Воскресенье, 25 Июнь 2017

9.4. Военные чинуши

Опубликовано в 9. «Флотская плесень» Четверг, 29 Апрель 2010 12:35
Оцените материал
(1 Голосовать)

Во время военной службы мне не раз приходилось встречаться с командирами разных рангов, которых иначе, чем чинуша, не назовешь. Они, как правило, хамили и издевались над своими подчиненными, а перед начальниками заискивали и подхалимничали.

1. Как еть, так — медведь, как самого, так -заяц.

В декабре 1978 г. по личному приказанию начальника Генштаба ВС СССР ОУ штаба ТОФ должно было к определенному срок представить документы, согласованные с представителями территориальных образований.

Это срочное задание было поручено начальнику 1-ого отдела ОУ штаба ТОФ капитану 1 ранга Гулину  Ю. П.

В его распоряжение выделили персональный самолет   Ан --26. Мне пришлось сопровождать его в этой командировке. Все шло четко по плану, разработанному и утвержденному Командующим ТОФ адмиралом Владимиром Петровичем Масловым. Мы уже пролетели Хабаровск, Южно - Сахалинск и, решив все вопросы в Петропавловске -Камчатском, находились в штабе авиаполка ТОФ в ожидании готовности самолета к вылету во Владивосток. Вот здесь и произошел инцидент, раскрывший душу настоящего чинуши — командира 317 осап полковника авиации Орлова.

Прибыв на КП полка, Юрий Павлович представился ОД полка и уточнил готов ли самолет к вылету. ОД обещал вылет через 20—30 минут. Задержка была в связи с неисправностью высотомера. Через час я уточнил у ОД время вылета. Ответ тот же. Прошло ещё 1.5 ч аса, но обстановка не изменилась. Стало ясно, что летчики тянут с вылетом по непонятной причине. Предвидя возможную ночевку в Елизово, что не входило в план Ком. Флота, Юрий Павлович попросил ОД вызвать на КП командира полка полковника Орлова. Через 5 минут ОД доложил, что комполка занят и освободится не ранее чем через час. Всё это походило на плохо срежиссированный спектакль. Очевидно, Орлов решил показать, кто здесь хозяин. Только после третьего вызова он соизволил прибыть на КП.


Это был дородный мужчина, смотревший на всех свысока с пренебрежением. Капитан 1 ранга Гулин подошел к нему и представился. В ответ услышал «Что надо?». Юрий Павлович, по натуре очень выдержанный человек, спокойно объяснил причину срочности вылета.

Орлов сказал: «Когда все починят, тогда и вылетите». Потом повернулся и пошел к себе в кабинет. Но видно он плохо знал Юрия Павловича. Тот снова к нему обратился, сославшись на план Командующего, но и это не произвело на полковника никакого эффекта. Вел он себя, как барин с холопом. Видя, что план срывается, капитан 1 ранга Гулин  Ю. П. подошел вплотную к Орлову и что-то тихо сказал ему на ухо. Потом спросил, каковы его действия. Орлов опять посмотрел на Юрия Павловича с пренебрежением и ответил, что не знает, что надо делать и знать не собирается. Для этого есть НШ полка. Это был его грубый просчет. Реакция на дурость сработала сразу. Юрий Павлович подошел к ОД полка и попросил соединить его с Командующим Флотом по ВЧ ВМФ (Правительственная связь).

Все на КП замерли, ожидая, что будет дальше. Ю. П. Гулин доложил адмиралу Маслову  В. П., что, во-первых, по вине Орлова срывается план, который находится на контроле Начальника Генштаба В.С. СССР, а во - вторых, на основании директивы НГШ ВС просит отстранить от исполнения должностных обязанностей полковника Орлова в связи с незнанием им требований МО СССР. Орлов побледнел, но ни слова не сказал. Оперативный Дежурный взял трубку у Гулина и передал Орлову. Слышно было довольно хорошо, тем более, что я стоял на расстоянии менее метра от аппарата. Адмирал Маслов  В. П. отстранил комполка от исполнения обязанностей, приказал ему сдать дела НШ полка и немедленно отправить самолет с капитаном 1 ранга Гулиным во Владивосток, а самому через три дня прибыть к нему на доклад.

Какой овечкой после этих слов выглядел в глазах своих подчиненных Орлов. НШ полка тут же распорядился через двадцать минут отправить наш самолет. На этом инцидент был исчерпан. Зарвавшегося чинушу смог «поставить на место» только Командующий флотом.

2. Козырь. «Ваша карта бита».

Особую роль в ВС играли политработники. Были среди них честные и порядочные люди, и мне сейчас приятно вспоминать совместную службу с ними. К сожалению, за время службы я встречал таких единицы, не более 5-6 человек. Но были и карьеристы, для которых интересы других не существовали.

