Четверг, 27 Апрель 2017

6.5. Борода

Опубликовано в 6. Флотская жизнь Среда, 28 Апрель 2010 10:29
Оцените материал
(2 голосов)

До революции офицерам флота разрешалось ношение усов, бороды и бакенбард. Совсем иначе было в советские времена.

В начале 60-ти десятых годах на Тихоокеанском флоте разрешение на ношение бороды имели несколько человек, в т. ч. командир 40-ой дивизии подводных лодок контр-адмирал Ужаровский Владимир Леонардович и главный инженер технической позиции капитан 3 ранга Бобырев  Олег Дмитриевич.  Причем, Олегу Дмитриевичу борода не только не вредила по службе, но и «помогла» поступить в Военно-Морскую Академию. Однажды на флот с проверкой прибыл ГК ВМФ адмирал флота Советского Союза Горшков  С. Г.. На строевом смотре, увидев офицера с окладистой черной бородой, он спросил, когда тот сбреет бороду. Ответ: «Как только зачислят в академию». Вопрос о зачислении Олега Дмитриевича был тут же решен положительно.

В 15 эскадре подводных лодок на Камчатке борода была только у механика 331 экипажа пларк пр.659 капитана 3 ранга Воронова  Р. Е.

Мне тоже захотелось отрастить бороду, которая, по моему мнению, придавала бы солидность. Такая возможность представилась только в конце 1964г. Когда флагманский штурман эскадры капитан 1 ранга Скляр  Л. разрешил мне принять участие в боевой службе пл. пр.641 «Б-50» в качестве второго командира БЧ-1. Командовал подводной лодкой капитан 2 ранга Левченко  Г. Ф.

В конце января я возвратился из похода уже с бородой. Когда меня встретил старпом нашего экипажа, первое, что сказал: «Сбрить бороду!». Но я не стал этого делать, а доводов и оснований у него не было. Он даже попытался на меня «давить» несуществующими требованиями документов по радиационной безопасности, но мои возражения с указанием на командира БЧ-5 полностью парировали его доводы. И после беседы с командиром пл, я «остался» с бородой.

Как-то на плавбазе, меня остановил командир 45 дивизии капитан 1 ранга Салов  В. и задал тот же вопрос. Я ответил, что летом, когда приедет жена. Он удивился: «Что же ты жены боишься больше, чем меня?». «Я Вас не боюсь, а уважаю. Жену я тоже не боюсь, но к её мнению прислушиваюсь», — ответил я. После этой встречи, как я думал, все должны были от меня отстать с вопросами о сроках «прощания» с бородой. Но не тут-то было.

Прошло несколько дней, и снова меня встретил комдив. На этот раз он предупредил, что на Камчатку прибыл 1-ый зам. ГК ВМФ адмирал Флота Касатонов  В. А., который смотрит на всё глазами Главкома, и, если я попадусь ему, мне не сдобровать. Я рассуждал по-другому. Эскадра большая, народу много, я один, вряд ли Касатонов встретится со мной. Вне казармы я всегда смогу скрыться. Значит, бояться мне нечего.

Прошло 3 или 4 дня. В обеденный перерыв мы с помощником командира капитаном 3 ранга Смирновым  Я. С. и командиром  БЧ-1 капитаном 3 ранга Яценко  Л. И. находились в казарме в своей каюте. Вдруг слышим команду «Смирно!». Я выглянул и  в коридоре увидел Адмирала Флота Касатонова  В. А. и группу адмиралов, которая сопровождала его. Поправив койки, на которых отдыхали, мы сели за стол и стали изображать, что читаем книги. Вдруг открылась дверь и в каюту вошли Касатонов Владимир Афанасиевич, Гришанов Василий Максимович (ЧВС ВМФ — начальник ПУ ВМФ), Командующий Тихоокеанским флотом адмирал Амелько Николай Николаевич. Остальные адмиралы остались в коридоре. Адмирал Касатонов  В. А. осмотрел каюту и спросил помощника, почему здесь стоят койки. Ему пояснили, что по тревогам и штормовым предупреждениям офицеры проводят ночи в казарме. Вдруг Касатонов  В. А. подошел ко мне почти вплотную. Я представился. Он осмотрел меня и задал вопрос почти шопотом, так, что кроме меня и Гришанова никто вопроса не слышал: «Лейтенант, тебе служба нравится?». На это я дал положительный ответ. Довольный ответом, он похлопал меня по плечу и пожелал успехов в службе. Все присутствующие вздохнули, когда он вышел из каюты. Ко мне сразу же подошли командир 15 эскпл конт - адмирал Криворучко  Я. И., командир дивизии и старпом с вопросом, о чем я разговаривал с 1-ым Замом Главкома. Я пошутил, что ему очень понравилась моя борода, и он разрешил мне ее носить, пожелав успехов.

После этого случая мне удалось «легализовать» свою бороду и количество офицеров с бородой на 15 эскпл увеличилось вдвое.

В мае я прилетел на несколько дней во Владивосток проведать семью и почти сразу же сбрил бороду, т. к. она очень не нравилась моей жене, а расстраивать я ее не хотел. Больше бороду я не носил.

Прочитано 4652 раз
Другие материалы в этой категории: « 6.6. Ехали мы, ехали... 6.4. Канарейка, поросенок и... »

Пользователь