Пятница, 23 Июнь 2017

Вещество- "О"

Опубликовано в Капитан 1 ранга Романовский Валерий Федорович "Белая Кость" Четверг, 24 Май 2012 12:39
Оцените материал
(2 голосов)

После очередной двенадцатимесячной службы в Средиземное море подводная лодка «Б-94» прибыла в Кронштадт и готовилась к постановке в завод для производства планового среднего ремонта.

Выгрузили боезапас и в порядке очередности сдавали на склады имеющиеся на лодке запасы, имущество и оборудование. Дошла очередь и до сдачи аппаратов ИДА-59. Этим занимался помощник командира старший лейтенант Порохов. Осмотрев принимаемое имущество, начальник склада старший мичман Калюжный поинтересовался у старлея, ссыпано ли из аппаратов вещество «О». Узнав, что вещество «О» не ссыпалось, он наотрез отказался принимать имущество до тех пор, пока указанное замечание не будет устранено.

Вопрос возник сам собой. Куда его ссыпать?

Монументальный Калюжный неторопливо вынес со склада и бросил под ноги матросам два ящика, вроде тех, что используют для картофеля: «Ссыпьте вещество сюда, а потом забирайте с собой и…на свалку!»

Расположившись в курилке неподалеку от склада, сдаточная команда, нисколько не радуясь лучам ласкового летнего солнышка, неторопливо рассуждала, где же может находиться упомянутая мичманом свалка. В конце концов, не нести же это дерьмо через весь Кронштадт обратно в часть! Да и что с ним там делать? Вот ведь проблема свалилась!

Дело в том, что крупные белые гранулы вещества «О», взаимодействуя с водой, производят бурную реакцию с интенсивным выделением кислорода, а значит, на редкость огнеопасны.

Порохов это знал и напряженно ломал голову над тем, как же незаметно, без ущерба для себя и привлечения внимания окружающих «утилизировать» «добро», свалившееся столь некстати на эту самую голову. Высыпать его в стоячую воду пролегавшего неподалеку канала − слишком заметно. Это определенно привлечет нежелательное внимание зевак, да и люди подумают, что умышленно загрязняется акватория. Без скандала не обойтись...

Вдруг наметанный офицерский глаз заметил в кустах сирени, по соседству, двухстворчатую будку общественного туалета. Заглянув в секцию с биркой «М», Порохов мгновенно оценил обстановку. Он приказал матросам по-быстрому ссыпать содержимое одного ящика в загаженное отверстие клозета, не убиравшегося, похоже, как минимум, со времен Кронштадтского мятежа.

Вариант был, прямо сказать, рисковый. Глубина выгребной ямы составляла никак не меньше трех метров, и «таинство» происходящего в тот момент на дне выгребной ямы скрывалось кромешной темнотой. До слуха «военморов» доносилось лишь тихое зловещее шипение. Запахи, присущие заведениям «очкового» типа внезапно исчезли… Судьба явно протягивала руку помощи. Не теряя времени даром, Порохов приказал «таким же Макаром» опустошить и второй ящик...

Закрыв дверь спасительного сооружения на щеколду, подводники быстрым шагом покинули территорию склада, прихватив с собой «на всякий пожарный» и ящики.

Минут двадцать спустя, старший мичман Калюжный вышел из склада на солнышко, неторопливо добрел до курилки и, прикурив «беломорину» у сидевшего там коллеги, мичмана Акимова, подсел рядом и завел беседу. В это время на фортах «со страшной силой» клевал лещ. Было о чем поговорить и что спланировать на ближайшие выходные.

Решив справить малую нужду, Калюжный, на ходу дотягивая «бычок», подошел к туалету и, переступив через порог отделения «М», механически бросил окурок в отверстие выгребной ямы. Полностью войти, а тем более закрыть дверь, он уже не успел.

В глубине ямы раздался глухой объемный хлопок. Огненная волна сорвала вконец «засиженный» стульчак общественной уборной и, мягко одев его, на далеко не хилую шею старшего мичмана, выбросила их наружу. Через образовавшуюся в полу огромную дыру в крышу строения ударил огненный столб, разом превративший будку в пылающий факел. Горела она лихо, чем-то напоминая мартеновскую печь с кислородным поддувом. Даже вечно влажная и никогда толком не просыхавшая доска с известным отверстием вмиг обуглилась и теперь активно дымила, возлежа всей «рабочей плоскостью», на погонах старшего мичмана.

В этот момент Калюжный чем-то напоминал бравого адмирала парусного флота… после удачного залпа противника. Его эполеты продолжали дымиться, но главное, что он был определенно жив!

Сортир сгорел за считанные минуты, выставив в небо шесть стальных труб-стоек, некогда служивших его остовом. Химическая реакция продолжала лютовать на дне ямы еще битый час, периодически отмечаясь огненными сполохами. Вконец очумевший, с обожженными ушами, Калюжный так и не смог ничего толком рассказать ни наконец-то подъехавшим пожарным, ни сбежавшимся зевакам. Вполне возможно, что он и не понял, что произошло, даже окончательно придя в себя.

Слава богу, обошлось без жертв. Поэтому виновных не искали, и случай забылся довольно быстро.

Новый клозет, используя все те же стойки-трубы, соорудили на старом испытанном месте, над той же ямой, практически опустошенной огнем. Выходит, есть шанс, что подобная история когда-нибудь непременно повторится.

 

23 января 2004 г.

Прочитано 3090 раз
Другие материалы в этой категории: « И грянул...взрыв Клюква в сахаре »

Пользователь