Четверг, 23 Март 2017

5.5. Мои замполиты (Политкомиссары)

Опубликовано в 5. Мои сослуживцы Среда, 28 Апрель 2010 09:17
Оцените материал
(1 Голосовать)

За время службы на лодках мне пришлось служить со многими замполитами, которые были обычными людьми,  честно служили системе.

Но только  с одним из них капитаном 2 ранга Фроловским Михаилом Серафимовичем я ходил и сейчас пошел бы в море.

 

Его служба началась на СКР проекта 50. Вскоре он был назначен замполитом на подводную лодку проекта 641, где стал настоящим подводником, пройдя несколько автономок. Он не отлеживался в каюте, а все время был среди людей, заряжая их своей энергией и юмором.

 

В 1969 г. он был назначен замполитом к нам в экипаж. Помню, как накануне Нового 1970 г. он зашел в кубрик л/с. Там несколько молодых сверхсрочников и матросов занимались тяжелой атлетикой, поднимая двухпудовую гирю. Обладая атлетическим телосложением  недюжинной силой, Михаил Серафимович поспорил со  сверхсрочникам, что поднимет 10 раз двухпудовую гирю мизинцем левой руки. Спорили на 3 кг шоколадных конфет. Миша легко выиграл спор. Сладости пошли на общий новогодний стол экипажа.

 

Михаил Серафимович был кампанейским человеком, не гнушался посидеть с офицерами за рюмкой «чая», рассказать хороший анекдот и готов был придти на помощь любому члену экипажа. Правда, его иногда «заносило». Так, во время подготовки к выходу в море, когда шла загрузка продовольствия и регенерации через люк первого отсека, он помогал матросам в их работе. Увидев меня, Миша сказал: «Давай, хватай, грузи!». Видя, что доски продуктовых ящиков неотесанные и можно занозить руки, я наотрез отказался от такой «интеллектуальной работы». Через несколько минут меня вызвал в ЦП старпом капитан 3 ранга Парамонов Эдуард Николаевич. Рядом с ним сидел замполит, немного возбужденный от стычки со мной.  Эдуард Николаевич спросил, почему я не выполнил указание замполита, который – то требует тебя за это арестовать. Я ответил, что « Согласно Женевской конвенции, которую подписал Советский Союз, привлекать к физической работе даже пленных офицеров ЗАПРЕЩАЛОСЬ. А я не пленный. Кроме того, я мог поранить руки, которые в море, кроме головы, являются моим «инструментом», в отличие от замполита. У него главный инструмент другой». Так мне пришлось доказывать, что каждый должен заниматься своим делом. Инцидент был исчерпан

 

Дважды Михаил Серафимович проявил себя как настоящий политкомиссар. Первый раз, когда на собрании л/с экипажа извинился за хамство ЧВСа -  начальника Политуправления ТОФ адмирала Захарова М.Н. ( см. Мои командиры»), который оскорбил при всём экипаже командира лодки капитана 1 ранга Агавелова Святослава Владимировича. Второй раз - во время выполнения ракетной атаки, когда он извинился передо мной   за хамство командира дивизии

капитана 1 ранга Громова Б.И., при всех в ЦП оскорбившего меня.

Прочитано 4228 раз

Пользователь