Вторник, 17 октября 2017

Рождение и становление противоавианосной 10-й дивизии («лебединая» песня подводных сил России).

Опубликовано в Капитан 1 ранга Темнов Виктор Петрович Среда, 23 ноября 2011 10:43
Оцените материал
(1 Голосовать)

В конце 80-х годов заканчивались годы «холодной войны», годы мощного противостояния между СССР и США, между СССР и странами НАТО, и другими военными блоками.

К 1985 году из состава нашей дивизии были выведены пла 1-го поколения проекта 675 МК, на смену им из 45-й дивизии были переведены пла пр.671РТМ и дивизии был присвоен статус противоавианосной.

Это был, пожалуй, самый интересный период нашей службы в 10-й дивизии на Камчатке. Подводные лодки переходили к групповым боевым действиям большими силами, в том числе во взаимодействии с ракетоносной авиацией и разнородными силами флота. Наши ударные группировки предназначались для борьбы с корабельными группировками вероятного противника и, в первую очередь, с авианосными, которые «хозяйничали» на просторах мирового океана и устанавливали свои «демократические» порядки на всех континентах, угрожая или применяя свое, пока не ядерное оружие, (вспомним Сербию, Ирак, Афганистан, Ливию). Они диктовали и диктуют миру свою политику. Нужно было создать мощную противодействующую им силу.

На Тихоокеанском театре военных действий эта задача была поставлена 10-й дивизии многоцелевых подводных лодок.

Для этого была проделана огромная работа по созданию нашей группировки, отработке взаимодействия и связи между ПЛ, безопасности их плавания в группе, а в дальнейшем по взаимодействию с авиацией и разнородными силами флота.

Все подводные лодки дивизии были сведены в мощную ударную группировку (УГ), состоявшие пла пр. 671РТМ  и  пла пр. 670. На одной из пла пр. 671РТМ находился командир УГ (командир дивизии или один из его заместителей), которому по приказу с БКП (берегового командного пункта)  передавалось управление группой. Американцы боялись наших ракетных подводных лодок пр. 670, они называли их убийцами авианосцев, а подводные лодки пр. 671 РТМ уже не уступали американским ПЛА типа «Лос-Анджелес» по шумности и дальности взаимного обнаружения. Поэтому в составе американской многоцелевой авианосной ударной группировки действовала одна или две подводные лодки.

Наша группировка подводных лодок являла собой  уникальное, экспериментальное и единственное в ВМФ боевое построение всех подводных лодок 10 противоавианосной  дивизии при действиях против корабельных соединений противника. Это построение называлось «шайбой». Подводные лодки располагались по кругу в своих назначенных секторах относительно центра боевого построения, который двигался назначенными курсом и скоростью навстречу центру боевого построения корабельного соединения противника и совмещался с ним, после чего подводные лодки УГ своим оружием должны были громить противника, из своих назначенных секторов. Как правило, подводные лодки пр. 671РТМ действовали в носовых секторах боевого построения и выполняли  разведывательные функции ударной группы, выдавая целеуказание по кораблям противника ракетным подводным лодкам пр. 670 и ракетоносной авиации. Они были скоростными и имели более совершенное  радиотехническое вооружение. Подводные лодки пр. 670 действовали в средних и кормовых секторах боевого построения и наносили по противнику ракетные удары из под воды, развивая свой успех торпедами.  Подводные лодки пр. 671 РТМ поражали противника своими дальноходными торпедами и ракето-торпедами.  Ракетоносная авиация, как правило, первая наносила ракетный удар с воздуха своими крылатыми ракетами из назначенных секторов. В этом построении подводных лодок соблюдались все меры безопасности согласно руководящих документов. Конечно, такое боевое построение подводных лодок возможно было только на Тихоокеанском, Индийском или Атлантическом ТВД, где огромные водные пространства и большие глубины.

Все учения, которые проходили для отработки взаимодействия подводных лодок в ударной группе, в т.ч. и во взаимодействии с разнородными силами ТОФ, ракетоносной и истребительной авиацией и надводными кораблями, требовали огромных усилий штаба дивизии и флотилии в их организации. Но все они проходили успешно и подтвердили жизнеспособность тактики действий пла в составе УГ при таком построении.            Управлять подводными лодками в УГ было удобно и оперативно, для чего на дивизии был разработан специальный свод  радиодонесений. При состязании на призы ГК ВМФ в составе УГ подводные лодки 10-й дивизии постоянно побеждали УГ пла Северного Флота в 1988, 1989 и  1990 годах.

