Среда, 13 декабря 2017
Оцените материал
(83 голосов)
Сувалов Юрий ВасильевичА Камчатка от Москвы далековата  
и сюда почтовый не идет…


Вышли из Авачинской губы, океан ударом в борт тяжелой волной принял «Глубомер» в свои объятья. За кормой Петропавловск с одной улицей и три брата на выходе,  как всегда молча, проводили нас в океан.

Моя вторая навигация, идем в Анадырь. Используя опыт прошлого года, я за зиму перезнакомился со всеми рыболовецкими компаниями. Не забывал звонить по восточному побережью: Оссора, Корф, Вывенка, Пахачи, Апука, Апача. К нашему выходу я знал все нужды и запросы в этих компаниях. Главное для них это предстоящий ход красной рыбы: чавыча, горбуша, кета, нерка, кижуч. Чавыча, очень красивая и вкусная рыба, до 50-70 кг, икры красной в ней ведро взять можно, если кто сильно ехидный, отвечу, ведра разные бывают, но не имеет производственного значения, она как подарок. Самая ценная промышленная порода это нерка, Россию она мимо проходит, ее ловят, морозят и гонят в Японию, там ей настоящую цену дают.

Вот ради этой путины, рыболовы-предприниматели  всю зиму готовятся к рыбалке. Берут ссуды, готовят снасти, людей собирают, в основном обездоленных, безответных, кто на такую жуткую работу пойдет. На воде, мокрый, холод. Ставники по нескольку раз в день перебрать, кожа с рук слетает, рыбу черпать, шкерить. Затемно падать и затемно вставать. И идут люди, и все надеются, что этой работы будет пропасть, тогда денег заработаем.

К сожалению, не всегда так. Ждали, ждали, готовились, а рыба не пришла. Вот что по настоящему страшно и в первую очередь тем, кто деньги вложил в работу. В конце девяностых  последний год губернатором Бирюков был. Ожидали тогда, согласно прогнозу, огромный подход горбуши на Западное побережье, люди квартиры, машины, души заложили, готовясь к путине. Пошла было рыба, но на входе в реку в море понаставили сетей умники, косяки разбили и рыба ушла. Много тогда на побережье мужиков жизнь свою прервали, а что делать, за долги в те времена ой как круто спрашивали. Да и заложено все.

Но это когда не дай Бог. А когда Бог дал щедрой рукой, когда рыба пошла, на реке, на побережье все от мала до велика. И ловить, брать, резать рыбу будут,  пока она есть. А умирать от усталости, когда все закончится  в октябре, ноябре. А сейчас некогда, рыбу нужно выловить, разделать, засолить, икру не загубить, а главное все попрятать. Потому как везде ОМОН, рыбнадзор, милиция и бог еще знает кто с автоматами, вертолеты, собаки. Запасы рыбные охраняют, браконьеров ловят, потом по телевизору показывают, как контрафактную икру бульдозерами зарывают. А в центральной России вздыхают, это надо же до чего люд дошел, хищники. Врут. Не верьте.

Про « хищников», я уже говорил, что душу заложили, рискуя, чтобы заработать. Снасти, люди, продовольствие, транспорт, палатки, топливо и другие большие и маленькие причиндалы для рыбалки, денег стоят, больших денег. А еще купить нужно квоты на вылов этой самой рыбы. Вот с ними самое интересное. Допустим  рыба стоит один килограмм 40 рублей, а квота на вылов одного килограмма рыбы 39 или 40 рублей. Вот номер, а откуда деньги, чтобы затраченное на подготовку окупить, а откуда прибыль. Один разор. Поэтому если купил квоту на 100 тонн, то концы с концами можно свести, если 150 выловишь. А ее еще куда-то нужно довезти, продать. Как? Везде заслоны, вертолеты, автоматы, погоны, и они тоже денег хотят, а у них начальники, а у начальников свои начальники. В город привез, там вет.служба, таможня, менты разные, и даже пожарники. А эти то причем? Не знаю...

