Среда, 29 Март 2017

7.3. Мы спрашиваем- вы отвечаете

Опубликовано в 7. Размышления вслух Четверг, 29 Апрель 2010 12:08
Оцените материал
(0 голосов)

Пока существуют вооруженные силы, неизбежны ошибки в руководстве ими. Эти ошибки выявляются при различных проверках.

Мне хочется поделиться своими впечатлениями о некоторых казусах , которыми сопровождались такие проверки.

В декабре 1974 г. 1-ый заместитель Командующего ТОФ вице-адмирал Маслов  В. П. прибыл на Камчатку с проверкой состояния тыла КВФ и 2-ой флотилии подводных лодок. Я, как представитель ОУ штаба ТОФ, сопровождал его.

Начал он проверку со штаба 2 фпл. Прибыв в кабинет Командующего флотилией вице — адмирала Спиридонова  Э. Н., Маслов В.П. запросил у Оперативного Дежурного 2-ой флотилии сведения о загрузке торпед на апл «К-115», которая в это время находилась в надводном положении в районе дифферентовки. С ней была установлена связь на УКВ. Получив информацию от ОД, Маслов записал ее в свою тетрадь. Затем по телефону получил информацию на тот же вопрос от командира дивизии. Для контроля были получены такие же сведения у флагманского минёра дивизии. Итак, у него в руках были сведения по торпедной загрузке апл от разных лиц.

Затем для уточнения фактического состояния торпедного оружия он связался по УКВ с командиром лодки. После этого стало ясно, что фактическими данными владеет только флагманский минер дивизии. Командующий флотилии получил наглядный урок, как надо проверять состояние загрузки кораблей.

Для доклада по вопросу тылового обеспечения в кабинет был приглашен начальник штаба флотилии контр-адмирал Ханин  Николай Михайлович.

Четкость и конкретность изложения материалов в его докладе отсутствовали, по-видимому, из -за слабого владения данными по этому вопросу. Что мне бросилось в глаза, так это поведение Командующего флотилии, который, видя, что начальник его штаба ведет себя крайне неуверенно, не взял на себя ответственность самому доложить план обеспечения, а стал за спину В.П. Маслова и вместе с ним продолжил «пытать» Ханина. Такое поведение вице-адмирала Спиридонова  Э. Н. меня шокировало. Кончилось все это тем, что Зам. Командующего ТОФ прервал Ханина и, указав на недоработку и просчеты, дал ему срок 10 дней на устранение замечаний.

Затем в кабинет был приглашен ВРИО начальника тыла 2 фпл майор Красавин, начпродслужбы тыла флотилии. Ему был задан один вопрос: «На сколько суток на складах тыла флотилии имеются в наличии продукты для обеспечения кораблей и частей 2-ой флотилии, а так же семей военнослужащих в случае военного конфликта?».

Красавин четко доложил, что он лично проконтролировал выполнение приказа Ком. ТОФ — иметь на складах неснижаемый запас продовольствия на 30 суток. К сожалению, на флотилии очень сложная обстановка со складскими помещениями. Если бы были дополнительные площади, то запасов можно было бы иметь больше. В. П. Маслов поблагодарил его за четкий доклад и предложил проехать и прямо на месте познакомиться с обстановкой хранения продуктов на складах. Через 20 минут мы уже были у ворот основного склада. Открыв дверь, все присутствующие ( Маслов, Спиридонов, Ханин и др.) были обескуражены увиденным:
в середине пустого склада стояла «Лада» — личная машина майора Красавина. Продуктами там и «не пахло».

Вице- адмирал Маслов приказал, чтобы сегодня же машину убрали, а продукты завезли. Фактически продуктов на флотилии было не на 30 дней , а на 3 дня. Меня еще больше удивило то, что никого не наказали за обман и очковтирательство. Честно говоря, если бы я был вместо Маслова, майор Красавин тут же лишился бы погон и с позором был бы изгнан без пенсии из рядов ВС СССР.

Следующий случай присутствовать при проверке фактического положения дел представился мне через год. Во Владивостоке был пролётом ГК ВМФ  Адмирал Флота Советского Союза   Горшков  С. Г.. Для штаба ТОФ это обернулось командно-штабным учением. Я присутствовал на разборе, т. к. надо было представить много количество документов-решений и схем, имеющих большие размеры. Доклады проходили в помещении Военного Совета ТОФ. Заслушивал лично Главком.

Первым докладывал ВРИО начальника Разведки ТОФ капитан 1 ранга Штыров  А. Т..  По окончании доклада Главком задал один вопрос: «Сколько сил авиации вероятного противника будет задействовано в случае военного конфликта против сил флота?». Незамедлительно последовал ответ: «100%». На этом вопросы прекратились.