Такую мощную группировку подводных лодок создавали в период обострения международной обстановки, а в повседневной деятельности дивизии все подводные лодки 10-й дивизии были сведены в три ударные группы (УГ), состоявшие из 1-й пла пр. 671РТМ  и 2-х пла пр. 670. На пла пр. 671РТМ находился командир УГ, (один из заместителей командира дивизии). Эти группы 2 месяца по очереди несли боевое дежурство в 4-х часовой готовности к отходу от пирса в море.

Родоначальниками такой тактики действий пла были: командующий 2-й флотилией ПЛА контр-адмирал Балтин Э.Д., командир 10-й дивизии кап. 1 ранга Алкаев Н.Н, НШ 10-й дивизии кап. 1 ранга Валуев В.П. и кап.1 ранга Комарицын А.А, сменивший кап. 1 ранга Алкаева  на посту командира 10-й  дивизии. Большую лепту в совершенствовании «шайбы» и тактики ее боевого применения внесли офицеры штаба и командиры пла дивизии.

Чтобы командиры подводных лодок, входившие в состав УГ понимали друг друга в море с полуслова, командир дивизии кап. 1 ранга Алкаев Н.Н рекомендовал им на берегу привыкать друг к другу, быть всегда вместе: питаться за одним столом в столовой части, ходить вместе на службу и со службы домой, общаться семьями в праздники и  проводить вместе все учебные мероприятия. Это он позаимствовал у летчиков, летавших в группах.

В 1988 году была образована 42-я противоконвойная дивизия по образу и подобию 10-й дивизии, в состав которой вошли пла 1-го поколения пр. 675МК и несколько пла пр. 670, переведенные из 10-й дивизии.

Командиром соединения был назначен кап. 1 ранга Валуев Владимир Прокопьевич, НШ – кап. 1 ранга Дмитрий Миргазов.

Два ЗКД (заместителя командира дивизии) – кап. 1 ранга Зыков Анатолий Викторович и я, кап. 1 ранга Темнов Виктор Петрович. Мы были преемниками 10-й дивизии и продолжили совершенствовать тактику действий пла в составе УГ, но уже в другом качественном составе и против конвоев противника. На 42-й дивизии были разработаны новые боевые построения пла в УГ в развитии предыдущих построений. Одно из этих построений  назвали «кувалдой», и оно вошло в боевой документ ТРПЛ-90.

 

В начале 90-х годов на смену лодкам 3-го поколения пришли новые корабли со значительно улучшенными техническими и ходовыми качествами, с более мощным оружием и радиотехническим вооружением.

Это ПЛА пр. 971 - на замену 671РТМ проекту и ПЛА пр. 949А – на замену 670 пр. ПЛА пр. 971 несет на своем борту до 40 торпед, ракето-торпед и крылатых ракет большой дальности, а ПЛА пр. 949 – до 36-ти торпед и ракето-торпед и 24 крылатые ракеты большой дальности  с подводным стартом. Россия может гордиться этими кораблями и уникальным оружием на их борту, аналогов которому нет в мире. Когда эти подводные лодки для демонстрации силы и военного присутствия нашего государства в горячих точках мирового океана всплывают в надводное положение вблизи берегов вероятного противника, то с ним случается шок, а затем в его рядах возникает паника.

На сегодня тактика противоавианосной 10-й дивизии никем не востребована, она не отрабатывается ни на командно-штабных учениях на берегу, ни тем более в море и постепенно уходит в историю. Да и подводные лодки, способные выйти в море, можно перечесть по пальцам.

В конце 90-х годов 42-я дивизия была расформирована, а корабли списаны в отстой с последующей разделкой на «иголки».

 

 

 

В 1986 году у меня произошло два приятных события.

1-е событие, 27-го марта 1986 г. у меня родился второй сын, Александр.

2- событие, в 1986 году я поступил в ВМА им. Кузнецова на заочное отделение.

