Суббота, 19 августа 2017

Школа бизнеса

Опубликовано в Капитан 1 ранга Романовский Валерий Федорович "Белая Кость" Четверг, 24 мая 2012 07:28
Оцените материал
(3 голосов)

Закончился сбор-поход кораблей Черноморского флота. Корабли — участники мероприятий, по приказанию оперативного дежурного флота встали на якоря на рейде порта Батуми. Подлодке проекта 613 и СКР «Волк» за какие-то заслуги разрешили зайти в порт и ошвартоваться к городскому причалу, где обычно швартуются «белые пароходы». Батуми – не база ВМФ. Это – всего лишь небольшой порт грузового и курортного значения, так что ошвартовались практически в оживленной части города.

Стоял солнечный апрельский день. По причалу гуляли отдыхающие и местная публика, не обремененные делами и заботами, просто желающие поглазеть на корабли. По их реакции было видно, что появление кораблей у причала – событие центральное. Свои-то военные корабли, за исключением нескольких пограничных катеров, в Батуми не базировались, и заходами «военморов» народ не был избалован. А тут - подводная лодка, хоть и не очень современная, зато вполне настоящая…

Народ задерживался пачками, кучковались, рассуждали, словом – интересовались. Над корпусом не совсем ухоженной субмарины витал ореол таинственности, присущий железу, которое скрытно от мирского глаза или, как говорят, «потаенно» плавает под толщей морской воды.

Такое внимание населения особых эмоций у экипажа ПЛ не вызвало. Казалось, что заход в порт никак не повлиял на обычный уклад корабельной жизни. Верхний вахтенный, казалось, дремал, прислонившись на солнышке к теплому железу рубки. Двое трюмных с мичманом во главе копошились в кормовой надстройке, проводя ремонт захлопки. На мостике курил командир. Замполит с двумя офицерами, сидя у выдвижных, о чем-то беседовали.

Может быть, так бы эта идиллия и продолжалась, как вдруг из толпы зевак выдвинулось «лицо» небритой национальности в кепке, по площади похожей на тазик средних размеров. Напоминая чем-то шиферный гвоздь, худой и длинный, это лицо выкрикнуло в сторону мостика:

– Э-э! Командыр, твой подводный лодка атомный?

Мостик ожил, зашевелился, послышались приглушенная речь, смешки.

Командир, встав на порожек мостика, высунувшись по пояс и, выдержав небольшую, но многозначительную паузу, коротко пояснил:

– Нет, дизельная.

Небритая кепка хитро усмехнулась, сверкнув золотом тридцати двух зубов и, как бы для толпы, со знанием обсуждаемого вопроса выдала:

– Значит, командыр, твой подводный лодка плавает мэдлэнно, как черепаха.

Внимательно посмотрев на собеседника и затянувшись сигаретой, командир тихо ответил:

– Не беда, что черепаха медленно ходит, зато быстро прячется.

Народ оживился, проявляя южный темперамент.

Второй вопрос-предложение выдал другой кавказец, в отличие от первого очень толстый при «могучем» росте в метр пятьдесят, с таким же неизменным тазиком на крепкой с виду голове. Отражая солнце золотом рта, он озадачил всех, а особенно командира, незатейливым вопросом:

– Командир, продай подводную лодку, а?

Несколько секунд шла оценка обстановки. Каждый переваривал ситуацию по-своему.

Командир понимал, что за вопросом стоит подвох, а лицом в грязь, как говорится, даже перед серыми обывателями ударять не хотелось.

Присутствующие на мостике офицеры также с интересом следили за ситуацией.

Неспешно затянувшись в очередной раз, командир как бы заинтересованно ответил вопросом на вопрос:

– А сколько дашь?

Почуяв коммерцию, толпа с кавказским темпераментом стала забрасывать советами толстого «покупателя», чтобы тот вдруг не продешевил.

Кавказец, проявляя большой интерес к теме и сев на своего, видать любимого конька, сходу выпалил:

– Командыр, миллион даю!

На дворе был 1969 год, по тем временам эта сумма даже в рублях впечатляла.

– Всего-то миллион!? – как бы теряя интерес к цене и разговору, сказал командир.

– Нет-нет командыр, миллион даю сразу, – поспешил с ответом толстый кавказец, – а еще на миллион,.. – он на мгновение задумался,-  сделаем бизнес.

По тем временам для совкового россиянина слово это было совсем необычное, ну, а уж для военного – к тому же и неприемлемое. Тогда в ходу у народа было понятие «спекуляция». И все знали, что это такое. А тут бизнес, да еще от кого – торгаша базарного.

– Что за бизнес? – недоверчиво бросил явно неискушенный в этом вопросе командир.

– Это просто, командыр. Пустим народ смотреть, билеты продадим, сделаем один рубль — вход, а два рубля — выход. Видишь, как просто? И народ пойдет! Это я тебе говорю! Скажи — гениально придумал, а?!

Толпа слушала его с блеском восторга в южных глазах. Чувствуя, что он произвел нужное впечатление на окружающих его слушателей, кавказец решил закрепить успех, пустившись в малопонятные рассуждения.

– Гениальность, командыр — это не простота, а простая форма и сложное содержание.

Витиеватость, вкупе с горящими глазами, добавляла загадочности нахальному коротышке. Толпа, а главное – командир, начали подозревать, что за плечами специалиста не только десять классов школы, а еще что-то… наверняка незаконченное.

– Видя, что командир начинает терять интерес к теме разговора, кавказец позволил себе снизойти до более наглядных примеров.

– Вах! Командыр, бизнес – это, например, когда мех покупаешь на севере, шубы из него шьешь на юге, продаешь их на западе, а деньги тратишь на востоке. Гениально, да?! Вах!

И тут в беседу плавно вписался замполит, изрядно утомленный  экономической демагогией:

– Послушай дорогой, где такой науке научился? В каком институте?

– Зачем в институте? – недоуменно ответил кавказец. – На рынке, когда мандаринами торгую, мисли умные сами приходят. Вах! Вон там мой сад! – показал он в сторону ближайшей горы. – Не без гордости продолжая, – вон на  той болшой горе!

Окружающие не без интереса уставились на гору, пытаясь рассмотреть мандариновые посадки, что оказалось не так-то просто. Впрочем, никто и не собирался  выяснять - говорил ли торгаш правду, или просто хвастался.

– А что, гора тоже твоя? – с усмешкой спросил зам.

– Нэ-эт, зачем, гора государственная. Сад мой, мандарины мои, – не замечая подначки, серьезно ответил он.

– Ну, раз подводную лодку купить хочешь – значит, торговля идет хорошо?

– Нэ жалуюс!

И, видя, что надежда на успешную сделку ускользает, «эксперт» на всякий случай повторил:

– Ну что, командыр, продашь подводную лодку?

Командир, окрыленный «комиссарской» поддержкой, гордо оглядел окружающих и поставил логическую точку:

– Нет, дорогой, она, как и твоя гора – государственная.

Народ еще какое-то время не расходился, обсуждая реальную цену и возможность приобретения лодки в частную собственность. А командир потом долго вспоминал, как далеко не глупый торговец-самоучка пытался обучить его науке бизнеса. Время бойкой торговли социалистической собственностью еще не подошло. Ею займутся всем миром каких-нибудь 30 лет спустя!

 

9 ноября 2003 г.

Прочитано 3406 раз

Пользователь