Вторник, 17 октября 2017

Отзыв на книгу адмирала в отставке Ерофеева О.А. «Как это было. Аварийность в Военно-морском флоте страны»

Опубликовано в Вице-адмирал Рязанцев Валерий Дмитриевич Среда, 11 апреля 2012 14:49
Оцените материал
(12 голосов)

ЕРОФЕЕВ О.А. «Как это было. Аварийность  в Военно-морском флоте страны»ББК 68,Е-78 , ISBN 978-5-7712-0434-5 Издательство Уважаемый Олег Александрович!

Прочитал Вашу книгу. Сразу  скажу,  несмотря на то, что в своей книге Вы несколько раз упоминаете мою фамилию в  негативном плане,  прочитал ее с интересом и удовольствием, потому как разделяю во многом, Ваши взгляды и выводы о причинах аварийности наших подводных лодок. Эта книга действительно будет полезной  тем, кому она адресуется. Конечно, для  широкой общественности  она будет не совсем понятной, потому что в ней много чисто специфических и профессиональных понятий, которые характеризуют морскую и подводную службу.  Широкому кругу читателей  трудно будет понять все эти моменты. Но она будет  полезна и ему, потому, что в этой книге читатель найдет  Вашу причастность к трагедиям АПЛ К-429 и К-278 «Комсомолец». В своем отзыве я помогу читателю  разобраться в хитросплетениях Ваших «доказательств» о своей невиновности и непричастности к этим катастрофам.

В своем труде Вы анализируете катастрофы атомных подводных лодок (АПЛ) К-429 в 1983 году и К-278 «Комсомолец» в 1989 году. Вы даете  классификацию этим катастрофам. В первом случае это связано с человеческим фактором, во втором –  с техническими и конструкторскими недостатками этого проекта АПЛ. Вы также  отвечаете на вопрос, почему для анализа причин аварийности боевых кораблей ВМФ в качестве примера были взяты именно эти катастрофы. В первую очередь,  это связано с тем, что длительное время (до сегодняшних дней) многие опытные моряки-подводники СССР и России связывают эти катастрофы с недостатками  Вашей служебной деятельности. Некоторые считают, что лично Вы являетесь прямым и косвенным виновником этих трагедий. Вы в своей книге опровергаете эти обвинения, документально подтверждаете официально принятые Заключения  и Решения различных комиссий и судов о  непричастности Вас к этим катастрофам. Честно признаться, по имеемой неофициальной информации, я и сам считал Вас одним из главных  виновников этих катастроф, за которые Вы не понесли должного наказания. Из чего я делал такие выводы? Во-первых, я проходил подводную службу во времена этих печальных событий. С нами проводилось множество разборов этих катастроф различными начальниками, где упоминалась и Ваша фамилия и Ваши действия. Во-вторых, я был лично хорошо знаком с непосредственными участниками катастрофы К-429 – с А.Ф. Копьевым и А.А. Гусевым. В личных беседах, в письмах они рассказывали мне о Вас все то, что позднее вылилось на страницы печати. Я  им  верил. В-третьих, изучал анализ гибели К-278 «Комсомолец», проведенный вице-адмиралом  Черновым Е.Д. и книгу Романова Д.А. Им я тоже верил. В-четвертых, краткое личное общение с Вами по служебным вопросам, не вызывало у меня сомнений, что Вы могли так поступить, как о Вас рассказывали Ваши подчиненные и другие лица.

Официальные документы, на которые Вы ссылаетесь,  и которые Вы приводите на страницах своей книги, говорят о Вашей невиновности. Какой вывод должен сделать любой здравомыслящий человек в этом случае?  Поверить Вам и сказать, что все, что ранее говорилось о Вашей служебной деятельности, относящейся к  катастрофам АПЛ, есть  враньё. Я считаю себя здравомыслящим человеком, но, к сожалению, не могу поверить в это даже после прочтения Вашей книги. Не потому я Вам не верю, что считаю Вас своим врагом или из-за того, что Вы  негативно оцениваете мою служебную деятельность в ВМФ (кстати, уже второй раз ошибочно). Я не считал и не считаю  Вас своим врагом,  не обижаюсь на  Ваши несправедливые оценки. Я Вам не верю потому,  что на страницах своей книги Вы сами, непроизвольно и совершенно непростительно,  говорите о том, что Вам верить нельзя. Для того, чтобы сделать такой вывод, надо знать подводную службу и регламентирующие ее документы, работу различных органов управления ВМФ в повседневных и экстремальных (при катастрофах кораблей) условиях, работу различных комиссий по расследованию аварийных происшествий с кораблями, систему боевой подготовки экипажей кораблей ВМФ и пр. специфические особенности военно-морской службы. Я это знаю. Вы упрямо и безосновательно говорите обо мне обратное: «… как же он может провести качественную проверку личного состава корабля, на котором он не служил?» По Вашей версии,  проверять корабли могут лишь те лица, которые служили на таких кораблях. Тогда Вас нельзя было назначать командиром 45 дивизии пл и командующим 1 флотилией пл. В этих соединении и объединении только многоцелевые  атомные подводные лодки, на которых Вы никогда не служили. Как Вы их проверяли и готовили к боевым действиям,  говорит тот факт, что Вы до сих пор не знаете, где же расположены турбогенераторы на АПЛ 627 проекта. Такая Ваша трактовка прохождения офицерами морской службы  вредна и глубоко  ошибочна. Исходя из таких Ваших понятий, Жозе Моуриньо, один из лучших футбольных тренеров планеты, не может тренировать футболистов, потому что сам не играл в футбол, а водитель «Жигулей» не может ездить на иномарке, потому что он ее не знает. Такие Ваши претензии ко мне можно  отнести и к адмиралу флота СССР Исакову И.С., который никогда не служил на подводных лодках, но написал научную работу об операциях подводных лодок, и к французскому профессору, математику П. Госту, который никогда не служил во флоте, но написал знаменитый труд по военно-морскому искусству. Эти Ваше рассуждения, г-н Ерофеев О.А.,  «бред сивой кобылы», что в переводе на латынь означает «абсурд». Я прослужил 25 лет на атомных подводных лодках, имею допуск к управлению 9 проектами подводных лодок. При необходимости,  в определенных условиях, справлюсь с управлением и надводным кораблем. Я знал и до сих пор знаю в достаточном объеме практически все руководящие документы по оперативной и боевой подготовке ВМФ, которые были до моего увольнения из ВМФ.  Поэтому, я мог проверить и профессионально оценить уровень подготовки экипажа любой подводной лодки, любого надводного корабля,  любого флота. Но Вы  упрямо, нагло, обманным путем продолжаете  «доказывать общественности», что  я во время своей службы, по своему уровню подготовки не мог грамотно и в полной мере исполнять свои служебные обязанности. Не спроста Вы так «свободно и произвольно» трактуете мои профессиональные навыки и содержание многих служебных документов ВМФ. Ведете Вы себя так непорядочно только по одной причине. Я уличаю Вас в непрофессионализме, в причастности Вас к трагическим событиям, которые не украшают служебную биографию ни одного должностного лица ВМФ. И доказываю это на основании знания Ваших служебных обязанностей и служебных документов, которых Вы не исполняли, потому что не знали их тогда, и не знаете сегодня.  Ваша книга вышла в 2012 году, когда главных участников и свидетелей этих катастроф уже нет в живых. Опровергнуть или подтвердить Ваши сведения о причинах катастроф они не могут. Они не могут  опровергнуть и выводы о причинах катастрофы различных комиссий, следственных органов и судов. Я тоже не могу документально подтвердить или опровергнуть те факты, которые касаются Вашей служебной деятельности и относятся к катастрофам К-429 и К-278 «Комсомолец», которыми упрекают Вас и ставят Вам в вину.  Эти факты Вы  отрицаете и «подтверждаете»  это официальными документами. В то же время, из-за своей низкой морской подготовки, Вы в своей книге непроизвольно подтверждаете свою виновность в том, в чем Вас обвиняют профессионалы-подводники и авторы различных публикаций об этих катастрофах.  На основе тех сведений, которые указаны в Вашей книге, я  докажу это. При доказательствах Вашей ответственности за происшедшие катастрофы АПЛ К-429 и К-278 «Комсомолец»,  буду руководствоваться сведениями из Вашей книги, требованиями существовавших служебных документов, правилами хорошей морской практики,  собственным опытом подводной службы и здравым смыслом. Сразу же уточню, что журнальные и газетные публикации о Вас писателя Н.А.Черкашина я не читал и читать не хочу. У меня к нему,  как к писателю, негативное отношение. Поэтому  использовать его печатные материалы  о Вас,  не буду.