В начале шестидесятых годов по флотам прокатилась волна кадровых «рокировок» — из специалистов ( минеров, штурманов, артиллеристов) в политработники. Идея в целом хорошая. Прекрасно, когда замполит на корабле разбирается также в той или иной морской специальности. Но вышло прямо по Черномырдину: «Хотелось как лучше, а получилось, как всегда».

С одним таким «выходцем» из штурманов в политработники мне пришлось столкнуться в конце семидесятых годов.

В январе 1978 г. с БС возвращалась первая рпкСН проекта 667б ТОФ. Мне и моему сослуживцу по оперативному управлению штаба ТОФ капитану 2 ранга Евгению Графу было приказано прибыть на Камчатку и встретить лодку у пирса. Туда вылетела и большая группа офицеров штаба ТОФ. Ранним январским утром, ломая лед, рпкСН подошла и ошвартовалась у пирса, на котором среди встречающих находились и мы с Евгением. На мостике лодки мы увидели знакомого ещё по лейтенантской службе в 4 обпл, а ныне заместителя начальника политотдела 8 дипл капитана 2 ранга Владимира Козыря. Спустя несколько минут после швартовки пл, мы подошли к нему поздороваться и поговорить.

В ответ мы услышали: «Я - зам. начПО, ходил в море на правах начПО, и с вами мне не о чем разговаривать.». Вот так иногда однокашники по училищу встречаются спустя 10 лет. «Я — фигура, а ты кто?» было написано у него на физиономии. Мы с Женей отошли в сторону и решили его проучить.

Через два часа мы зашли к нему в каюту на плавбазе. Он очень удивился. Видимо, подумал, что мы будем просить спирт или ещё что-нибудь«, но нас интересовало другое. Правда, позже мне сказали, что при такой беседе должен был присутствовать начпо. Итак. «допрос с пристрастием» начался.

Начальник ОУ штаба ТОФ контр-адмиралом Дмитриев  В. В. приказал мне согласно директиве ГК ВМФ установить, кто из состава экипажа во время похода был ознакомлен с районом плавания. В списке таких лиц оказался и Козырь, хотя по приказу Ком. ТОФа он не имел права заходить в штурманскую рубку и гиропост.

Я предъявил Козырю спецпропуск, дающий мне право проверки любого корабля и части ТОФ по вопросам БС и БД. Это его шокировало. После  вопроса  «На каком основании он нарушил приказ Ком ТОФа?» зам. начПО сначала побледнел, а потом жалобным голосом начал оправдываться: «Ребята, да Вы что, я же зам.начПО, да мы все свои ...». Вид у него был как у побитого щенка. Наша «атака сходу» имела успех. Он полностью сломался. А когда я заявил, что должен включить в приказ ГК ВМФ фамилии лиц, нарушивших распоряжение, он побледнел, наверно, испугался, и ему стало плохо с сердцем. На такого трусливого офицера даже смотреть стало противно. Видимо, мы перегнули палку. Женя сказал ему примирительно, что ладно, мы же все свои, не будем подставлять, но за это он нам должен...

Но не спирт, а свою служебную машину выделить на все время нашего нахождения на Камчатке. Он с радостью согласился. Выйдя из каюты, сразу почувствовали облегчение, как - будто очистились от грязи. Говорят, что он «таки» сделал военно-политическую карьеру, став начПО лиепайской эскадры подводных лодок.

3. «Контр-адмирал — это выживший из ума капитан 1 ранга». флотский юмор.

Среди моих хороших знакомых есть адмиралы, к которым я до сих пор отношусь с большим уважением. Но остались в памяти и те, кто точно соответствовал этой шутке.

В феврале 1979 г. я был назначен на новую должность. Представление комбригу контр-адмиралу Малькову  Е. Г. оставило крайне негативное впечатление о нём.17 февраля 1979 г. Командующий ДКБФ адмирал Сидоров  В. В. вызвал меня на беседу. На ней присутствовал начальник отдела кадров флота. Владимир Васильевич приказал назначить меня временно начальником гидрочасти 62 района ГС БФ. После увольнения в запас зам. нач. штаба бригады капитана 2 ранга Вандыша Эрика Афанасьевича назначить на его должность.

О результатах беседы я написал телеграмму ЗАС за подписью Ком. флота в адреса контр-адмирала Малькова. На следующий день я прибыл в г. Ригу и пошел представиться командиру бригады. В коридоре ко мне подошел капитан 2 ранга Вандыш  Э. А. Мы познакомились, и он показал мне эту телеграмму.
Потом он зашел к комбригу и его ознакомил с этой телеграммой. Мальков распорядился, чтобы он эту телеграмму показал мне. В беседе же со мной Мальков  Е. Г. спросил, знаком ли я с её содержанием. Я рассказал историю этой телеграммы. Когда же я уходил от него, Мальков особо обратил мое внимание, чтобы об этой телеграмме Вандыш ничего не знал. Этим заявлением он меня поставил «в тупик». У меня сразу сложилось мнение, не болен ли комбриг на голову.