Вторым докладывал начальник Оперативного Управления штаба ТОФ контр-адмирал Золотухин  В. Д..  Его доклады всегда были безупречны, т. к. будучи заместителем начальника кафедры «Тактики подводных лодок» ВМА, он умел убеждать слушателей своими доводами. Доложив по существу дела, Вячеслав Дмитриевич ждал от Главкома вопросов и в заключении одобрения. Однако, события развертывались немного по другому сценарию. Главком во время доклада, сняв с руки, внимательно рассматривал часы «Океан», специально изготовленные по его указанию для награждения командиров кораблей и соединений. Казалось, что он доклады слушает невнимательно.

Вдруг, как только окончился доклад, он спросил    В.Д. Золотухина: «Сколько сил авиации вероятного противника будет задействовано в случае военного конфликта против сил флота?». Начальник ОУ, немного подумав, ответил: «50%». Поблагодарив его за доклад, Горшков разрешил ему присесть. Последним со своим решением выступил Начальник штаба КТОФ вице-адмирал Сидоров  В. В..  По окончании доклада ему был задан тот же вопрос: «Сколько сил авиации вероятного противника будет задействовано в случае военного конфликта против сил флота?».

Слушая внимательно предыдущих докладчиков и понимая, что где то в вопросе Горшкова затаился подвох, начальник штаба быстро в уме сложил величины высказанные начальником разведки и начальником ОУ и, разделив полученную сумму пополам, ответил: «75%».

Главком ВМФ, слегка улыбнувшись, сказал: «Всем трем докладчикам оценка «НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО!» . Как вы можете командовать силами флота, когда у вас нет единства взглядов по основным вопросам. Пусть бы вы считали 50%, 75% или 100% — не это главное. Главное, чтобы у вас было единство взглядов, и ваши решения были обоснованы ».

В конце января 1967 г. Председатель Совета Министров СССР Алексей Николаевич Косыгин очередной раз посещал Приморье и Тихоокеанский Флот.

Он выходил в море на крейсере «Варяг», который выполнял стрельбу двумя ракетами по морской цели. Спустя несколько минуту после залпа одна ракета отклонилась от курса. Было принято решение ее ликвидировать. Дали команду, но по ошибке была ликвидирована … исправная ракета. Вторая – неисправная –  пошла за ней вдогонку. А в результате - два балла за стрельбу.

Председатель Совмина проводил итоги проверки  в кабинете Командующего ТОФ адмирала Амелько  Н. Н., и здесь же он принимал доклады командиров соединений. После доклада командира 26 дипл контр-адмирала Корбана  Косыгин поинтересовался у него, насколько эффективны ракеты «П-6», находящиеся на вооружении пларк его соединения.

В.Я. Корбан четко доложил, что пларк способна уничтожить АВУА вероятного противника практически без ущерба для себя. Предложив комдиву задержаться в кабине, Алексей Николаевич пригласил командира 10 опэск контр-адмирала Ховрина  Н. И., который не знал вопросов, заданных Корбану. После доклада Ховрина, Косыгин спросил его: «Смогут ли средства ПВО эскадры уничтожить ракеты «П-6»?». На это Ховрин ответил, что 100% ракет будет сбито. Кто из них был прав, показало бы время.

А. Н.  Косыгин, не будучи военным, простым способом «проверил» «эффективность» оружия, стоявшего на вооружении Советского ВМФ.

Начальники уровнем пониже проверки проводили по — своему. Так Флагманский минер 6 эскадры подводных лодок капитан 1 ранга Фишер применял свой метод. Штаб 6 эскпл находился в одном здании со штабом 19 бпл, но этажом выше. Когда из штаба ТОФ приходили изменения к ПМС ( Правила минной службы), они сначала поступали в штаб эскадры. Фишер внимательно их изучал, затем спускался на второй этаж в штаб 19 бпл, заходил в кабинет флагманского минёра бригады и спрашивал о тех изменениях, о которых он только что прочитал. Естественно, флагмин их не знал, поэтому и не мог дать правильный ответ. Фишер упрекал его в незнании руководящих документов, о чем докладывал НШ эскадры. Таким же методом пользовался мой командир лодки капитан 1 ранга Можейкин  А. Е.

Он брал новые документы по минной службе, т. к. в прошлом был минёром, детально их изучал, искал разные заковыристые места или набранные мелким шрифтом в разделе «Примечания», а затем устраивал проверочку минёру. После такой проверки минёр чувствовал себя ничего не знающим идиотом, а командир демонстрировал всем свое превосходство.

Прочитано 5017 раз

Пользователь