Сначала о катастрофе АПЛ К-429. Начну с самого главного документа, содержание которого Вы приводите на странице 273. Это «Акт расследования правительственной комиссии причин аварии крейсерской атомной подводной лодки с крылатыми ракетами «К-429» 10 дивизии подводных лодок ТОФ». Прочитав его, так и хочется спросить Вас: «Какой дурак (или дураки) его составлял?» Грубо, но по другому не скажешь. Ведь этот Акт подписан Главкомом ВМФ СССР, представителями ЦК КПСС,  высокопоставленными должностными лицами министерств и ведомств. То, что в нем указано, многое не соответствует требованиям официальных документов и тем событиям, что произошли с 379 экипажем  и АПЛ К-429. Вот только самые «яркие» несуразицы этого Акта:

-«В нарушение требований Корабельного устава и Руководства по борьбе за живучесть подводных лодок(РБЖ.ПЛ.73) проверка прочного корпуса на герметичность перед выходом подводной лодки не проводилась»

Комиссия, которая расследовала эту катастрофу,  не заметила того, что еще на этапе  приема и передачи АПЛ не проводилась проверка прочного корпуса на герметичность. Как можно принять подводную лодку, если не знаешь, герметичен ли прочный корпус? Это действия при приеме и передаче АПЛ должно быть проведены в первую очередь. Г-н Ерофеев О.А. , Вы не знаете, с чего начинается прием подводной лодки в дежурство на сутки новым составом вахты? Подскажу Вам - с проверки прочного корпуса АПЛ на герметичность. Это прописные законы и требования руководящих документов подводной службы. Но комиссия не указывает этого вопиющего безобразия при приеме и передаче АПЛ. Она указывает только на то, что такая проверка не проведена перед выходом подводной лодки в море. По всем руководящим документам, это уже должна была  быть вторая проверка на герметичность. Но Вы знаете причину того,  почему не проверялся прочный корпус на герметичность при приеме и передаче АПЛ, при приготовлении АПЛ к бою и походу, при отходе от пирса. Знаете и молчите. Этой причины не обнаружила и комиссия по расследованию катастрофы. Эта причина состоит в следующем. 23- 24 июня 1983 года на АПЛ К-429 с 228 экипажем проводилась зарядка аккумуляторной батареи (АБ). Руководящие документы по эксплуатации АБ запрещают производить какие-либо действия по герметизации прочного корпуса АПЛ до перехода на периодическое вентилирование АБ. В том числе,  нельзя проводить проверку корпуса АПЛ на герметичность.  Перейти на периодическое вентилирование АБ подводники 228 экипажа не могли ни 23 ни 24 июня. Вот поэтому не была произведена  проверка прочного корпуса на герметичность АПЛ 379 экипажем. Таким образом, 24 июня 1983 года на К-429 проводились одновременно не совместимые друг с другом мероприятия: зарядка АБ, прием и передача АПЛ, подготовка к выходу в море, погрузка практического оружия. Все эти мероприятия должны быть спланированы суточным планом оперативной и боевой подготовки 2 флотилии пл. Как начальник штаба флотилии Вы несли прямую ответственность за составление и выполнение этого суточного плана. Данные мероприятия на АПЛ К-429 не совместимы друг с другом. Они должны проводиться последовательно друг за другом. Значить в суточном плане флотилии пл их не было, или было какое-то одно из них. Я не думаю, что командир 379 экипажа такой безответственный и неподготовленный, что нарушил все существующие документы по подготовке АПЛ к выходу в море. Его кто-то из должностных лиц начальствующего состава заставил это сделать. И  слышал я, что это сделали Вы, г-н Ерофеев О.А. , через начальника штаба 10 дивизии А.А. Гусева.

До сих пор, Вы об этом молчите, это не обнаружила комиссия по расследованию обстоятельств катастрофы, это не отражено в Акте, об этом командир 379 экипажа и командир электромеханической боевой части не сказали на суде. Почему они не сказали, можно только догадываться. Скорее всего, потому что это их прямая вина. Они не должны были этого делать, даже под нажимом начальников. Но Н.М. Суворов очень хотел перевестись  в Ленинград, и если бы он не поддался этому нажиму, он никогда бы не смог туда попасть. Почему Вы об этом не говорите, тоже понятно. Потому что эти мероприятия на АПЛ не были отражены в суточном плане флотилии пл, за который Вы лично отвечали. Об этом тихо говорят  только в кругу подводников.

-«…в соответствии с приказом командира 10 дивизии от 24 июня 1983 г.

№ 484 должны были выйти 106 человек. Из них только 48 человек входили в 379 экипаж, а 58 –были прикомандированы от 228 и 2 других экипажей»

48 членов 379 экипажа составляют около 55 % штатной численности экипажа. Курс атомных подводных лодок говорит о том, что при смене более 30 % личного состава экипаж объявляется не линейным и не может выходить в море для решения каких-либо задач, кроме отработки мероприятий для повторного ввода в линию. В 379 экипаже на этот роковой выход было заменено 45 % личного состава. Комиссия «не заметила» этого вопиющего нарушения со стороны штабов 10 дивизии и 2 флотилии пл. На странице 237 командующий 2 флотилией пл вице-адмирал Павлов А.И. докладывает ГК ВМФ о том, что на выход было прикомандировано 38 человек. Это около 33 % смены  в экипаже. Где же правда, в Акте или в докладе начальника?  Из этого его доклада, любой грамотный офицер может сделать вывод о том, что  379 экипаж надо было выводить из линии и в море не выпускать. Но высокопоставленный начальник, который несет ответственность за свои подводные лодки, нагло врет ГК ВМФ о том, что этот личный состав прикомандирован не для замещения вакантных должностей в 379 экипаже, а для «контроля за действиями личного состава, который отрабатывает задачи». Командир электромеханической боевой части 228 экипажа Маркман А.Б., который был на борту К429 вместе с командиром электромеханической боевой части 379 экипажа Лиховозовым Б.Е.,  на вопрос Главкома ВМФ

« Почему находились в 1 отсеке?» ответил: «Не было конкретных обязанностей. Шел для решения вопросов по сдаче пл. Раз командир идет, то и механик идет тоже» Командир БЧ-5 АПЛ, капитан 2 ранга,  оказался честнее командующего 2 флотилией пл, вице-адмирала и начальника штаба 2 флотилии пл, контр-адмирала. Он не уходил от ответственности за утопление АПЛ, как это делали Вы вместе с командующим флотилией. Как начальник штаба 2 флотилии Вы, г-н Ерофеев О.А. несли ответственность за укомплектованность экипажей подводных лодок. Никакие «контролеры» при приеме и передаче АПЛ не назначались. Такие контролеры назначались тогда, когда АПЛ принималась в «горячем состоянии» личным составом ГКП и боевой части, которая выполняла стрельбы, т.е. фактически 1/3 экипажа. Но такие передачи были запрещены Главкомом ВМФ еще в 1973 году, после аварии К-56 Тихоокеанского флота. Так кто же подал в Акт сведения  о 58 «прикомандированных контролерах» с 228 экипажа? Почему же комиссия не разобралась с «прикомандированными контролерами»? Почему комиссия не сделала вывод  о том, что в море был направлен не линейный экипаж? Какая комиссия, такой и Акт расследования катастрофы. Себя же Главком ВМФ СССР не мог выставить в неприглядном виде перед министром обороны СССР за тот бардак, который  творился на 2 флотилии пл. Вот поэтому такой Акт расследования и сделали.