Дальше - больше. Через несколько дней Мальков  Е. Г. пригласил меня на беседу. «Мы предоставим вам временное жильё, но для этого надо обратиться к нач. тыла бригады капитану 1 ранга Барышев Юрий Николаевич , который предложит несколько вариантов жилья.». К тому времени я уже две недели жил с семьей (жена и маленьким больным сыном) в каюте БГК . Нач. тыла предложил мне на выбор три варианта временно свободных трехкомнатных квартир. Он зашел в кабинет комбрига и доложил ему, что я выбрал. Затем в кабинет зашел я. «У нас сейчас для вас жилья нет. Надо ждать полгода.». Моему удивлению не было границ. Я понял, что комбригу надо лечиться. Нормальный человек так себя вести не может.

Когда же я попытался решить вопрос другим путем , он снова вызвал меня к себе и в коридоре штаба в присутствии офицеров, матросов и старшин срочной службы, женщин военнослужащих, начал кричать и материть меня. Но не тут-то было. У меня была хорошая школа матерного языка имени Корбана. Я вспомнил всё и послал комбрига к его родственниками. Этого он не ожидал, по-видимому никто никогда ему не противостоял.. Начпо же капитан 1 ранга Сипкевич  В. П., хотя и присутствовал при этом, сделал вид , что его не касается и ушел в свой кабинет. Обычный метод политбойцов, чуть что сразу «в кусты».

Но я не учел злопамятность Малькова. Через месяц меня чуть было не настигла его месть. Он распорядился отправить меня на целину. В те советские времена была такая практика привлекать военнослужащих к уборке урожая. В армии и на флотах формировались батальоны и отправлялись, сначала в Ставропольский и Краснодарский края, а затем в Казахстан. Такая командировка длилась с апреля по декабрь.

Мальков представил меня в приказ Ком. флота командиром автобатальона, что являлось грубейшим нарушением приказа М. О. СССР. Командиром автобатальона мог быть только офицер автотракторной службы. Когда Малькова «поправили», он понизил меня до должности командира взвода. Пришлось обратиться в военную прокуратуру округа. В очередной раз ему «вправили мозги». На этот раз -Прокурор ПрибВО. Капитан 2 ранга приравнивается к армейскому званию подполковник и не может быть назначен на должность ниже командира отдельного батальона. Не хватило Малькову юридического образования. Я же ещё с курса молодого бойца в училище усвоил, что знание руководящих документов ( уставов, приказов и пр.) всегда защитят тебя от произвола чинуш.

Когда я писал эти заметки, то обратил внимание на то, что все «чинуши», как правило, не обладают профессиональной грамотностью и не знаю элементарных вещей. Рижская бригада была тем пунктом, из которого проданные Советским Союзом корабли ( нк и пл) после приемки их иностранными экипажами, отправлялись на свою Родину в Индию или Ливию.

После подъема своего национального флага иностранные корабли, стоящие у пирсов бригады, платили (золотом) за всё- воду, электроэнергию, топливо, продовольствие и пр. Государству это было выгодно. В конце 1983 г командир индийского БТЩ уже после подъема флага не хотел уходить в Индию. Причина- отсутствие необходимых продуктов питания на борту. Баранина в Латвии была дефицитом, поэтому они решили поставить говядину, совсем забыв, что корова в Индии — священное животное. Тогда командир БТЩ заявил, что пока им не поставят баранину, они никуда не двинутся. ГШ ВМФ, тоже не очень разбираясь в существе вопроса, потребовала от Малькова немедленно отправить индусов. Комбриг построил офицеров штаба бригады и приказал сопровождать его на борт тральщика для проверки его на готовность к выходу в море. Естественно,  индийский командир не пустил никого из них и даже комбрига к себе на борт. Так и стояли офицеры штаба на пирсе около БТЩ, но на борт подняться они не могли. Вероятно, многим из них не приходилось находиться в более дурацком положении.

По-моему ещё на 1-ом курсе ВВМУ курсантов учат, что боевой корабль обладает правом суверенитета. Никто без разрешения командира не может подняться на борт корабля. Командир обязан обеспечить суверенитет вплоть до применения оружия.

Но законы писаны для умных.

Спустя много лет во время встречи 331 экипажа пларк капитана 1 ранга Рябова Вилена Петровича я узнал, что контр-адмирал Мальков  Е. Г. «за дурость» был исключен из партии и уволен досрочно в запас. «Награда нашла героя». Жаль, что поздно.

Прочитано 4688 раз
Другие материалы в этой категории: 9.3. "Кадры" в кадрах »

Пользователь