Понедельник, 21 августа 2017

5.4. Мои друзья- сослуживцы по подводным лодкам

Опубликовано в 5. Мои сослуживцы Среда, 28 апреля 2010 09:13
Оцените материал
(3 голосов)

Среди моих друзей было много механиков. Роальд Ефимович Воронов,  командир БЧ-5 в нашего экипажа, пользовался большим авторитетом. Опыт механика-подводника, дополненный знаниями, полученными в Военно-морской академи кораблестроения и вооружения им. А.Н. Крылова, выделяли его среди офицеров механической службы дивизии. Во внеслужебное время

к нему часто заходили в гости офицеры экипажа. Когда я жил один на Камчатке ( жена училась в мединституте во Владивостоке), многие вечера мы проводили в беседах с Роальдом  Ефимовичем. Он читал стихи, мы пили шампанское или сухое вино, слушали музыку. Первые песни В.Высоцкого я услышал у него  в магнитофонной записи.

 

В  1965 г. Роальд Ефимович перешел на преподавательскую работу в СВВИМУ ( в «Голландию»), где и закончил её в должности начальника кафедры СЭУ( спецэнергетические установки). Примечательно, что в то же время в училище служили  мои друзья два его бывших подчиненных по 331 экипажу - капитан 1 ранга Эдуард Алексеевич Вильсон  ( командир электротехнической группы БЧ-5) и капитан 1 ранга Гронский Олег Иванович ( командир КГДУ-1), которые ещё тогда отличались своими знаниями и практическими навыками от всех остальных офицеров – механиков. Они тоже закончили службу в должностях начальников кафедр: электротехники Вильсон Эдуард Алексеевич и ПТУ ( паротурбинная установка)  Гронский Олег Иванович.

 

В 331 экипаже служили три офицера, которые были всеобщими любимцами: командир 3-его дивизиона БЧ-5 капитан 3 ранга Петров Владимир Григорьевич, помощник командира лодки капитан 3 ранга Ян Серафимович Смирнов и начальник медслужбы - корабельный врач майор Юрий Борисович Шуляковский.

 

Володя Петров  после окончания Севастопольского училища инженеров подводного плавания был среди первых управленцев атомных энергетических установок пла ВМФ. Стажировался он на известном атомоходе «К-19». Затем служил в первом экипаже первой атомной подводной лодки Тихоокеанского флота «К-45» проекта 659.

Владимир Григорьевич Петров первым на Тихоокеанском флоте дал ход подводной лодке от атомного реактора, подключив ШПМ.

 

Володя был «рубаха» парень, веселый и жизнерадостный.  7 ноября 1963 г. командиры БЧ и комдивы БЧ-5  собрались  в каюте на плавбазе отметить Праздник. Выпивали, закусывали, рассказывали анекдоты. И вдруг Володя предложил рассказать, кто, как провёл свою первую брачную ночь.

 

Начал он с себя. После окончания училища они с Ниной, зарегистрировав свой брак, поехали в гости к его родителям в деревню Псковской области. Володя вырос там, и поэтому все  его хорошо знали. На свадьбе было полдеревни. Хорошо выпив, Володя с Ниной ушли отдыхать в маленькую, специально для них приготовленную, комнатку. В самый разгар веселья, около 2-х часов ночи, Володя захотел в туалет. Он встал, поправил трусы и потихонечку, вдоль стенки, стал пробираться к выходу. Вдруг, кто – то его заметил и крикнул: «Володя !?». Музыка смолкла. Все обратили на него внимание. В этот момент Володя увидел, что на нем были женские трусы с кружевами. В мгновение протрезвев, он вернулся в комнатку и разбудил Нину. Они быстро собрались и …бегом на ж/д станцию. Больше он в этой деревне никогда не был.

 

Володя долго не вступал в члены КПСС и был единственным беспартийным офицером среди  комдивов. Однажды он в чем – то провинился и старпом решил его наказать. На собрании офицеров старпом довел до всех суть проступка капитан – лейтенанта Петрова. Вдруг Володя встал и жалобно сказал: « Вот, Вы здесь собрались партийные, а я один беспартийный, и Вы решили Петруху наказать. Где же у вас совесть?». Старпома он убедил, и тот решил   не наказывать его.

 

Во время службы управлнем на первой атомной лодке ТОФ   «К-45» он прошел хорошую школу механиков – подводников

у командира БЧ-5 капитана 2 ранга Бригиды Ивана Ефимовича, о котором ходила  частушка «Не ходи служить туда, где механик Бригида».  А напрасно. Все, кто прошел эту школу, стали прекрасными специалистами. Так  что Володе повезло.