-Команда «По местам стоять, к погружению» по докладу командира в центральном посту была подана, но в отсеках ее не приняли…По этой причине не были приготовлены глубиномеры центрального поста и не были закрыты переборочные клинкеты судовой системы вентиляции носового кольц»

Тот, кто писал эти факты, абсолютно не представляет и не знает правила подводной службы. Кингстон глубиномера центрального поста открывается не по команде «По местам стоять, к погружению», и не по команде «Задраен верхний рубочный люк», как об этом говорите Вы. Кингстон глубиномера открывается  при проверке прочного корпуса на герметичность по команде : «Проверить вторые запоры и спускные клапана». По этой команде  проверяется проходимость трубопровода и кингстона глубиномера. По окончании проверки прочного корпуса на герметичность привод кингстона глубиномера пломбируется пломбой в открытом положении, система судовой вентиляции переводится в режим подводного положения, а манипуляторы ручного управления воздушными захлопками системы судовой вентиляции ставятся на стопора и замки. Если после проверки АПЛ на герметичность система вентиляции использовалась для перемешивания воздуха между отсеками АПЛ, тогда переборочные клинкеты судовой вентиляции переводится в режим подводного положения по команде «Задраен верхний рубочный люк»,  а не по команде «По местам стоять, к погружению», как утверждает комиссия в Акте и Вы в своей книге. Это прописные подводные истины. Этим прописным истинам учат подводников в учебных центрах ВМФ, это указано в различных инструкциях по эксплуатации систем вентиляции АПЛ, в Инструкции по управлению АПЛ, Командных словах. Если после проверки прочного корпуса на герметичность открывались по какой-либо причине забортные отверстия АПЛ, проверка корпуса на герметичность должна быть выполнена повторно по команде «По местам стоять, к погружению. Проверить прочный корпус на герметичность» Знали ли Вы, Олег Александрович,  эти требования? Знали ли эти требования те, кто расследовали катастрофу АПЛ и писали этот Акт? Судя по всему,  не знали. Так кто же включил в Акт этот безграмотный пункт? Не Вы ли, г-н Ерофеев О.А.? Какие расследователи такой и Акт расследования.

-«Подводная лодка продолжала погружаться и около 23.40 легла на грунт на глубине 35 метров»

На странице 195 Вы пишете «…ПЛ в 23 ч 30 мин благополучно затонула на глубине 35-37 метров». Чьи же сведения верны, Ваши или комиссии? Разве может составляться Акт расследования с такими неточностями?

-«В 01.55 обстановка в подводной лодке характеризовалась следующим: глубина 30,5 метров в корме, 35,5 метров в носу, запас воздуха высокого давления-30%, крен 15 град. на левый борт, дифферент – 0, 5 град. на корму»

На странице 201 Вы пишете: «…подводная лодка лежала на грунте только кормой, носовая оконечность имела положительную плавучесть и находилась над грунтом на расстоянии 3-4 метра.» Какой «специалист» из комиссии по расследованию причин  катастрофы написал этот бред в Акт для  ЦК КПСС, для министра обороны СССР, для главкома ВМФ? Даже школьнику ясно, что если по приборам в носу АПЛ глубина больше чем в корме АПЛ, дифферента на корму не может быть. Дифферент АПЛ в этом случае будет только на нос.

Кто мог написать в Акте «…установление связи с поверхностью…», «…вышли методом затопления первого отсека…», «…мог закрыть кингстоны…», «…могло произойти в результате…» и пр. Устанавливают связь не с поверхностью, а с командованием, со спасателями, с кораблями и т.д. Выходят подводники с затонувшей АПЛ не методом затопления первого отсек, а способом затопления первого отсека, способом шлюзования спасательного люка и т.д. «Метод» и «способ»  разные понятия. Предположения  «мог закрыть, могло произойти» в  Актах по расследованию катастроф пишутся только тогда, когда невозможно добраться до объекта катастрофы и все свидетели и участники катастрофы погибли.

Олег Александрович, и таким Актом Вы хотите убедить подводников и общественность в том, что расследование катастрофы К-429 проведено полно, объективно и квалифицированно? И таким Актом Вы подтверждаете свою невиновность в происшедшей трагедии 379 экипажа? Я не верю этому Акту. Потому что этот Акт  составлен безграмотно, и составляли его, скорее всего, со слов тех, кто несет ответственность за эту катастрофу (Вы, в первую очередь).  На основании этого,  я не верю Вам и в Вашу невиновность.

Я не верю и Заключению комиссионной экспертизы, потому как эксперты не разобрались, почему командир не проверил прочный корпус на герметичность и не обнаружили того, что система сигнализации положения захлопок судовой вентиляции была неисправна перед выходом в море. Эксперты ошибочно сделали вывод о том, что АПЛ была технически исправна. Эксперты не обнаружили того, что верхняя крышка всплывающего спасательного устройства (ВСУ) была приварена к легкому корпусу, а лебедка ВСУ в прочном корпусе была в разобранном виде. Поэтому подводники при выходе на поверхность не смогли воспользоваться ВСУ. Поэтому ВСУ не смогли воспользоваться и первые два подводника, которые вышли на поверхность через  торпедный аппарат. Эксперты не обнаружили того, что в 6 отсеке АПЛ на спасательном люке отсутствовал тубус. Эта неисправность исключала выход подводников из затонувшей подводной лодки способом затопления 6 отсека. И еще  много чего «не обнаружили» эксперты. Вам не кажется, что где-то уже встречалось подобное. Да, на АПЛ К-141 «Курск». Ни один эксперт и проверяющий не видел, что аварийно-сигнальный буй был не в рабочем состоянии с 1995 года,  и никогда его экипаж не готовил  к действию по боевому предназначению.

Я не верю и приказу министра обороны СССР от 1.10.83 года «Об аварии подводной лодки «К-429» Тихоокеанского флота». Во-первых,  потому, что это не авария АПЛ, а катастрофа АПЛ. Руководство 2 флотилии пл, Тихоокеанского флота, ГК ВМФ представили министру обороны СССР свои «доказательства» того, что это не катастрофа АПЛ, а авария, и что АПЛ снова скоро войдет в строй боевых кораблей. Поэтому во всех  служебных документах она числиться как авария АПЛ К-429. Но это не так, это катастрофа АПЛ. Во-вторых, почему в приказе министра обороны СССР отсутствуют фамилии командира 10 дивизии пл Алкаева Н.Н. и начальника штаба 2 флотилии пл Ерофеева О.А.? Первый начальник нес непосредственную ответственность за состояние и подготовку экипажей подводных лодок, за предупреждение аварийности. И где бы командир дивизии не находился во время ЧП с подводной лодкой своей дивизии, он несет за это ответственность. Второй начальник отвечает за оперативную и боевую подготовку штабов и подводных лодок своей флотилии и их мобилизационную готовность. При грубом нарушении правил боевой подготовки пл, планов  и сроков использования экипажей пл, укомплектованности экипажей (командир 379 экипажа докладывал Главкому ВМФ о 13 неукомплектованных должностях после весеннего увольнения в запас) Вы, г-н Ерофеев О.А.  несли за это ответственность. В приказе министра обороны СССР не отмечена «роль» этих начальников в случившейся трагедии, и они не понесли никакого наказания  за это. Почему? Я не знаю ответ на этот вопрос, Олег Александрович. По слухам, Вы «ушли» от наказания не потому, что у Вас была «влиятельная и знатная» жена, как Вы сами об этом пишете в книге, а потому что, по слухам, «влиятельна и знатная жена» была у Алкаева Н.Н. Не знаю до сих пор, правда это или неправда?

