Пятница, 28 Апрель 2017

Как я участвовал в партийной жизни страны

Опубликовано в Капитан 1 ранга Темнов Виктор Петрович Среда, 23 Ноябрь 2011 10:45
Оцените материал
(1 Голосовать)

После боевой службы, отдохнув в отпуске, наш 379 экипаж принял подводную лодку «К-313» поставил ее  в доковый ремонт на СРЗ-49. Было теплое камчатское лето, подводная лодка стояла на киль-блоках в открытом доке «ПД-59» в живописной бухте недалеко от завода. Жили и питались, как всегда, на подводной лодке. К нашему стыду бригада ремонтирующихся кораблей никогда не предоставляла нам место на плав.казарме и не ставила нас на довольствие на свой камбуз. Наш помощник кап.- л-т Малиновский Сергей великолепно организовал нам питание на берегу на лесной поляне напротив дока. Он получил в тылу и доставил сюда полевую кухню, натянул над ней тент от солнца и дождя, поставил несколько деревянных катушек от кабеля так, что получились круглые столы на 8-10 человек, и у нас получилась прекрасная лесная столовая. После приема пищи у нас всегда оставалось еще время на небольшой отдых, (его называли по старинке «адмиральский час»), и многие подводники развалившись на траве под деревьями отдыхали, а кто-то просто загорал. В качестве умывальника использовали металлическую трубу с просверленными отверстиями, в которую подавали воду с дока. Многим эта поляна напоминала детство, пионерский лагерь и туристические походы на природу.

Это был 1988 год, когда вся наша огромная страна готовилась к 19-й партийной конференции. Все верили в перестройку, в наведение порядка в стране и в новое партийное руководство во главе с Генеральным Секретарем Горбачевым М.С. Приехал наш зам. полит и сказал, что надо провести партийное собрание экипажа и выдать наши предложения по наведению порядка в стране, в ее Вооруженных Силах, по партийному строительству, по укреплению боеготовности наших пла и по другим на наш взгляд вопросам.

В конце собрания мы как обычно приняли постановление собрания с нашими предложениями по перестройке, и зам. полит повез его в полит.отдел дивизии, где предложения партийных организаций кораблей дивизии обобщали в единые предложения, чтобы отправить их дальше по команде в Москву.

Как-то вечером сидя у костра на нашей поляне после ужина и беседуя с л/составом оставшейся на корабле боевой смены некоторые коммунисты в разговоре высказали свое сомнение в том, что наши предложения по перестройке в стране могут дойти до Москвы, они будут подправлены полит.органами или изменены в вышестоящем полит.отделе и дойдут до Москвы в ЦК КПСС не в нашей редакции, принятой на экипажном партийном собрании. Тогда я предложил послать их прямо по почте простым письмом в ЦК КПСС, подписав письмо своим именем. Кто-то меня спросил, а не побоюсь ли я этого сделать? На что я ответил, что бояться мне нечего, так как в Уставе КПСС записано, что каждый рядовой член партии имеет право писать письма и обращаться к высшим органам партийной власти вплоть до ЦК КПСС и ее Генеральному Секретарю. Написав на письме с нашими предложениями по перестройке в стране адрес: Москва, ЦК КПСС, подписавшись своим именем и указав свой домашний адрес, я отправил  письмо с почтового отделения, которое находилось недалеко от судоремонтного завода, где мы доковались. Правда, я не известил об этом нашего замполита.

Через две или три недели мы закончили доковый ремонт, вышли из дока и ошвартовались у стенки завода. Необходимо было выполнить еще мелкий ремонт механизмов и доделать то, что можно было выполнить на плаву после докования пл. В один из дней утром после проворачивания оружия и технических средств верхний вахтенный у трапа пл доложил, что на пирс прибыл Член Военного Совета (ЧВС) флотилии контр-адмирал Родионов и вызывает командира подводной лодки, то есть меня, наверх. Немного волнуясь, я поднялся наверх. Наверху на пирсе возле лодки стояла черная «Волга», возле которой находился ЧВС и еще какой-то представительный человек. Я доложил ЧВСу как положено о ходе работ, о политико-моральном состоянии  л/состава и дальнейших планах экипажа. ЧВС внимательно меня выслушал, принял доклад, поздоровался и представил мне приехавшего с ним второго секретаря Камчатского обкома КПСС.

Секретарь Камчатского обкома КПСС поздоровался со мной и сообщил мне, что мое письмо с моими предложениями по перестройке в стране и в партийных органах дошло до ЦК КПСС и принято к рассмотрению. Через минуту они сели в «Волгу» и уехали. Замполита  в это время на корабле не было, он с моего разрешения задержался в штабе дивизии.

Когда они уехали, я сначала даже растерялся, т. к. забыл уже о своем письме и подумал, что ответ я должен был бы получить по почте из Москвы из аппарата ЦК КПСС на свой домашний адрес. До сих пор я сомневаюсь, дошло ли это письмо до Москвы, или оно было переправлено с таким адресом прямо в …. Камчатский обком партии, а затем в политотдел флотилии. Для меня это до сих пор остается загадкой.

Зачем было сожжено столько бензина, чтобы приехать сюда, на завод, за десятки километров от г. Петропавловск-Камчатского, когда можно было просто, позвонить мне по телефону?

Последствия это письма были неприятными. Начальник политотдела дивизии заболел, что-то было с сердцем, мой замполит ходил хмурым как туча, а мне высказали пожелание на будущее, чтобы я все партийные вопросы решал исключительно через политорганы дивизии.

Я прошу прощения у всех «пострадавших». Это было сделано совершенно искренне, без всякой «задней мысли». Возможно, мне хотелось тогда проверить на деле нашу партийную демократию. В своем письме я предложил убрать все привилегии партийных и государственных чиновников, чтобы все они вместе с трудовым народом ездили в одном транспорте, ходили в те же магазины, чтобы лечились в тех же больницах и поликлиниках, отдыхали в тех же домах отдыха и т.д., чтобы поменьше было в стране бюрократов, мздоимства, и больше денег выделяли на улучшение базирования наших кораблей, повышение их боеготовности и, в частности, на ремонт подводных лодок.

Прочитано 2412 раз

Пользователь