латвии мне показали мое личное дело, где в автобиографии в разделе национальность родителей красным карандашом было написано « Почему вызвали для сдачи экзамена еврея?», и стояла подпись капитана 1 ранга Е.П. Глебова -  начальника     кафедры ТСК ВВМУ им. М.В. Фрунзе.

В начале 1972 года начальник разведки ТОФ капитан 1 ранга В. Домысловский  обратился к Командующему флотом с представлением  о назначении меня на должность начальника штаба – главного  специалиста  по водолазной подготовке в отряд подводных диверсантов флота. Н.И. Смирнов сказал Домысловскому: «У тебя начальник    агентурной разведки – еврей, начальник оперативного отдела разведки капитан 1 ранга Амханицкий Р. – еврей, начальник информационного    центра разведки капитан 1 ранга Ханжа –еврей, начальник плавсредств разведки – еврей. У тебя разведка флота или синагога? И ты хочешь, чтобы я назначил еврея руководить морским спецназом?». Естественно, назначение не состоялось.

 

За семь лет службы в штабе флота меня около 10 раз представляли на различные должности с категорией капитан 1 ранга  в ЦА М.О. и ГШ ВМФ. Причем по ходатайству самых больших начальников, в т.ч. начальника ГШ ВМФ адмирала Сергеева, начальника ЦКП ВМФ капитана 1 ранга Ю.Н. Крылова, начальника ПЛС ВМФ адмирала  Амелько Н.Н. , Председателя Мосгорисполкома Промыслова. Но, ни одно из них не было утверждено. Через  пункт в анкете не перепрыгнешь.

 

В то же время, когда я служил в ОУ штаба ТОФ, то имел самый большой допуск после начальника управления, его зама и начальника первого отдела. Более того, зам начальника 1 отдела капитан 1 ранга     Волк Саул Григорьевич, еврей, дедушка и бабушка которого состояли членами компартии США и проживали в Вашингтоне, был ответственным  за все документы высшей категории секретности флота.

Руководство М.О.СССР, проводя в жизнь политику антисемитизма, хотело подстраховаться, чтобы избежать упрека со стороны Политбюро ЦК КПСС, что они допускают евреев до больших секретов, а те потом бегут заграницу.

За все время существования ВС СССР и КГБ ни один сотрудник – еврей не изменил Родине и не бежал заграницу.

Как среди политработников, так и среди кадровиков были честные и порядочные люди, для которых служба в этих органах была ещё тяжелее, так как они осознавали всю гнилость системы, но ничего не могли сделать, более того должны были по роду своей службы защищать то, во что не верили.

Историческая справка.

Служили на подводных лодках и военные моряки-евреи. Это для сведения тех, кто утверждает, что «на передовой, в нижних чинах,  больше евреев могло служить».

На действующих флотах в годы Великой Отечественной войны 358 офицеров исполняли обязанности командиров подводных лодок, 229 из них участвовали в боевых походах, 99 – погибли. В годы войны в ВМФ СССР командирами подводных лодок служили 27 евреев, трое – командирами бригад подлодок, один – командиром дивизиона. В ходе боевых действий только на Черном море (1941-1944 гг.) погибли 32 еврея-подводника. Составлены  поименные списки евреев – командиров подводных лодок, а также евреев-подводников, погибших во время Великой Отечественной войны. Они опубликованы в отдельном издании, посвященном военным морякам-евреям.

За время Великой Отечественной войны двадцати восьми подводникам было присвоено звание Герой Советского Союза, из них трое были евреи: капитан 2 ранга  Фисанович И.И., капитан 1 ранга Богорад С.Н. и контр-адмирал Коновалов В.К..

В после военный период в ВС СССР несколько раз проводились антисемитские компании в 1956, 1967, 1974, 1977 г.г. В эти годы через кадровые реформы были уволены из рядов ВС тысячи  грамотных профессионалов военных только за то, что в 5 графе  стояла национальность – еврей. Это  относилось и к военнослужащим других национальностей. Например: немцам, финам туркам, т.е. к тем, национальности которых имели государственные образования.

Руководство ВС проводило чистку по национальному принципу,  издавая Директивы для узкого круга лиц, которые через кадровые органы реализовывали эти указания. Об этом я случайно узнал от своего приятеля- помощника командира пл К-178. Ему, немцу  по  национальности, после того, как он подал рапорт о направлении на ВОЛСОК в г. Ленинграде, дали понять, что лучше бы он поискал место на берегу и менее ответственное.  С другими поступали жестче. Так , капитану ранга  Р.Каутскому, командиру рпл проекта 629а, предложили должность старшего преподавателя кафедры тактики в ТОВВМУ им. С.О.Макарова. Когда он отказался, предупредили…

Но с ним у кадровиков получилось не совсем гладко. Лодка, которой он командовал,готовилась на БС и в этот момент  ему предложили уйти с пл. Узнав о том, что с экипажем пойдет другой командир, офицеры отказались идти в море. Только вмешательство командующего ТОФ адмирала Н.И. Смирнова и личное обращение Командира лодки смогло «замять» этот инцидент. Лодка, которой командовал Каутский, в течение полугода сходила на три БС.  Тогда как другие лодки этой дивизии практически не были готовы идти на БС. Командованию дивизии было тяжело расставаться с таким командиром. Но Руководству ВС на все было «наплевать».

По себе знаю, что многие офицеры даже не догадывались, как решались все эти национальные вопросы. Чтобы это понять, надо пережить.

Прочитано 6721 раз
Другие материалы в этой категории: « "Добрый атом" 11.4. Мины, мины и мины... »

Пользователь