Понедельник, 27 Март 2017

6.1. Быт и бытие

Опубликовано в 6. Флотская жизнь Среда, 28 Апрель 2010 07:21
Оцените материал
(1 Голосовать)

В молодости приходилось слышать от гражданских людей, что военные получают большие деньги и им хорошо живётся.

Хотите знать, как на самом деле жили военные и их семьи в отдаленных гарнизонах нашей необъятной Родины?

После окончания Высшего Военно-Морского Училища я получил назначение в часть, которая базировалась в г. Владивостоке. Но многие мои товарищи попали в менее обжитые места. Вскоре от одного из них - Копёнкина Анатолия Федоровича, я получил письмо. Он попал служить в поселок Лахтажный - базу подводных лодок на Камчатке.

Спустя 2 года и я оказался в том же месте. До сих пор я не представлял жизнь в отдаленном гарнизоне. Оказывается, что кроме медведей там жили и люди, подводники и их семьи.

Поселок находился в отдаленной бухте Авачинской губы. До города летом можно было добраться на катере (пск), а зимой только на буксире, который ходил два  раза в неделю по вторникам и пятницам. Кроме подводников в поселке жили морские летчики авиаэскадрильи самолетов БЕ-6 «Летающие лодки». В трех километрах от поселка подводников находился посёлок рыбаков «Тарья». Название он получил от горы, на которой был расположен. Считали, что на вершине находилась могила французского генерала, который погиб в войну 1854 г.

Снабжение продуктами и промышленными товарами было недостаточным для жителей поселков и осуществлялось двумя организациями: «военторгом» и «коопторгом».

В конце августа 1963 года на Камчатку прибыла первая атомная подводная лодка «К-122». Это создало определенную напряженность в снабжении населения и подводников продуктами. Ухудшилось снабжение молоком и куриными яйцами и в первую очередь детских садов, т. к. эти продукты входили в паек атомщиков.

Лучше было снабжение в коопторге - больший ассортимент товаров, поэтому семьи подводников предпочитали ходить за три км в магазин рыбаков. В кафе можно было купить готовые блюда  ( пельмени, беляши), а в пекарне — свежий, ещё горячий, хлеб.

При смене места базирования лодок для членов экипажей главным вопросом был жилищный. В поселке было две улицы: улица им. Вилкова и улица им. Гусарова.

Герой Советского Союза Старшина 1 статьи Вилков 19 августа 1945 г повторил подвиг рядового Александра Матросова при высадке морского десанта на остров Шумшу.

Капитан-лейтенант Д. Ф. Гусаров командовал подводной лодкой «Л-16», которая была потоплена японцами 12 октября1942 г. во время трансатлантического перехода отряда подводных лодок  с Камчатки на Северный флот. Погиб весь экипаж.

Дома на улице были старые, но квартиры, в которых жили офицеры штабов и политотделов, командиры лодок и замполиты, были большими по площади с высокими потолками.

Для остальных членов экипажа квартирный вопрос, как и в любом военном гарнизоне, не был решен. Правда, командование флотом специально для подводников атомных лодок построило два дома, но сдача их затягивалась.

Прибывшие семьи нашего экипажа были размещены в одной большой комнате площадью около 35 квадратных метров. Все вещи были свалены в одну кучу, а койки стояли очень близко друг от друга. Вечерами мужья приходили к своим женам, пили чай и выходили в коридор в ожидании, когда жены разденутся и лягут спать. Потом заходили и ложились, стараясь «попасть» к своей жене. Всё затихало. Иногда раздавался возглас «Вася, не гладь мою жену!». Такая жизнь продолжалась недолго около 3-4 месяцев. Потом всех расселили по квартирам - две семьи в одну двухкомнатную квартиру.

Исходя из почти марксистского тезиса «Питие определяет сознание», особо хотел остановиться на том, что же пили подводники. Конечно это в первую очередь «шило»- спирт ректификат, который мы так называли.