Из-за напряженности выполнения боевых задач подводными лодками дивизии не хватало допущенных к СУ и к оружию командиров ПЛ, поэтому командир соединения контр-адмирал Комарицын А.А настоятельно «рекомендовал» мне и другому командиру нашей дивизии кап. 1 ранга Кулиш В.П. поступать только на заочное отделение. Мы успешно сдали вступительные экзамены, проходившие в стенах ТОВВМУ им. С.О. Макарова и поступили в ВМА им. Кузнецова на заочное отделение. Вместе с командиром пла «К-360» кап. 1 ранга Кулиш В.П. мы учились четыре года, на сессии  ездили ежегодно осенью. Оказалось, что заочно учиться даже лучше. Мы не теряли камчатские надбавки к зарплате, а в промежутках между сессиями выполняли задачи боевого дежурства. В 1987 году я даже успел сходить на боевую службу на 4 месяца, в уже знакомое мне Южно-Китайское море, и опять с заходом во Вьетнамский порт Камрань.

Боевая служба в 1987 году для нашего 379 экипажа не планировалась, мы стояли в боевом дежурстве, но из-за неготовности по техническим причинам одной из подводных лодок 10-й дивизии, нам выпала такая честь. На боевую службу стали готовиться с огромным воодушевлением и тщательно, учитывая опыт плавания 1980 года, в т.ч. в части тропической формы одежды. Прошли доковый и межпоходовый ремонт, выполнили положенные боевые упражнения и опять, как в 1980 году, зимой 1987 года ушли в длительное плавание.

Старшим на борту был ЗКД 10-й дивизии кап. 1 ранга Бледнов Борис Гаврилович. Плавать с ним было приятно, он никогда не вмешивался в мои действия, и «автономка» прошла спокойно. Во Вьетнаме в порту Камрань нас тепло приняли в состав 38 дивизии подводных лодок 17-й эскадры ТОФ. 38 дивизией в то время командовал контр-адмирал Спирин Юрий Федорович, а НШ был закончивший академию кап. 1 ранга Сорокин Геннадий Александрович, с которым мы ходили в мою первую автономку на Севере на «К-452». Мир тесен, мы снова вместе. Экипаж показал себя с лучшей стороны. В Камрани мы не только отдохнули, но и помогли выполнить главную часть – морскую, годового плана боевой подготовки 17-й эскадры. В составе 17-й эскадры мы отработали в Южно-Китайском море совместные действия с НК, с  дизельными пл и противолодочной авиацией.

Через четыре месяца, весной 1987 года мы вернулись домой на Камчатку. По пути домой на глубине 100 метров наш врач ст. л-т Крылов Володя успешно провел операцию по удалению аппендицита у КД-2 кап.-л-та Лобанова Павла, который через 3 дня уже нес ходовую вахту.

Наша лодка прошла незаметно для ПЛС противника и в район несения БС, и обратно. В этом плане хотелось бы здесь упомянуть об одной пла нашей дивизии и ее командире. Когда мы шли с Камчатки на боевую службу, то в районе Японии противолодочные силы ВМС США и Японии обнаружили нашу пла пр. 675МК «К-144» 1-го поколения под командованием кап.2 ранга Андрея Андреевича Исая, возвращавшуюся с боевой службы на Камчатку. Эта лодка неожиданно для нас отвлекла на себя противолодочные силы нашего вероятного противника ВМС США и Японии. Благодаря «К-144» мы незаметно прошли этот опасный от противолодочных сил район. Говорят, что против пла «К-144» ПЛС противника даже применяли учебное бомбометание, но Андрей Андреевич не терял самообладание, упорно и настойчиво шел курсом в базу и успешно завершил свой нелегкий и действительно боевой поход.

Перед своим походом эта подводная лодка с большим трудом и «с кровью» после окончания текущего ремонта в короткие сроки готовилась на боевую службу. Командир дивизии кап. 1 ранга Алкаев Н.Н. вынужден был организовать круглосуточную подготовку этой пла к боевой службе, привлекая  л/состав всей дивизии, а нас, командиров лодок, назначив временно  командирами отсеков этой пла для быстрого наведения чистоты и порядка в отсеках. Я был назначен командиром 4-го, дизельного, отсека. Усилиями л/с  дивизии пла «К-144» была своевременно подготовлена к боевой службе.

После службы на Камчатке Андрей Андреевич Исай перевелся служить во ВВМУРЭ им. Попова, но позже мы узнали, что он умер от аллергии на укусы пчел.

За боевую службу нам поставили оценку «отлично». Родина оценила заслуги экипажа, и меня впервые наградили единственным за всю мою службу орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР 3-й степени».

 

Прочитано 4195 раз

Пользователь