 

Вскоре он был назначен командиром дивизиона живучести   в 331 экипаж, а спустя три года, после того как он вступил в партию, стал командиром БЧ-5. Прослужив в этой должности ещё 17 лет, он обратился к ГК ВМФ адмиралу флота Советского Союза

С.Г.Горшкову с просьбой перевести его для продолжения службы в береговую часть.

Вскоре Главком удовлетворил его просьбу  и назначил на одну из атомных лодок Северного флота на должность… командира БЧ-5.

 

Свою службу он закончил на преподавательской работе в УЦ ВМФ в г. Обнинске, где и был похоронен, прожив немного более   50 лет.

 

Другой мой приятель корабельный врач капитан м/с Шуляковский Юрии Борисович был веселым компанейским парнем, любителем  всевозможных розыгрышей.

Он имел возможность слушать радиостанцию «Голос Америки». Услышанное,  он выдавал за свои пророчества. Когда снимали с должности  Никиту Сергеевича Хрущева, то . сначала передали по советскому радио, что его освободили по состоянию здоровья от обязанностей Председателя Совета Министров СССР. Зам командира капитан 2 ранга Бахлюстов Виктор Михайлович тут же довел решение Пленума  до л/с экипажа, в первую очередь до офицеров. Вдруг Юра встаёт и задаёт вопрос: «А почему его сняли с должности Председателя Президиума ЦК КПСС?». Замполит ещё не знал из официальных источников, что это случилось, а Юра из сообщения «Голоса Америки» уже знал. Когда же и эту, вторую часть решения Пленума сообщили по радио, Бахлюстов ещё долго допытывался у Юры, откуда он узнал об этом раньше его, чем было передано официальное сообщении.

 

Шуляковский Ю.Б. постоянно рассказывал офицерам различные новости. Например, он  знакомил нас с вопросами парапсихологии.

Часто своими заявлениями и поступками он создавал веселую атмосферу. Когда ему присвоили воинское звание майора м/с,  то  утром  в кают – компании  он рассказал, как он об этом  сообщил своей жене. Светлана имела воинское звание младший сержант, когда работала медсестрой в госпитале. «Света,- сказал он, - тебе повезло. Сегодня ты спала со старшим офицером!».

 

Во время обеда в кают – кампании 19 февраля 1964 года он посмотрел на часы и громко сказал: «Пора». На вопрос командира, что это значит, Юра ответил: «Прошло ровно 9 месяцев, и Светлане пора рожать».

 

23 февраля  днем я зашел к нему домой, то увидел следующую картину: все двери в квартире были «нараспашку», в большой комнате на кровати, не раздевшись, спал, «в дым пьяный»,  счастливый отец. Ночью у него родилась дочь, о чем сообщала записка, лежащая на столе. Все его попытки дать взятку врачу поселковой больницы, чтобы записать в свидетельство дочери дату 22 или 24 февраля, но не 23, чтобы не портить праздник, не увенчались успехом.

 

Иногда он попадал в различные смешные истории

вместе со Смирновым Яном Серафимовичем, помощником команира. Они были соседями. Помню, как накануне выборов в Верховный Совет  СССР, в субботу после бани  мы отправились в рыбацкий поселок Тарью в гости к знакомой нашего командира БЧ-2. После отличного ужина и обильного возлияния  мы возвращались домой. Пурга только начиналась, но видимость была уже плохая. Дойдя до дома, Юра и Ян решили «изобразить», что они возвращаются из части, для чего прошли немного вперед, а потом повернули домой. Навстречу им шли две женщины. Тропинка была узкая. Они, не уступая дороги, толкнули этих женщин в сугроб и пошли дальше. Дома они обнаружили, что жен нет. Решили что, они ушли в кино. Тогда,  недолго думая, приготовили закуску и продолжили «ужин». Через два часа пришли жены и рассказали им историю, как их по дороге в кино толкнули в сугроб какие – то два нахала. Ребята сразу протрезвели, но женам не проговорились.

 

После окончания службы на подводных лодках Юра  много лет служил в системе Гражданской обороны Брянской области, откуда был уволен в запас в звании полковника м/с. В настоящее время он проживает в Чувашии и работает сельским врачом, но точного адреса я не знаю.