Командование эскадры, выполняя призыв Министра Обороны СССР маршала Советского Союза Малиновского  Р. Я., «Каленым железом искоренить пьянство в Вооруженных Силах», установило в магазинах военторга «Сухой закон». Спиртные напитки приходилось закупать в магазине «Рыбкоопа» поселка Тарья. Что же пили подводники? Да всё, что привезут. Если ликер, то все пьют ликер. Если шампанское, то - шампанское.

Я помню момент, когда завезли вьетнамский ликер зеленого цвета и шампанское. Смесь этих напитков получила название «Зеленый попугай».

Ежемесячно завозили 2 ящика коньяка. Один - для контр-адмирала Рулюка А.А. , другой для Председателя рыбкоопа. После знакомства нашего командира БЧ-2 Вячеслава Ч. с экспедитором Люсей, схема поставки изменилась. Теперь Рулюк и Председатель получали по пол-ящика коньяку, а наша компания во главе с Вячем- ящик .

Как — то у командира группы БЧ-2 Юры Горелова был день рождения. Они вместе с помощником командира Яном Смирновым отправились в Тарью за выпивкой. Но там, кроме вина на разлив, ничего не было. Что делать, если посуды нет? Во что налить? Они решили проблему очень просто. Зашли в промтоварный отдел, купили эмалированное ведро и в нем принесли вино.

Вы когда - нибудь видели в продаже водку в бутылках емкостью 0.75 л. А на Камчатке это было нормально. Такая бутылка получила название «Поларис».

Кроме спирта подводники иногда пили и воду, но реже. Дело в том, что подача воды осуществлялась из артезианских колодцев. В осенне - зимний период  только 2-3 раза в неделю по расписанию. Готовили пищу на электроплитках. Электроэнергия поступала от энергопоезда и тоже была в дефиците. Расписание строго выдерживалось. Когда атомная подводная лодка осуществляла ввод энергетической установки в действие перед выходом в море, поселок погружался в темноту. Были случаи, когда для обеспечения атомных лодок привлекались дизельные пл пр.641. Они швартовались к борту АПЛ и своими дизель - генераторами обеспечивали атомоходы электроэнергией.

Но мы были молодыми, романтиками, первыми подводниками атомных лодок. Все эти бытовые неурядицы легко преодолевали.

Если с материальной пищей всё ясно, то, как решался вопрос с духовной?
Офицеры при первой возможности ездили в г. Петропавловск -Камчатский, где были кинотеатры, три ресторана, кафе и даже областной театр. Об одной такой поездке я вспомнил, когда писал заметки.

Зима 1964 г. В среду на пароме я отправился в город в отдел гидрографии, чтобы получить морские карты. Со мной в город отправились помощник командира и корабельный врач. Сначала мы зашли в ресторан при морском вокзале пообедать и выпить пива. К сожалению, пиво подвезли, когда мы заканчивали обедать.

Так как его мы пили крайне редко,«Таёжное пиво» всем очень нравилось, поэтому мы «по жадности» взяли по несколько бутылок, хотя нести их было не в чем. Выйдя на улицу, не знали, что с ними делать. И вдруг мелькнула мысль, не спрятать ли их. Я подошел к забору порта и бросил все бутылки в снег. Они, как в пух, легли тихо и провалились глубоко. Слегка припорошив это место и запомнив его, я поехал по своим делам.

Прошло несколько дней. По предложению командира лодки весь экипаж отправился в выходной день в город за покупками и немного развлечься. Когда в конце дня все снова собрались на привокзальной площади, стали хвастать покупками. Тут я вспомнил о пиве и громко спросил: «А пива кто-нибудь хочет?». Хотели все, но никто его не купил, т. к. в продаже его не было. Я подошел к месту «захоронения» 4-х бутылок и в мгновение ока достал 3-и из них. Никакой фокус иллюзионистов не мог вызвать такого удивления и всеобщего восторга, как моя проделка. Если учесть, что все были слегка «под градусом», можно себе представить, что произошло дальше. Вся толпа бросилась к этому 4-х метровому сугробу и начала разметать снег в поиска желанного напитка. Но, увы, они ничего не нашли.

Так мне удалось разыграть целый экипаж. Но я до сих пор не знаю, куда делась 4-ая бутылка.