Я не верю и Приговору Военного трибунала Тихоокеанского флота. Да, командир 379 экипажа и командир электромеханической боевой части виновны в потоплении корабля. Виновен и начальник штаба 10 дивизии пл. Но суд не в полной мере исследовал все обстоятельства  этого дела, принял решение только на основании материалов убогих  Актов, Заключений экспертов и пр. подобных материалов. Если бы суд потребовал более тщательного расследования этой катастрофы, то на скамье подсудимых оказались бы и Вы, Олег Александрович, и А.А. Гусев, и Алкаев Н.Н., и Павлов А.И. Не буду доказывать это в своем отзыве  в отношении перечисленных выше персон. Остановлюсь только на доказательствах Вашей вины  в этой трагедии.

Вы, Олег Александрович, занимали в то время должность начальника штаба 2 флотилии пл. Одной из многочисленных Ваших обязанностей было планирование, контроль и выполнение планов  оперативной и боевой подготовки. Вы должны разрабатывать и утверждать у командующего 2 флотилией пл  годовой план оперативной и боевой подготовку, вносить корректуру в него после каждого периода обучения.  Вы должны были ежемесячно с «планировщиком»  оперативного отдела и боевой подготовки 2 флотилии прибывать в штаб Камчатской флотилии разнородных сил на планирование и согласование ежемесячных планов оперативной и боевой подготовки. Согласовывать силы обеспечения этих планов, согласовывать материальные и технические средства обеспечения этих планов и пр. Через своего заместителя начальника штаба флотилии, Вы должны были на основании годового, месячного планов рассматривать, подписывать и контролировать исполнение   недельных и ежедневных планов оперативной и боевой подготовки 2 флотилии. А теперь я думаю, мог ли командир 379 экипажа Н.М. Суворов самостоятельно отправить в отпуск   большую часть своего экипажа, если бы ему в мае месяце 1983 года сообщили, что в июне ему предстоит прием АПЛ от 228 экипажа и выход в море на торпедные стрельбы? Даже, если  бы Н.М. Суворов  был  ярым не исполнителем  приказов вышестоящих начальников, ему бы не позволили отправить в отпуск часть экипажа штабы 10 дивизии и 2 флотилии пл. Значит,  в месячном плане на июнь 1983 года 379 экипажу был запланирован отпуск и никакой приемки и выполнения боевых упражнений в море для этого экипажа там не планировалось. Зачем  379  экипаж передал 14 июня К-320 , на которой он сдавал задачу Л-2,  если 24 июня ему предстоял выход в море? Только для того, чтобы 379 экипажу смог отправиться в отпуск. «Идея» отработки задачи Л-3 родились в штабе 2 флотилии, скорее всего, при разработке недельного плана, что является грубым нарушением методики планирования боевой подготовки. И задачи на отработку боевой подготовки, Олег Александрович, ставятся приказами командиров дивизий, а не в журналах выходов, как это сделал командир 10 дивизии. Выписки из этих приказов заносятся в журналы боевой подготовки подводных лодок. На основании этих приказов  на корабле планируется отработка элементов задач и сроки их отработки. Вы разве этого не знаете? Да, в журнал выходов АПЛ командир дивизии записывает задачи, которые  должен на выходе в море отработать экипаж. Но эти записи делаются на основании задач, которые поставлены в журнале боевой подготовки экипажа, а не того, что захотел начальник.  О том, что 379 экипажу был спланирован внеплановый выход в море косвенно и непроизвольно  подтверждаете и Вы, Олег Александрович, говоря о том, что командир 379 экипажа подал заявку на приготовление практического торпедного оружия за 10 дней до стрельбы. Если бы 379 экипажу месячным планом боевой подготовки планировался выход на отработку  курсовой задачи Л-3 в июне, тогда  Вы  должны были бы подготовить и подписать приказ командующего 2 флотилией пл на подготовку и выдачу практического торпедного оружия на АПЛ К-429 (для 379 экипажа) еще в мае месяце 1983 года. Без такого приказа торпедо-техническая база (ТТБ) не будет готовить практические торпеды. Такой приказ делается заранее, для того, что бы было плановое материальное  и техническое обеспечение боевой подготовки на следующий месяц. Такой приказ делается для того, что бы не было авральной работы личного состава ТТБ по приготовлению практического оружия. В этом приказе должно быть указано  количество,  тип практического оружия, к какому сроку его подготовить, очередность выдачи на  корабли. Командиры АПЛ не имеют права самостоятельно подавать заявки на приготовления практического оружия на ТТБ. За все это Вы несли ответственность,  и все эти свои обязанности Вы не выполняли. Не кажется ли Вам, что такое положение уже где-то встречалось? Подскажу Вам, где это повторилось. На АПЛ К-141 «Курск» Северного флота было точно так же, как и на К-429. Командир АПЛ К-141 «Курск» подал заявку на ТТБ, а командир ТТБ, минуя всех начальников флотилии, выдал ему самостоятельно практический боезапас. Чувствуете, г-н Ерофеев О.А., как Ваша «организация подводной службы»,  за которую Вы несли ответственность, «работала» и на 2 флотилии пл Тихоокеанского флота и на 1 флотилии пл  Северного флота? Это случилось потому, что Вы, эту организацию подводной службы, и требования служебных документов,  никогда не знали в том объеме, в каком необходимо знать для качественного выполнения своих служебных обязанностей.

Далее, Вы утверждаете, что АПЛ К-429 выходила в море для обеспечения торпедной стрельбы ПТ-4 командира 45 дивизии на К-507 и выполнения своей стрельбы ПТ-3. Что это были не совместные стрельбы в дуэльной ситуации, а абсолютно самостоятельные стрельбы каждой подводной лодки. По Вашему  утверждению, они должны были выполняться последовательно, сначала К-507, потом  К-429. В качестве «доказательства» этой своей версии, Вы утверждаете, что для дуэльной ситуации, согласно служебных документов, выделяются  АПЛ, которые имеют одинаковые возможности по обнаружению пл, и что, в этом случае, выделяется на каждую стреляющую АПЛ катер-торпедолов. Я не верю Вам, Олег Александрович, не верю по тому, что Вы абсолютно не знаете документов боевой подготовки. Боевое упражнение ПТ-4 предполагает использование оружия из положения слежения. Такие боевые упражнения планируются только тем АПЛ, которые привлекаются к поисковым действиям пл вероятного противника. Командирам дивизий подводных лодок никто и никогда не планировал выполнять такие сложные и длительные по времени боевые упражнения. Командирам дивизий планировались, как правило, стрельба по подводной лодке ПТ-3 или стрельба по надводному кораблю НТ-3. Эти стрельбы производятся в условиях дуэли под руководством старшего руководителя стрельбы. Зачем командиру 45 дивизии пл выполнять ПТ-4, если он мог спокойно выполнить ПТ-3? Кроме того, против какого вероятного противника  Вы готовили действовать командира 45 дивизии и его АПЛ, планируя ему стрельбу из положения слежения? Все наши АПЛ, в том числе и АПЛ К-507 671 РТМ проекта не могли осуществлять скрытного слежения за АПЛ США, а тем более,  скрытно применять оружие. Тогда правильнее и разумнее  было бы,  посадить командира 45 дивизии на АПЛ 670 проекта и заставить его с этой подводной лодки выполнить ПТ- 4. Технические возможности по обнаружению подводных лодок у АПЛ 670 проекта ниже, чем у АПЛ 671 РТМ проекта.  Так бы Вы фактически готовили командира 45 дивизии действовать по АПЛ США в реальных условиях. Кроме того, служебные документы не требовали выделения катера –торпедолова на каждую АПЛ, которая выполняет стрельбу в дуэльных условиях. Главное условие было то, что бы на катере-торпедолове хватало места для размещения всех практических торпед, которые будут выпущены с 2-х АПЛ.

