Четверг, 30 Март 2017

Старпомьи мытарства

Опубликовано в Капитан 1 ранга Романовский Валерий Федорович "Белая Кость" Четверг, 24 Май 2012 12:29
Оцените материал
(3 голосов)

Старпом Вася Коновалов с одним из лиепайских приятелей – капитан-лейтенантом Димой Глущенко, очередной субботний вечер решили провести в ресторане «Юра». По большому счету, Василий имел на это право. Две недели к ряду его подлодка, «не вынимая», горбатилась в лиепайских полигонах, обеспечивая отработку противолодочных задач силам местной военно—морской базы. Планы наслаивались, как торт-наполеон. Создавалось впечатление, что только «старушка» «С-159»,  как «не заросший пуп земли» способен тащить такую непосильную ношу, при наличии под боком у командования целой бригады точно таких же подводных лодок.

Похоже, опять действовал старый, как мир принцип: «На тебе, боже, что нам негоже…» И гоняли «С-159», как того замурзанного кота.

Лодку в очередной раз вернули в Либаву. Была суббота. Новых планов до понедельника, вроде, не предвиделось, вот и решил Василий помыть экипаж в бане, ну, а вечером - культурно отдохнуть, отужинав в ресторане.

Вернувшись в Подплав самостоятельно, около часа ночи, Василий попросту охренел.  Он  не обнаружил своего корабля. Обход пирсов, и опрос вахты результатов не дал. «С-159» исчезла бесследно, как будто ее похитили инопланетяне.

Не представляясь, он позвонил оперативному дежурному. Тот, не задумываясь, выдал информацию: «Уже, поди, два часа, как эта подводная лодка ушла домой—в Палдиски!»

Командир корабля капитан-лейтенант Некокошев с присущими ему пагубными замашками перманентно страдающего и  вечно озабоченного отца семейства, внешне больше смахивал на обкурившегося «дурью» художника-абстракциониста. Узнав, что все планы базы, наконец-то, закрыты, и его корабль в Лиепае больше ничто не удерживает, кроме... отпущенного им же старпома, командир на радостях чуть не выскочил из своих, давно не глаженых брюк. В очередной раз, мучительно попыхтев, как кролик в разгар брачного периода, над возникшим соблазном немедленного ухода в родную базу, он легко, словно кистью, живописал свой очередной шедевр, название которому дал уже старпом — «УПЛЫЛИ, суки!» Впрочем, в возмущенной голове Василия рождались и более сильные эпитеты, особенно когда он узнал, что, нахально доложив оперативному, что люди все на борту и ПЛ к переходу готова, любимый «командор» предпринял весьма условные меры по оповещению своего боевого заместителя. В кабак был отправлен лейтенант Макаров - корабельный минер, напрочь лишенный даже зачатков настойчивости и упорства, то ли по молодости, то ли от рождения. Не удивительно, что, столкнувшись в дверях ресторана со старым и грозным «монстром» - швейцаром Матвеичем,  лейтенант поспешно ретировался на корабль.

«Старый лис» Матвеич, отрабатывал навыки физиономиста на этом посту с 1939 года и понимал в людях толк, особенно в молодых офицерах, руководствуясь своими, одному ему известными, критериями. Дальше порога он минера не пустил. Робость юноши, не ведавшего подходов к «легенде» лиепайских кабаков, сыграла свою печальную роль.  В зал, к «гусарскому веселью», минер допущен не был, и старпом остался в роковом неведении.

Не особо мучаясь угрызениями совести, командир приказал отдать швартовы, и подлодка быстро растворилась в сумраке теплой летней ночи…

В мучительном недоумении, Василий пребывал недолго. Трезво оценив ситуацию, и решив, перво-наперво это дело «сладко переспать», он отправился на плавмастерскую «ПМ-68», где и обрел вполне приличное место ночлега.

Документов при себе не было. Денег тоже — не густо, всего 10 рублей. Ресторан, значительно иссушил наличность. А выбираться домой надлежало быстро и тихо, не привлекая излишнего внимания.

Встав рано утром, он удачно сел на утренний рижский поезд и к обеду, успешно приобретя железнодорожный билет на Таллин, уже бродил по городу, рассматривая исторические достопримечательности старой Риги.