Поэтому на них тоже лови, сколько уже нужно 200 тонн или 300. Посмотрели мужики, да какая разница прятать 200 или 300, а может и 400 тонн. Вот и гребут,  не осуждаю я их. Так организовало государство.

Как то еще будучи командиром в Сов.Гавани, я был избран председателем военного охотничьего общества гарнизона. Поехал в тайгу, к своим егерям попал. Вечером у костра обычный треп. Егерь Серега Рукавица, спрашиваю, «ты сколько получаешь». Отвечает Рукавица «80 рублей». Лихо государство цену труда определяет. Как должен понимать человек, только как тот мент в анекдоте: «Надо же еще и зарплату платят, а я думал пистолет дали и крутись, как хочешь». Вывод только один, ежели ты это охраняешь, значит это твое.

Про жителей приморских поселков. Видели бы их. Для начала в девяностых уничтожили единственное место работы все рыбзаводы. Уехать нельзя, не с чего и не куда. Работы нет. Вот и ждет население путины и будет тащить, ловить, шкерить рыбу, бросая ее вокруг водоема. Икру самое ценное закапывая, пряча по берегам. Тяжелый, опасный труд. Утонуть запросто или утопят, застрелят. Поэтому и ты не хлопай ушами. Вот такие войны вокруг этой самой рыбы. А не наловишь, значит зимой подохнешь.

В октябре, ноябре в поселках появляются людишки из Москвы, посланцы настоящих хищников. Они собирают, что напрятано и каналами отлаженными отправляют в Москву матушку.

Вот и мы в этой карусели свою нишу нашли. Кто-то скажет: «А как же»..?

Не хочу отвечать… Уж больно умные вопросы. А вот про «мабудь-кабудь» расскажу, чтоб вопросы не задавали заковыристые. Сами понимаете, после моих приключений время от времени и в больницу не грех попадать. Лежу во второй городской в Белгороде, кстати, и больница хороша и люди приятные.

Что в палате делать? Треп идет, мне бы только слушателя, а рассказать есть что, с удовольствием. Рядом со мной мужик лежит, старый как мамонт, говорит, еле языком ворочает. Разобрался я, мужиченка лет на 7 моложе меня, а языком ворочает от лени великой. Рассказываю я про зайцев, а он мне: «сирый». Не понял, что сказал? Опять он: «сирый». В голове мелькнуло, сирота, сириец. Я на него: «Это кто, ты про кого?». Потом от скуки проследил. Он слова говорил неправильно, потому, как лень ему язык изгибать. Навалился я на него: «ты столько лет в таком красивом городе прожил, ты как говоришь, у тебя внуки…». 21 век и такой орангутанг… Да ладно в глухой деревне, но жить в таком городе…

А город Белгород, поверьте мне, после Северов, я искал, где якорь бросить. Много городов объездил в центральной России. Нет краше и уютнее Белгорода. Местные со мной иногда спорят. Эх, любезные не видели вы настоящей беды, горя людского. Это когда месяцами нет отопления, воды, со светом всю зиму маета, два часа в день, но правда красиво звучит «веерное отключение». А в Белгороде от вокзала, как в театре с вешалки. Так что берегите Савченко? Это губернатор наш.

Отвлекся. Так вот  на Анадырь идем. Перед выходом из губы, в тайне от командиров бравых, иначе все отберут, к борту две прорези подали, это большой железный плот, вместо дна сетка, рыбу в ней от ставника до места сдачи транспортируют, чтобы живая была. Исхитрились мы поверх всех коммерческих контейнеров, трактора, что на баке поставили, загрузили, раскрепили прорези. Довезем уже заработок. Зарплату месяцев пять уже как не платили.

За кормой на буксир катер взяли из серии командирских, что на крейсерах были. Теперь до места доставить на свой страх и риск иначе головенка в кустах. До нас пробовали буксировать прорезь, был такой пароход «Север ». Прорезь перевернули, ставник утопили, целый год дивизион топливом расплачивался.