Версию с выполнением ПТ-4 Вы придумали вместе с Павловым А.И. для того, чтобы скрыть собственные упущения в подготовке и выполнении  боевых упражнений командиром 45 дивизии и 379 экипажем,  и где Вы были руководителем стрельбы. Уверен в том, что и командир 45 дивизии должен был выполнять стрельбу ПТ-3, а не ПТ-4. А если это так, то такие стрельбы являются стрельбой в дуэльной ситуации. Если бы на К-507 стрелял командир АПЛ, тогда можно было назначить  руководителем этих стрельб командира 45 дивизии пл. А так как стрелял командир 45 дивизии, тогда руководителем стрельбы должен быть вышестоящий начальник, т.е Вы, начальник штаба 2 флотилии. И как руководитель стрельбы, Вы не выполнили на берегу ряд существенных обязанностей такого руководителя.

Очень важный факт  Вашей служебной деятельности я сейчас буду анализировать. Я уверен в том, что этот факт и явился основной причиной утопления АПЛ К-429. Это то, как Вы трактуете требования отработки элемента 1 курсовой задачи Л-3, и как Вы его называете «экстренное приготовление и выход подводной лодки в море для ведения боевых действий». Ввиду важности понимания причин  потопления АПЛ К-429 приведу выдержку из Вашей книги:: «При экстренном приготовлении корабля в первую очередь готовятся средства движения, управления, курсоуказания, наблюдения и связи. После этого корабль отходит от причала, все остальные мероприятия по завершению приготовления корабля к бою, походу и погружению выполняются на переходе в точку погружения. Это известно любому подводнику, прослужившему на подводной лодке хотя бы один цикл отработки курсовых задач» И далее: «Старпому же, после его доклада о незавершенном приготовлении к бою, походу и к погружению, сообщил (командир АПЛ Н.М. Суворов-авт.), что приготовление корабля завершит на переходе в точку погружения. Это было разумное, правильное и подтвержденное руководящими документами решение»

Во-первых, руководящие документы по подготовке экипажей АПЛ к плаванию определяют следующие виды приготовлений АПЛ к выходу в море:

- приготовление АПЛ к бою, походу и погружению;

- экстренное приготовление АПЛ к бою, походу и погружению при введенной ГЭУ ( ядерного реактора);

- экстренное приготовление АПЛ к бою, походу и погружению с вводом ГЭУ от собственных источников электропитания;

- экстренное приготовление АПЛ к отходу от пирса.

Во-вторых, ни один служебный документ не предусматривает ( и раньше не предусматривал) выход в море АПЛ без завершения приготовления корабля к бою, походу и погружению в полном объеме. Ни один служебный документ не предусматривает (и не предусматривал) завершение приготовления АПЛ   на переходе в точку погружения как при экстренном приготовлении корабля к бою, походу и погружению, так и при обычном приготовлении.

В-третьих, экстренное приготовление АПЛ к бою, походу и погружению отличается от обыкновенного приготовления АПЛ к бою, походу и погружению только скоростью разогрева по температуре теплоносителя 1-го контура ядерного реактора и ускоренным вводом в действие навигационного комплекса АПЛ. Все остальные действия экипажа такие же,  как и при обычном приготовлении.

В-четвертых, экстренное приготовление АПЛ к отходу от пирса (заметьте – к отходу от пирса, но не к переходу в точку погружения) выполняется тогда, когда экстренно надо вывести АПЛ из-под удара вероятного противника, или  же существует какая то угроза для АПЛ на берегу, или же приближается стихийное бедствие. В этом случае АПЛ не идет в точку погружения, а следует в район рассредоточения, где становится на якорь и ждет дальнейших указаний от оперативного дежурного. Если  в точке рассредоточения командир получит приказание следовать в море, то он проводит приготовление корабля к бою, походу и погружению в полном объеме на якоре. Командир не имеет права выйти в море не завершив приготовления корабля к плаванию в море. И ни один старший начальник не имеет права изменить это положение. Даже подводные лодки боевого дежурства выполняют в базе (или на якоре,  в точке рассредоточения) приготовление (экстренное приготовление) к бою, походу и погружению в полном объеме.

Представим себе,  что Ваше утверждение  о том, что подводные лодки завершали приготовление к плаванию на переходе в точку погружения, «правильное и разумное». Тогда как должны были бы действовать те подводные лодки, которые при завершении приготовления к бою, походу и погружению на переходе в точку погружения, обнаружили бы какую-то неисправность, которая препятствовала бы выходу в море? Возвращаться опять в базу или в точку рассредоточения. Разве это разумно? Разве это правильно? Конечно же, нет. Да и зачем ставить под угрозу жизнь экипажа АПЛ, который выходит в море,  не зная технического состояния своей АПЛ? Поэтому - то и никакими служебными документами такие действия экипажей пл и не предусматривались. Эту безграмотную и опасную трактовку подготовки подводных лодок к выходу в море придумали Вы лично, чтобы, как-то объяснить  незаконность и неготовность выхода К-429 в море 24 июня 1983 года. Такую трактовку отработки 1 элемента задачи Вы доложили и Главкому ВМФ. А в комиссии по расследованию потопления корабля не нашлось грамотного моряка, чтобы опровергнуть Ваши преступные и авантюрные решения и мысли. Повторяюсь, какая комиссия, такой и Акт, какие начальники, такие и подчиненные. Эта Ваша трактовка  подтверждает  то, что мне рассказывал А.А.Гусев. С большой вероятностью, это Вы заставили выйти в море не готовый экипаж. Теперь я понимаю или могу объяснить, почему на АПЛ К-141 «Курск» была обнаружена карточка готовности 9 отсека к бою, походу и погружению, подписанная командиром отсека в июне 2000 года. После июня АПЛ «Курск» дважды выходила в море, но карточка 9 отсека не заполнялась. Может экипаж «Курска» тоже экстренно выходил в море и завершал приготовление к бою, походу и погружению на переходе в точку погружения? Ведь Вы были начальником и у этого экипажа. И обучали его Вы и Ваши подчиненные в соответствии с Вашими личными знаниями, взглядами и трактовками  служебных документов. Чувствуется Ваш  «опыт подводной службы» на Тихоокеанском и Северном флотах в конечных событиях с этими экипажами.

Олег Александрович, Вы утверждаете, что для полного приготовление АПЛ 670 проекта достаточно 1 час 30 минут. Откуда Вы взяли эту цифру? Не буду называть Вам точный норматив полного приготовления АПЛ 670 проекта к бою, походу и погружению, скажу только одно - это время больше 3 часов.

Если бы в то время, когда судили командира пл и командира электромеханической боевой части 379 экипажа, я смог бы в полном объеме ознакомиться с документами и обстоятельствами катастрофы, я смог бы спокойно доказал в суде Вашу виновность в произошедшем. И Вы бы разделили ответственность за происшедшее наравне с осужденными.