До поезда оставалось еще несколько часов, а карман приятно согревали целых ... два   рубля. Зайдя в кафе местной фирмы «Дзинтарс», Василий заказал одноименный коктейль— шампанское с черным рижским бальзамом.

Устроившись у небольшой стойки, он неспешно потягивал коричневатый бодрящий напиток и оглядывал присутствующую публику. Изящная винтовая лестница уводила в романтический полумрак подвала, где находился еще один зал. Там, как и в баре, было немноголюдно. У стойки стояли две миловидные девушки, которых развлекал худой, вертлявый и   изрядно поддатый негр, выписывавший перед дамами замысловатые кренделя. Был он какой-то потрепанно-заношенный, к тому же создавалось впечатление, что его глаза находятся на независимой друг от друга подвеске. Возможно от выпитой бурды, а может от природы, они, тем не менее, никак не могли сфокусироваться. Вел он себя, как клоун в шалмане, причем тело двигалось так, будто перед посещением кафе какой-то неведомый чудак, вогнал ему в задницу маленького стального ежа. Как сказали бы сейчас, беднягу откровенно колбасило.  Для нормального человека со стороны, это выглядело необычно и смешно.

«Вот ведь блин, урод! Ни рожи, ни кожи, а нашим бабам—вроде не безразличен! - С долей обиды, подумал про себя Василий.

Стоило ему задуматься о природе женских преференций, как чернокожий Жигало, продолжая корчить рожи и жестикулировать во имя   упрочения близкого контакта с девицами, задел Васькин бокал. Драгоценное содержимое незамедлительно выплеснулось на брюки. Васю это, несомненно, огорчило, поскольку уже первые глотки напитка подсказали, что это именно то, что нужно сейчас его страдающему после вчерашнего, организму.

—Что ж ты, гад, творишь? - растерянно стряхивая жидкость с брюк, сказал Василий.

Волна негодования в его душе, поднималась и ширилась самопроизвольно. Край наступил при попытке вконец одуревшего негра, положить свою потную ладошку на лицо Василия и толкнуть его.  Не исключено, что в душе этот «чебурек» рассчитывал на красивую драку и как продолжение – искрометный секс с пустоголовыми красотками. Однако не срослось…

Точка кипения наступила вдруг.  Раздумывать было некогда и Василий, с размаху, по-простецки, заехал обидчику кулаком прямо в прыщавый лоб. От удара глаза негра на мгновение правильно сфокусировались, что не помешало тело, лишившемуся сознания, кубарем скатиться по лестнице аккурат в нижний зал.

«Пора отступать!», - мгновенно обретя душевное равновесие, заключил  Василий.

Офицер, отставший от корабля, без документов, драка с  иностранцем! За подобный «комплект» проблем мало не дадут! Если заметут, конечно!

По старой Риге он бежал в никуда минут десять, вызывая недоумение прохожих. Конечно, никакой погони не было. Никому он был не нужен, как Неуловимый Джо из популярного тогда анекдота, но ногами продолжал руководить стресс. Блюдя  осторожность, Василий благополучно добрался до вокзала, сел в поезд и наутро был уже в Таллине.

Город-порт Палдиски в ту пору оставался закрытой зоной, и проникнуть туда без документов было весьма проблематично. Доехав на электричке до КПП, где пограничники проверяли документы, Василий, как опытный  разведчик, в обход, пролез сквозь колючую проволоку и, по лесной чаще, двинулся к Подплаву.  По дороге его угораздило попасть в болото, которое, к счастью, удалось форсировать на пределе человеческих сил.

«Не много ли испытаний для простого старпома?» – остервенело кляня судьбу, спросил Вася неизвестно кого. Промок он капитально, замочив даже то место, где спина теряла свое гордое название. Хорошо, что всему наступает логический конец. И выпавшие на долю подводника неземные мытарства, наконец-то закончились. Добравшись до береговой каюты, измученный физически и морально, Вася, рухнул на свою койку и проспал до вечера.

Его появлению утром в понедельник, обрадовались все, и особенно, начавший было волноваться, мудаковатый командир.

7 мая 2004 г.

 

Прочитано 4346 раз
Другие материалы в этой категории: « Знакомство вслепую Марконя »

Пользователь