 

Очень  теплые воспоминания остались о моем друге командире БЧ-2 нашего экипажа старшем – лейтенанте Черненко Вячеславе Константиновиче, которого звали просто Вяч. Это был большой души человек. Наше знакомство состоялось в первый же день моего прибытия в б. Павловского. В июле прибыл командир экипажа    капитан 2 ранга Рябов Вилен Петрович.  Выяснилось, что у Черненко прошел срок присвоения очередного воинского звания  «капитан – лейтенант». Командир распорядился, чтобы механик капитан 3 ранга Воронов Р.Е., которого он хорошо знал и которому доверял, подготовил представление на Черненко. Воронов  вызвал к себе командира Д-1 БЧ-5 капитана – лейтенанта Гарбарца Василия Алексеевича и перепоручил ему это задание. Вася взял в строевой части карточку взысканий и поощрений на Черненко и  понял, что это «золотое дно». Дело в том, что в ней было записано 16 взысканий, полученных Вячем за прошедший год. Поэтому Вася потребовал от него 16 бутылок водки по количеству неснятых взысканий. Вяч «рванул» в рыбацкий поселок Анна и принес чемодан перцовки – ровно 16 бутылок. Звание обмыли ещё до присвоения.

 

Вяч Черненко  был лучшим специалистом ракетчиком в дивизии.

Но с  ним постоянно приключались различные истории. Однажды,  накануне выборов в Верховный Совет СССР, Вяч отправился в Тарью в кафе «на пельмени». Он вернулся на плавбазу поздно ночью, и, чтобы зам его не пытался поднимать в 6 утра для голосования, лег отдыхать в соседнюю каюту, помня известное выражение из «Капитального ремонта» Л.Соболева: «Если хочешь спать в уюте, спи всегда в чужой каюте». Утром замполит поднял личный состав на час раньше для участия в голосовании.

К 12.00 по местному времени в 15 эскадре проголосовало 100%  л/с, кроме  капитана –лейтенант Черненко В.К. Зам стучал в дверь его каюты в течение нескольких часов, а Вяч спал в соседней каюте. Поднявшись после полудня, он спокойно пришел на участок и проголосовал. Когда  в кают - кампании на обеде   его увидел зам, мы думали, что он разорвет Вяча «на части». На вопрос, когда он собирается голосовать, Черненко ответил: «Я уже отдал свой голос за блок коммунистов и беспартийных».

 

Интересное история произошла с Вячем во время службы на Камчатке, когда  он был арестован сроком на 5 суток с содержанием на гарнизонной гауптвахте за отсутствие контроля за действиями л/с.

Так  как своей гауптвахты в Лахтажном не было, старпом отправил Черненко на гауптвахту в Петропавловск – Камчатский.

У Вяча с собой было 300 руб. По дороге на гауптвахту он зашел в ресторан, пообедал и взял с  собой 2 бутылки бренди. Одну бутылку он вместе с комендантом «губы» распил при оформлении документов

«на посадку», вторую бутылку отдал коменданту. В 17.00 после развода караула комендант проинструктировал начальника караула:

« Старшим на губе остается капитан – лейтенант Черненко В.К.

Он некоторое время будет отсутствовать. Когда вернется, зря его не беспокоить». По вечерам, когда командование гауптвахты уходило домой, Вяч снова отправлялся  ужинать в ресторан, а рано утром прибывал «на губу», где отдыхал до вечера. Так прошло 5 дней. Когда срок пребывания на гауптвахте  закончился, Вяч попросил оставить его ещё на 5 суток. Нам он прислал телеграмму с просьбой  выслать 300 руб. Деньги переслали. Прошло ещё 5 дней. Наконец, он вернулся. Больше всех  «веселился» старпом, когда увидел Вяча, отдохнувшего, и довольного.

 

Через несколько лет Черненко В.К.  закончил специальные офицерские классы по специальности «Организация использования ракетного оружия» и был назначен Ф-РО 26 дивизии. В 1973  после выполнения ракетной стрельбы пларк  «К-56», на которой он находился,  столкнулся с экспедиционным судном «Академик Берг». Вяч был последним, кто вышел из второго отсека в третий. За ним была задраен межотсечный люк. Все, оставшиеся во втором отсеке, а их было 28 человек, погибли. Вячу повезло. Он остался жив.

 

Я ездил на похороны погибших. В штабе 26 дипл  встретил его. На нем была рубашка на два размера меньше, короткие брюки и сандалии без носков. Так выглядел ОД 26 дивизии пл.  Домой он попал только на третий день после возвращения в базу.

 

Через год Вячеслав Константинович   поступил  во ВМОЛУА,  по окончании которой возглавил кафедру ракетного оружия в КВВМУ  им. С.М. Кирова в г. Баку.

 

В звании капитана 1 ранга Черненко В.К. в 1992 г. был уволен в запас. Вскоре он скончался и был похоронен в Баку.

Прочитано 8484 раз

Пользователь