Вы, г-н Ерофеев О.А., как начальник штаба 2 флотилии пл, отвечали за подготовку и несение оперативной службы оперативными дежурными 2 флотилии пл. Задаю Вам вопросы, почему оперативный дежурный 2 флотилии пл, после доклада командира АПЛ К-429 Суворова Н.М. о готовности к выходу в море, дал разрешение на выход подводной лодки без подписи командира АПЛ в Журнале готовности к выходу, который находился у оперативного дежурного? Кажется, такое поведение оперативного дежурного флотилии уже где-то уже встречалось? Точно встречалось. Оперативный дежурный 1 флотилии пл Северного флота выпустил в море АПЛ К-141 «Курск» без наличия списка подводников в Журнале готовности к выходу. Ваши «трактовки и традиции подводной службы», которыми Вы руководствовались на Тихоокеанском и Северном флотах, «живут» долго. Почему оперативный дежурный 2 флотилии не контролировал исполнение суточного плана флотилии 23 июня, когда 379 экипаж должен был начать прием  К-429, а начал прием  только в 9 часов 24 июня? Почему оперативным дежурным 2 флотилии пл не была объявлена  аварийная тревога, после того, как в 3 часа ночи 25 июня Вы не обнаружили АПЛ К-429 ни на связи, ни на экранах радиолокации? Аварийную тревогу по флоту объявили только в 9 часов 30 минут 25 июня 1983 года. АПЛ затонула в 23 часа 30 минут 24 июня 1983 года. Не кажется ли Вам, г-н Ерофеев О.А., что уже Вы где-то встречались с такими событиями. Подсказываю Вам. АПЛ К-141 «Курск» Северного флота утонула в 11 часов 30 минут 12 августа 2000 года. Аварийная тревога по флоту была объявлена в 23 часа 30 минут 12 августа 2000 года. Какое же точное  совпадение безграмотных действий начальников Тихоокеанского флота и Северного флота при катастрофах своих атомных подводных лодок! Это Вы так безграмотно действовали на Тихоокеанском флоте при утоплении К-429, и это Ваши ученики так безграмотно действовали на Северном флоте при утоплении К-141 «Курск». Не кажется ли Вам, Олег Александрович, что это не случайные совпадения в Вашей столь успешной служебной деятельности? Я уверен, что это не случайно. Какой начальник, такие и подчиненные, какой учитель, такие и ученики.

На странице 258 на основании ответов старшего помощника командира  К-429 правительственной комиссии, Вы делаете заключение, почему попала вода внутрь прочного корпуса.

Вопрос: «Вы доклады об отсутствии замечаний при проверке на герметичность слышали?»

Ответ: «Да. Клинкеты не были приведены в исходное положение после сравнивания давления при проверке на герметичность»

Ваш вывод:

«Это как раз и есть ответ о причинах поступления воды внутрь прочного корпуса подводной лодки…А в исходное состояние захлопки вентиляции и клинкеты приводятся по команде: По местам стоять, к погружению», которую просто забыл дать командир корабля»

Нет, Ваш вывод о причинах попадания воды внутрь прочного корпуса ошибочен. Во-первых, в ответе старшего помощника командира ничего не говорится о не приведении в исходное состояние воздушных захлопок судовой вентиляции. Во-вторых, старший помощник командира говорит об имевшихся замечаниях по закрытию клинкетов судовой вентиляции. Даже если клинкеты и были открытыми, вода не могла попасть внутрь АПЛ при закрытых захлопках  судовой вентиляции. Даже если бы и были закрытыми клинкеты, вода все равно затопила бы 4 отсек через открытую захлопку вытяжной вентиляии. Когда закрываются захлопки и клинкеты судовой вентиляции,  выше я уже  говорил об этом. Повторюсь только, что это делается не по команде «По местам стоять, к погружению».

Так что не это причина попадания воды внутрь прочного корпуса. Это Вы такой простой вывод сделали для того, чтобы оправдать свое решение отправить  в море не линейный экипаж (смена личного состава 45 %), на технически неисправной подводной лодке (не работала сигнализация забортных отверстий, неисправно ВСУ, не проверены средства спасения ИДА-59). Вам не кажется, что уже где-то, с кем-то такое уже было? Конечно было, но только после катастрофы К-429. На К-278 «Комсомолец» в 1989 году. АПЛ К-278 «Комсомолец» вышла в море с неисправной и непроверенной системой хранения спасательных плотов, с неисправной системой распределения кислорода  и  газоанализатором по кислороду 7 отсека, с неисправной отсечной телекамерой, с экипажем, который потерял линейность из-за длительного перерыва в плавании. Какие же точные   «совпадения» в Вашей служебной деятельности в одном и другом печальном случаях! И  при каждой  этой катастрофе АПЛ   Вы были там начальником. «Богатая и поучительная » у Вас служебная биография.

На странице 194 Вы демонстрируете свои «профессиональные способности опытного подводника». Вы говорите: «…никто своевременно не дал команды на закрытие клапанов вентиляции концевых групп ЦГБ на глубине 5 метров, а средней группы – на перископной (в соответствии с Инструкцией по управлению атомной подводной лодкой)»

Инструкция по управлению атомной подводной лодкой требует производить такие действия ровно наоборот. На глубине 5 метров закрываются клапана вентиляции средней группы ЦГБ, на перископной глубине- клапана вентиляции концевых групп ЦГБ. Скажите, что это описка. Нет, г-н Ерофеев О.А., это не описка, это Ваш уровень профессиональной подготовки подводника. С таким уровнем Вы и обучали подводников на Тихоокеанском и Северном флотах. К чему привела такая учеба, многие уже знают. Какой учитель, такие и ученики, какой начальник, такие и подчиненные.

На странице 203 Вы пишете: Командующим 2 флотилией вице-адмиралом А.И. Павловым  было принято решение сосредоточить основные усилия на спасение личного состава способом  самостоятельного выхода из затонувшей пл»

Нет такого способа спасения подводников. Есть положение: выход из затонувшей подводной лодки (ЗПЛ) подводники осуществляют самостоятельно или с помощью средств аварийно-спасательной службы (АСС) «мокрым» и «сухим» способами. «Мокрый» способ  предусматривает выход подводников через торпедный аппарат, спасательный люк или боевую рубку. «Сухой» способ предусматривает спасение подводников с помощью всплывающего спасательного устройства, спасательных подводных аппаратов. Нет «метода обратного шлюзования», как Вы говорите, есть «способ шлюзования», нет «метода самошлюзования шахты кормового спасательного люка», о котором Вы говорите на странице 218. Есть «способ шлюзования спасательного люка». Когда Вы употребляете слово «самошлюзование», этим Вы подчеркиваете полное свое незнание Правил водолазной службы, и того, что делают подводники в спасательном люке во время подготовки к шлюзованию и во время самого выхода. Я бы Вам рассказал об этом, но просто уже не хочется повторять прописные истины подводной службы, которых Вы не знали и не знаете до сих пор. По крайней мере, при подготовке своей книги могли бы и узнать. Вы являетесь кандидатом военных наук, а различий в словах «метод» и «способ» на страницах своей книги не видите. Это же два разных понятия не только в науке, но и в морской практике. При наличии таких ученых, как Вы, мы скоро будем говорить, что подводные лодки плавают «методом погружения под воду», а самолеты летают «методом подъема в воздух».

Теперь поговорим о катастрофе К-278 «Комсомолец». Судя по тем  сведениям, которые Вы прислали на Тихоокеанский флот в 1998 году (о боевой подготовке 604 экипажа 6 дивизии 1 флотилии пл Северного флота) можно сделать вывод что:

1. В период с 13 марта 1988 года по 04 октября 1988 года второй экипаж АПЛ К-278 «Комсомолец» в течение 6 месяцев и 21 дня не выходил в море. С учетом требований действующего «Курса атомных подводных лодок КАПЛТ-75» экипаж атомной подводной лодки, име­ющий перерыв в плавании больше 6 месяцев, предоставляется дополнительное время для отработки курсовых задач Л-1 и Л-2.