Кроме выездов в город, а летом в тайгу на природу, было ещё одно развлечение — КВНы, которые с начала 1965 года проводились в воинских гарнизонах по указанию политорганов.  Политотдел эскадры тоже решил провести такое мероприятие. Были сформированы две команды. Одна состояла из тех, кто проживал на улице Вилкова, (командование соединением), и ее возглавлял командир 45 дивизии атомных лодок капитан 1 ранга В. С. Салов. Другая команда состояла из молодежи, проживающей на улице Гусарова.

Я как раз вернулся из автономки и несколько дней отдыхал дома. В один из вечеров в комнате моего соседа по квартире и сослуживца Юры Горелова собрались энтузиасты КВН. Они долго о чем-то совещались, а потом предложили мне возглавить вторую команду. Сначала я не соглашался. Но позже мне предложили беспроигрышный вариант.

Валя Елисеев, который служил в ОСНАЗе (радиотехническая разведка), предложил стать капитаном команды в том случае, если он сможет достать, находящиеся в сейфе вопросы и ответы капитанов и всю программу КВН. Я согласился. Накануне соревнования, ночью два разведчика (из разведотдела эскадры) поработали по специальности: влезли через окно в кабинет начальника Базового матросского клуба, вскрыли сейф, достали и сфотографировали всё, что касалось КВН. Никто их проделки не заметил. Посвященных в эту операцию, кроме меня, было два разведчика.

Вечером в переполненном зале, вмещавшем более 1000 человек, собрались почти все жители посёлка. Когда на сцену пригласили на разминку капитанов, мы с Саловым вышли и встали друг против друга. Начальник клуба стал задавать нам вопросы, ответы на которые я, естественно, знал, в одно мгновение я вспомнил фильм о нашем легендарном разведчике Р. Зорге. Все прошло как нельзя лучше. Мы победили, правда, с очень незначительным перевесом. В. С. Салов ответил правильно на два из трех вопросов. Позже он все это «припомнил» мне в море, задавая такие вопросы, на которые не каждый командир пл ответит. При этом он любил повторять: «Здесь тебе не КВН!».

Ещё помню, что в поселок регулярно, раз в два-три месяца, приезжали артисты из Госконцерта. Правда, попасть на эти концерты было крайне трудно.

Когда на Камчатку приехали артисты рижской эстрады, мы с моим однокашником Толей Копёнкиным смогли достать билеты на их концерт. В обед, в день концерта, Толя внезапно заступил дежурным по подводной лодке. Конечно, он расстроился. Утром, когда мы с ним встретились после подъема флага, он рассказал, что приключилась с ним в эту ночь. После окончания концерта, когда артисты собрались на катере, чтобы вернуться  в город, было получено штормовое предупреждение, и всем плавсредствам выход был запрещен.

В 22 час замполит соединения привел артистов в  кают - компанию плавбазы «Камчатский Комсомолец», где они должны были пережидать непогоду. Для их обеспечения он приказал Копёнкину, подводная лодка которого была ошвартована к плавбазе, сделать всё возможное для нормального отдыха артистов. Толя переговорил со старшим артистической бригады и принес им чайник спирта, консервы, хлеб, печенье, сахар и заварку. Артисты были поражены щедростью лейтенанта, а после того, как выпили спиртику и закусили подводным харчем, развеселились.

На вопрос, как вас отблагодарить, Толя сказал, что хотел пойти на их концерт , но не смог, и было бы хорошо посмотреть на что они способны. Свои способности они проявляли до 3-х часов ночи, после чего всё повторили ( спирт + закусь) и выступления. «Концерт» закончился только в 6 часов утра, когда по кораблю прозвучала команда «Личному составу, вставать!». В 6.30 катер с артистами отошел от борта плавбазы в город, а лейтенант пошел искать место, где можно было отдохнуть. Думаю, что артисты были довольны. Такого концерта для одного зрителя они никогда не давали.

Вот так мы жили, спирт, воду пили, света не видали, в КВН играли — страну защищали.

Прочитано 4849 раз
Другие материалы в этой категории: « 6.2. Флот и мат

Пользователь