Суббота, 27 Май 2017

6.4. Канарейка, поросенок и...

Опубликовано в 6. Флотская жизнь Среда, 28 Апрель 2010 10:27
Оцените материал
(1 Голосовать)

На первый взгляд не понятно, как они связаны между собой.   Попробую доказать.

Июнь 1971 г. Приморье. Бухта Павловского. 26 дивизия. РпкСН проекта 667а «К-236» после сдачи задачи № 2 готовится к переходу на Камчатку к месту своего постоянного базирования.

Командир 2-го дивизиона БЧ-5 капитан — лейтенант Эдик Крохмаль во время обеда обратился к командиру с просьбой. Дело в том, что у него дома в поселке Промысловка был молодой кенарь.  Эдик  не знал, сможет ли жена перевезти его на Камчатку, имея на руках ещё и маленького ребенка. Крохмаль хотел, чтобы командир разрешил во время перехода лодки держать птичку в кают - компании. Возражений со стороны командира не было. Так на лодке появился ещё один то ли пассажир, то ли член экипажа, не предусмотренный штатным расписанием. Кенарь быстро прижился и стал общим любимцем офицеров экипажа. У него был один недостаток. Он не пел. Сколько мы ни просили его — всё было напрасно. Он молчал. Даже хозяин не мог его «спровоцировать» на трели и коленца, хотя дома он брал 7-8 колен.

И вот однажды, во время подведения итогов за день, когда в кают — кампании собрались все офицеры, слово было предоставлено замполиту капитану 2 ранга Фроловскому Михаилу Серафимовичу. Это был крупный мужчина ростом 185см и весом более центнера.

У него был приятный баритон, и он слегка картавил. Когда он стал говорить, вдруг, о чудо, наш кенарь запел, да ещё как. Эдик не помнил, чтобы он дома так пел. Михаил Серафимович замолчал, кенарь — тоже. Так продолжалось около 10 минут. Все сидели молча, затаив дыхание, и с интересом слушали дуэт зама и птицы. Наконец, поняв, что с кенарем «бороться» бесполезно, его невозможно перепеть, несмотря на разные весовые категории, Михаил Серафимович попросил, чтобы на клетку с птахой накинули полотенце. Только так его можно было заставить замолчать.

Позже, когда хотели послушать пение кенаря, просили зама сказать несколько слов, отводя ему роль конферансье.

По воспоминаниям самого Михаила Серафимовича, когда он служил на лодке 641 проекта, с ним произошел трагикомический случай, который чуть не стоил ему партбилета и должности. Дело в том, что командир  во время автономки не разрешал ему при всплытии пл на сеанс связи использовать антенну для приема по радио последних известий. Так продолжалось три недели. А заму надо было работать с экипажем. Наконец, Михаил Серафимович потребовал у командира выделить ему время для приёма новостей.

Командир выделил ему буквально несколько минут во время одного из сеансов связи. И надо же так случиться, что как раз в это время Михаил Серафимович не был готов к  записи их на магнитофон. Быстро настроил приемник и, услышав русскую речь, он, предварив сообщение словами: «Слушайте вести с Родины», подключил последние известия на трансляцию по всему кораблю. Передача шла десять минут. Замполит особо не вслушивался в текст сообщения,   т. к. один из радистов по его указанию стенографировал новостные сообщения и следил за работой магнитофона, чтобы потом ещё раз повторить их для всего экипажа.

Наконец, передача сообщений закончилась словами: «Вы слушали радиостанцию «Голос Америки из Вашингтона». Можете себе представить, состояние зама в этот момент. Не знаем, чем всё это закончилось для Михаила Серафимовича, но, после похода его репутация не пострадала.

Спустя месяц наша лодка перешла на Камчатку и вошла в состав 8 дивизии атомных ракетных подводных лодок. Кенарь переход в подводном положении перенес хорошо. Голос не потерял. За время его пребывания на лодке все привыкли к нему, и никто не пытался трогать его руками или как - то пугать, т. к знали, что птица от испуга может погибнуть. Итак, с кенарем всё ясно.

Теперь несколько слов о поросёнке.

По традиции, сложившейся на Северном флоте во время войны, когда подводная лодка возвращалась с боевого похода, её комендоры стреляли из орудия столько раз, сколько было потоплено плавсредств противника. А на берегу командование вручало экипажу столько жареных поросят, сколько было побед над врагом.

В 1968 году командир 26 дивизии атомных подводных лодок контр-адмирал Корбан  В. Я. возродил эту славную традицию в своем соединении. Когда корабли возвращались с ракетных стрельб или с боевой службы, их встречало командование соединения жареным поросенком. В других соединениях в т. ч. и на 15 эскадре, такие встречи не практиковались.

Но вы спросите, причем тут командир эскадры? Докладываю.
В конце августа 1971 года наша лодка выполнила первую ракетную стрельбу с необорудованной позиции для лодок этого проекта. После окончания стрельбы на борт прибыл командир 15 эскпл контр-адмирал Спиридонов Эмиль Николаевич. Его пригласили в кают -кампанию на обед , где в это время находились мы с замполитом, не успев вовремя пообедать.

Эмиль Николаевич вошел в кают - компанию, поздоровался, пожелал нам приятного аппетита и , увидев кенаря , удивлённо спросил командира. как оказалась эта птичка на подводной лодке. Потом повернулся и, просунув большой палец правой руки в клетку, издал звук вроде гули - гули. И тогда, неожиданно для себя самого, я сказал: «Вот так все тут ходят и пугают маленькую птичку. А если бы это был крокодил, никто бы пальцем его не тронул». Спиридонов посмотрел на меня, ничего не сказал и сел к столу. Начался обед. В это время в кают - компанию вошел СПС и показал командиру лодки и Спиридонову полученное РДО с боевого поля с результатами ракетной стрельбы. Эмиль Николаевич очень обрадовался отличной оценке и сказал: «Командир, всех, кто причастен, поощрить».

Снова на меня что — то «нашло» и я, обращаясь к командиру лодки«, сказал: « В порядочных соединениях за отличную ракетную стрельбу дают жареного поросёнка». Спиридонов промолчал, только хмыкнул.

Потом уже в каюте я «получил» от зама за свои реплики. Какого же было удивление всего экипажа, когда через два дня сразу же после швартовки, на построении командир 15 эскадры подводных лодок контр-адмирал Спиридонов Эмиль Николаевич, поздравив экипаж с отличной стрельбой, вручил командиру подводной лодки капитану 1 ранга Агавелову Святослав Владимировичу жареного поросенка. Критика снизу подействовала.

Морская традиция северян продолжила свою жизнь на Камчатке.

Прочитано 4130 раз
Другие материалы в этой категории: « 6.5. Борода 6.3. Флот и спирт »

Пользователь