2. В период с 19 марта 1988 года по 21 сентября 1988 года второй экипаж, не находясь на подводной лодке, отработал все элементы кур­совых задач

Л-1 и Л-2. После приема подводной лодки от первого экипажа 25 сентября 1988 года, 604 экипажу  Е. А. Ванина не было предоставлено время для отработки необходимых элементов курсовой задачи Л-1 на подводной лодке. Экипаж не смог отработать корабельные и тактические учения, действия личного состава по боевым и повседневным расписаниям в условиях подводной лодки. Командиру подводной лодки не предоставлено время на прием специальных задач от боевых частей и служб экипажа. На следующий день после приема подводной лодки второй экипаж подвергся контрольной проверке по задаче Л-1 офицерами штаба дивизии. В таких условиях уровень подго­товки экипажа по задаче Л-1 оценить просто невозможно. Он будет крайне низок.

3. В период с 7 октября 1988 года по 6 ноября 1988 года второй экипаж проводил на подводной лодке межпоходовый ремонт. Согласно Корабельного устава ВМФ в период проведения на кораблях каких-либо ремонтов мероприятия боевой подготовки для экипажа не планируются. Тем не менее, второй экипаж К-278 «Комсомолец» во время межпоходового ремонта отрабатывал и сдавал в учебном центре соединения курсо­вую задачу СЛ. Прием этой задачи производится после того, как экипаж подводной лодки отработает необходимые элементы задачи в море. Согласно приложения № 1 Северного флота, второй экипаж в море не отрабатывал элементы задачи СЛ. В этих условиях принимать задачу СЛ от второго экипажа К-278 штаб 6 дивизии не имел права.


4. Командование  6 дивизии и 1-й флотилии подводных лодок Северного флота при планировании и проведении боевой подготовки второго экипажа АПЛ К-278 «Комсомолец» допустило грубые наруше­ния требований руководящих документов ВМФ. Фактически 13 сентября 1988 года второй экипаж К-278 потерял перволинейный уровень подго­товки и на момент выхода в море 4 октября являлся не линейным экипа­жем.

Несмотря на очевидные факты нарушения должностными лицами 6 дивизии и 1 флотилии пл руководящих документов по боевой подготовке, Вы упорно «гнете» свою линию. Мол, то, что сказано в документах, надо выполнять выборочно, так,  как решит командир подводной лодки, командир дивизии или другой начальник. Мол,  им виднее, в каком объеме и какие элементы задач надо отрабатывать. Помните, как Вы лично трактовали отработку элемента 1 задачи Л-3 «Экстренное  приготовление подводной лодки к бою, походу и погружению»? К чему такая трактовка привела 379 экипаж на К-429?. Такое  Ваше умозаключение  о перерыве плавания 604 экипажа привело к тому, что в море , на боевую службу, вышел слабо отработанный экипаж  При таком отношении к требованиям руководящих документов, при такой «логике» их исполнения, как у Вас, Вы с успехом можете «доказать», что Солнце вращается вокруг Земли. На такое отношение и знание требований документов Вам указал и вице-адмирал Е.Д. Чернов. «Командующим Северным флотом адмиралом О.А. Ерофеевым была сформирована комиссия, которая на основе недостоверных и ложных сведений создала документ под названием «Анализ подготовки и экспертная оценка подготовленности второго экипажа АПЛ К-278, анализ аварии, действий личного состава по борьбе за живучесть, спасение личного состава АПЛ «Комсомолец», дающий искаженное представление об обстоятельствах и причинах катастрофы». Это утверждение Е.Д. Чернова, Вы, г-н Ерофеев О.А. в суде не оспорили. Значит оно верное.

Так  же Е.Д. Чернов пишет: «Установлено, что акт Правительственной комиссии (по расследованию причин катастрофы АПЛ К-278 «Комсомолец»-В.Р.) не отражает фактических обстоятельств происшедшей катастрофы. В нем содержатся недостоверные сведения об обстоятельствах подготовки корабля к боевой службе, аварии и действиях личного состава по борьбе за живучесть». Это утверждение Е.Д. Чернова Вы так же не оспорили в суде. Я не видел  и не читал Акта правительственной комиссии по расследованию катастрофы АПЛ «Комсомолец». Судя по тому, какой Акт был составлен правительственной комиссией по расследованию катастрофы АПЛ К-429 (см.  мои комментарии выше), тогда я верю Е.Д. Чернову, а не Вам. Какая комиссия, такой и Акт.

Лично я разделяю мнение и выводы правительственной комиссии, об имевшихся конструктивных особенностях и недостатках в проектировании АПЛ, в обеспечении живучести АПЛ, в отсутствии Рекомендаций  по боевому использованию технических средств АПЛ в различных условиях обстановки. Я разделяю мнение тех специалистов, которые говорят о том, что в тиши кабинетов можно найти правильные решения борьбы за живучесть, которые смогли бы предотвратить катастрофу АПЛ. Но на подводной лодке в море, при отсутствии полной информации о пожаре, о конструктивных особенностях масляной системы 5,6,7 отсеков, ВВД-400, системы  СДС, при отсутствии   рекомендаций в эксплуатации механизмов, трудно найти самое правильное решение в кратчайший срок.  Но даже без таких сведений, хорошо подготовленный экипаж будет правильно действовать по складывающейся обстановке, т.е. правильно применять требования  тех документов по борьбе за живучесть, которые он отрабатывал во время боевой подготовки. Мне не понятно, почему ГКП, при обнаружении повышения давления в 7 и 6 отсеках, не принял экстренных мер по снятию давления с этих отсеков.  Не надо Вам вводить людей в заблуждение, говоря о том, что на АПЛ «Комсомолец» произошло наложение двух факторов: пожар и повышение давления. Мол, эти факторы требовали два взаимоисключающих действия личного состава – при пожаре герметизировать отсек, при повышении давления – разгерметизировать его. Не было никакого «наложения взаимоисключающих действий». В РБЖ ПЛ четко сказано, что повышенное давление в отсеке способствует горению и распространению горения. Значит ГКП, при обнаружении повышения давления в 7 и 6 отсеках,  должен был немедленно снять это давление путем разгерметизации этих отсеков. После снятия давления загерметизировать отсеки и подать туда огнегаситель ЛОХ. Вы опять критикуете меня, за мое мнение о том, что на АПЛ К-278 личный состав поздно подал огнегаситель в 7 отсек. Говорите, что я придумал эту версию. Сейчас я  говорю Вам, что,  скорее всего, огнегаситель в 7 отсек вообще не подавался. В вахтенном журнала центрального поста АПЛ К-278  на 11.03 7 апреля 1989 года была сделана запись: « К-222°. Подать ЛОХ в 7 отсек». Расшифровываю эту запись для тех, кому она не понятна. «К-222°» -это курс АПЛ. «Подать ЛОХ на 7 отсек» - это команда кого-то в центральном посту АПЛ,  в связи с обнаружением пожара в 7 отсеке. Объясните мне, г-н Ерофеев О.А., почему эта команда подана без объявления аварийной тревоги на АПЛ,  в связи с пожаром в 7 отсеке? Аварийная тревога была объявлена только в 11.06. В своей книге Вы примитивно и несуразно объясняете такую несуразицу: «…запись об объявлении аварийной тревоги в 11.06 означает прибытие в ЦП (центральный пост- В.Р.) всего личного состава по уже объявленной тревоге». Не смешите людей, Олег Александрович. Никогда записи в вахтенных журналах АПЛ и надводных кораблей об  объявлениях каких-либо тревог не пишутся после того, как личный состав займет места по этим тревогам. Всегда в вахтенном журнале фиксируется время объявления той или иной тревоги и время отбоя этой тревоги. Так же пишется и изменение глубины погружения, создание вакуума в отсеках, поворота на новый курс  и пр. Всегда пишется начало какого-то действия и его окончание. При объявлении тревог, различных работ, событий повседневной жизни пишется время начала и конца таких событий. Например: «11.00 Учебно-боевая тревога для погружения подводной лодки», «11.30 Отбой учебно-боевой тревоги. Боевая готовность № 2 подводная,  3 смена заступила на вахту»  Вы еще раз  демонстрируете военным морякам и широкой общественности, что можете любое требование,  любого служебного документа трактовать  так,  как Вам хочется. Не могло быть на АПЛ К-278 «Комсомолец» такого, чтобы ЛОХ подавали в отсек,  не объявляя при этом аварийной тревоги. Если это было так, как объясняете Вы, тогда 604 экипаж вообще был не обучен борьбе за живучесть подводной лодки.