За нас будет некому, шкурой своей платить придется, поэтому все сам пролез, проверил, все вроде по уму, за зиму новые концы выписал. Так что готовы. Порядок буксировки маломерных судов разобрал до нюанса последнего. Договора составил так, что если что, к нам без претензий. Этот комариный флот может и на месте развалиться. Единственное что обещаю, что не брошу посудину, пока не утонет. Если все путем, то и мы заработаем, и рыбаки в половину меньше заплатят. А в июне море спокойное.

Так все и получилось. В Оссоре освободились от груза. С катером во льдах в южной части Карагинского пролива пришлось поработать, но все в рамках. Чтоб не сглазить, скажем, повезло…

Оссора - это небольшая деревушка в Карагинском заливе, Карагинский остров отделяет берег от океана. Деревушка красивая, ухоженная, с советских времен вылизанная. Любили мы погулять в Оссоре, то корюшки домой купим, а еще любили пообщаться, магазинчик был на центральной улице, оборудован уголок под кафешку, вот мы с механиком там с большим удовольствием сиживали. Столько людей там и водку пили и с делами разбирались. Продавщица красивая и к нам старым вязам уважительно. Улицы вот только пустынны. Все на побережье. Сети, ставники ставят. Ставник это такая грубая сеть, тянется от берега в море, как забор служит для рыбы. Косяк налетел на нее и пытается выход найти, чтобы дальше в речку, на икромет, вот в этом заборе делают проход, который закрытым карманом заканчивается, откуда и черпают рыбу и затем в прорези на разделку везут на суда- рыбзаводы.

Чтоб ставник поставить и закрепить, как якоря используют мешки с песком. Все торопятся, иногда ленятся, а бывает, что и с мозгами не дружат. На МРC (малый рыболовный сейнер) нагрузили мешков на палубу, остойчивость тем меньше, чем больше груза и чем он выше расположен относительно центра тяжести. Вышел МРС, даже дошел до ставника, борт волне неудачно подставил, перевернулось суденышко, люди погибли. Каждую путину десяток человек погибает официально на путине, из-за нарушений разных. А сколько, …? Так что суровая это  работа.

Но вот пошла рыба. Черпают ее, рады безмерно, усталость это не причина, чтобы не работать. Недолго горбуша идет, 2-3 недели, успеть надо как можно больше.

Неделю людей не видно все на ставниках, радости то сколько, идет рыба, идет. Но вот циклон налетел. Скрутил ставники, перепутал, на берег выкинул. Вот и все отрыбачили. Теперь недели распутывать, опять выставлять. Может еще на нерку или кижуч повезет.

А нерки и кижуча не было в этом году. Как домой-то добираться, на чем? А жить до следующей путины как?

Бедная Оссора, как вывалится весь этот озлобленный, голодный люд с побережья… Кто на пирс, домой попасть, кто на речки, там хоть что-нибудь добыть. А как, там везде все местными занято, рыбу браконьерскую пластают. По берегам кучи потрошенной рыбы гниет. Кто браконьерской ее называет, а я так думаю, единственная кормилица. В общем, жуткая эта работа. По моим наблюдениям, за 4-5 путин, ты сможешь заработать, только на одной.

Людей мы много перевезли, всякие были, на иного смотреть страшно, но никогда я не видел плохих. Один раз 42 человека посадили на «Глубомер», ночью не спал, смотрел, чтобы не передрались, люди с разных бригад, да и в бригадах они все разные. Одно скажу, на борту они все были нормальные мужики.

Однажды командование нашей гидрографии направило «Глубомер», чтобы с речки забрать людей и груз. На то оно и командование, чтобы тебя в дерьмо окунуть. Весь груз икра браконьерская, по речкам запрятана, когда я уже на баркасе ее собирал, понял что вот это настоящие хищники. Вся бригада рыболовная из бывших спортсменов-беспредельщиков, помните какие в девяностые были, и рабы естественно. Но повезло, ни кто не стрелял. По приходу в базу, за нашу работу дали нам пару пинков, а икру как оплату, сказали, есть вредно, ноги мерзнут. Выгружали сутки, и ни кто не сказал: «А чей-то вы здесь делаете? А?»

Делиться надо с кем надо… Вот и живем как в фильме: «Ты мне, я тебе» {multithumb}

Прочитано 5075 раз

Пользователь