Мне не понятно, почему ГКП  не обесточил полностью 7 отсек? Почему ГКП не дал команду во 2 отсек перекрыть подачу кислорода в 7 отсек?  Я разделяю мнение тех подводников, которые говорят: «Когда происходит в море авария на подводной лодке, то самые умные оказываются в это время на берегу», но я не могу понять логику борьбы за живучесть ГКП АПЛ «Комсомолец», когда после уменьшения давления в 6 и 7 отсеках, ГКП не предполагал поступления в эти отсеки забортной воды! У меня не укладывается в голове то, что ГКП не предполагал, что после мощного длительного пожара  6 и 7 не потеряет своей герметичности. ГКП вообще не ожидал поступления забортной воды вовнутрь АПЛ. Не объявлял никаких аварийных тревог в связи с поступлением воды в отсеки даже после того, как личным составом было обнаружено такое поступление.

А то, как было организовано покидание гибнувшего корабля, поддается какой-либо логике?  Поддается логике то, что при спасении подводников не использовалась резиновые лодки ЛАС-5?

К сожалению, у меня нет полных документов для того, что бы подробно анализировать ход борьбы за живучесть на АПЛ К-278 «Комсомолец». Но даже по тем примерам, что я привел выше, я Вам, г-н Ерофеев О.А. не верю и не верю в то, что изложено в Вашей книге. Я еще раз убеждаюсь в том, что из-за тех нарушений в методике боевой подготовки экипажей атомных подводных лодок, которые были  допущены командиром 6 дивизии и Вами, командующим 1 флотилией пл, в отношении 604 экипажа, он был слабо обучен. Уровень обученности 604 экипажа не соответствовал уровню перволинейного экипажа. И в том, что в море, на боевую службу,  вышел не готовый  экипаж, есть Ваша прямая вина, как командующего 1 флотилией пл.

В своем  заключении, Вы пишете «Все факты, выводы и заключения, приведенные мною в описании этих аварийных происшествий (не правильно, это катастрофы, а не аварийные происшествия К-429 и К-278- В.Р.), имеют документальное подтверждение и ни в коем случае не базируются на слухах, домыслах и сплетнях». Вы хотите сказать, что те документы, выписки из которых  приводятся в Вашей книге, объективные и правдивые? Глубоко сомневаюсь в этом. Документы, которые касаются катастрофы К-429 и К-278, и которые  Вы приводите в своей книге в большой степени лживые, необъективные, безграмотно составленные и не  отражают фактических событий, что привели к катастрофам подводных лодок. Эти документы «оправдывают» руководство ВМФ - Главкома и Главный штаб ВМФ.  Потому что, эти начальники  сами же и составляли эти Акты и Заключения. Но эти документы не оправдывают Вас, г-н Ерофеев О.А. Наоборот, они Вас обвиняют в халатном исполнении своих обязанностей, будучи начальником штаба 2 флотилии пл и командующим 1 флотилией пл. Они обвиняют Вас   в непрофессионализме и волюнтаризме. Вы практически все требования служебных документов ВМФ, которые относятся к подготовке АПЛ, не знаете. Вы  трактуете их положения так,  как хочется Вам, для того, чтобы  оправдать собственные ошибки, чтобы  уйти от ответственности за случившиеся катастрофы АПЛ.

В своей книге Вы пишете: «К сожалению, в споре со своими оппонентами я этого не почувствовал (то, что  оппоненты Ерофеева О.А. грамотные и компетентные специалисты - В.Р.) Они не в состоянии предъявить мне ни одного обоснованного документами, да и здравым рассудком, обвинения, характеризующего меня как неисполнительного или недисциплинированного военнослужащего, который не выполнил или не качественно выполнил возложенные на него обязанности, что и могло привести к описанным выше трагедиям». Одним из таких,  по Вашему мнению, «неграмотным и некомпетентным специалистом» являюсь и я.

В своем ответе на Ваше открытое письмо, я приводил документы, которые подтверждали Вашу безграмотность. Несмотря на это, в своей книге Вы, не обращая внимания на официальные документы, которые приводил я, опять называете меня безграмотным военным моряком. Какие же Вам надо привести документы, чтобы Вы их признали правдивыми, и признали свои ошибки? С таким Вашим мнением по  любому, не совпадающему с Вашим суждением,  факту, оппонировать бессмысленно. Вы же упрямо и нагло всегда  говорите  на белое, что это черное. Действуете в соответствии с убеждениями одного известного «политолога: «Чем неправдоподобнее ложь, тем она правдивее».

Свой отзыв на Вашу книгу я написал с учетом требований  следующих документов:

- Курс подготовки атомных подводных лодок;

- РБЖ ПЛ;

- Корабельный устав, приложение к нему - Командные слова;

- Техническое описание системы судовой вентиляции атомной подводной лодки;

- Тактическое руководство подводных лодок;

- Инструкция по управлению атомной подводной лодкой;

- Правила водолазной службы ВМФ;

- Положение о флотилии подводных лодок;

- Правила подготовки личного состава подводных лодок по борьбе за живучесть;

- Справочник вахтенного офицера.

Какие еще  нужны  Вам документы, что бы Вы смогли  понять свои ошибки и свою безграмотность в системе боевой подготовки флота, флотилии, дивизии, корабля, свою ответственность за катастрофы АПЛ?

Свой отзыв я писал со здравым рассудком. Например, проверить  проходимость трубопровода и кингстона глубиномера, здраво рассуждая, целесообразно при проверке прочного корпуса на герметичность. Ваши «здравые рассуждения», что его открывают без проверки по команде «Задраен верхний рубочный люк» никакому здравому рассудку не понять. Как можно погружаться,  не зная того, что трубопровод и кингстон глубиномера ничем не забит?

Поэтому, мой отзыв на Вашу книгу, г-н Ерофеев О.А.,  и есть обвинение Вас в безграмотности, безответственности, авантюризме и очковтирательстве. Мой отзыв на Вашу книгу, и есть обвинение Вас в непосредственной причастности к гибели АПЛ К-429 и К-278 «Комсомолец». Эти обвинения Вы сами подтверждаете в своей книге. Вы руководили Северным флотом и в то время, когда отрабатывал боевую подготовку экипаж К-141 «Курск», руководствуясь  теми «традициями и трактовками руководящих документов боевой подготовки» , которые Вы «заложили», будучи командующим 1 флотилией пл. Как был подготовлен экипаж К-141 «Курск», я не писал (хотя у меня есть подлинные  документы об уровне подготовленности этого экипажа), но свою версию его гибели я высказал. Там то же все сводится к профессионализму. Вся Ваша служба во флоте ( а не «на флоте», как пишите Вы), это,  скорее всего, забота не о боеготовности ВМФ, а забота о собственной служебной карьере, путь которой прошел по костям подводников.

Я не навязываю читателям (в том числе и военным морякам) своего мнения, пусть они сами разберется, кто прав, кто виноват.

С уважением, вице-адмирал в отставке В.Рязанцев

 

 

Прочитано 22579 раз

Пользователь