Пятница, 24 ноября 2017

Глава 1. Из Москвы

Опубликовано в День в жизни. Часть 1. Ощущение свободы Вторник, 28 сентября 2010 07:46
Оцените материал
(2 голосов)

10.05.08г.


(1 сентября 2004 года, Россия, Москва – Солнечногорск)

Аварийная тревога.


Ночь, тихо. Я ещё не сплю, но уже и не бодрствую – где-то «между».
«Улетаю»….
Часа два назад пришвартовались к девятому пирсу. Почти две недели «кувыркались» в районах боевой подготовки, сдавая начальнику штаба дивизии вторую курсовую задачу. Мы погружались и всплывали. Иногда срочно погружались и эффектно-быстро всплывали. Проводили учения по заклинке больших кормовых горизонтальных рулей, пожару, поступлению воды. Выходили в атаку на надводные корабли и подводную лодку, стреляли торпедами, ракетами и отрабатывали ещё массу полезных навыков, без которых подводная лодка, вроде, как и не подводная лодка, а какая-нибудь, например, баржа.
Пришвартовавшись, благополучно «вывели» реактор, доведя его мощность до минимально контролируемого уровня, и после отбоя всех тревог начали потихоньку расслабляться.
Расслабляться, конечно, кому положено расслабляться!
Впрочем, кому не положено, расслаблялись тоже… «не снижая боевой готовности»!
Как же не расслабиться-то после такого?
Кто-то ушёл в посёлок домой, кто-то прямо в кабак….
Кто-то, кому было «не положено», тихонько наливал «шило» в каюте и, плотно обхватив стакан пальцами, чокаясь с сослуживцами по-замовски, снимал послепоходовый стресс.
Ну, а кто-то, кому идти было далеко, и уже в 23.00 неохота, и у кого семья была «на западе» и….
Как, например, у меня.
Тот… решил просто провести ночь на корабле, наконец-то выспавшись за все две недели.
Тоже, кстати, вариант! Все, кто мог помешать, например, зайдя «на огонёк» с бутылочкой и задержавшись до утра, сейчас находились в посёлке.
На лодке мог помешать, разве что, внепланово постучавший в дверь каюты и вошедший матрос Булкин, который, расширив глаза до «аварийных» размеров и прошипев традиционное «Та-щ-щ-щ», передал бы просьбу старшего помощника что-нибудь доложить или прибыть к нему для беседы в каюту, что означало бы: «неплохо бы выпить…, хотя бы чайку, и поболтать ни о чём».
«Улетаю»….
Тихо, монотонно-убаюкивающе шипит отсечный кондиционер.
И, как всегда, – «вдруг»!
Резкая, давящая на нервы мелодия! Прямо, heavy metal какой-то!
Сначала не очень уверенно, не попадая в такт….
Затем – часто, надоедливо, противно - громко, «как по нотам»! Душу выворачивает! Иглой в мозг!
Звонок аварийной тревоги!
Тз-тз-тз-тз-тз-тз-тз-тз!
Много, громко, противно! Разрывая тишину в клочья….
– Аварийная тревога, пожар во втором отсеке!
Во, блин! Решил просто так поспать на лодке! Хорошо ещё, что одежда, как всегда – на месте. И ПДУшек у меня собралось штук пять….
Вот, … твою мать, а второй-то… – это ж там, где я сейчас…. Где каюта!
Вот! Блин! Ну, не прёт, так не прёт!
Спать сразу расхотелось!
Странно. А, кондиционер-то…. Стоп! Вот теперь – нормально! Кондиционер отключили. Теперь – порядок!
Надо бежать в центральный! По аварийной тревоге, я – в центральном!
Штаны от РБ, очень удобно – на резинке, футболка, куртка от РБ…. Носки – где они, чёрт? А, ладно, можно без них – тапочки на голые ноги….
И тишина….
И в тишине – тз-тз-тз-тз-тз-тз-тз-тз!
ПДУшка! Как она там одевается? Всего-то на десять минут хватит! Правда, у меня их пять штук собралось, ПДУшек-то! Вешаю на себя все!
Так….
Загубник, очки, зажим на нос….
Можно идти!
В коридоре – ничего не видно, плотный оранжевый дым! Почему, оранжевый?
В этих очках, как в кино! Только, экран круглый и всё оранжевое.
Командир уже в центральном!
– Загерметизировать второй отсек! Создать рубежи обороны…. Включить аварийное освещение! Старпом, б…ь, матросы! Матросов, б…ть, на х… из отсека! Всех! Быстро! Где горит? Почему дым оранжевый? Старпом, переключиться в ИДАшки! – командир глухо, еле понятно из-за загубника.
В центральном – оранжевый дым! Все – в ПДУшках! Смешные…. Из-за зажимов на носу, смешные. Старпом вынимает загубник, чтобы внятно произнести команду по ГГС, это у нас громко - говорящая связь:
– Переключиться в ИДА-59! Свириденко! Мичман Свириденко, мичман Ефанов! Михалыч! Всех матросов собрать и… на х… из отсека! Переборку за ними задраить! – и загубник в рот….
И аварийная тревога….
Звонки, почему-то, – постоянно! Мерзко, противно….
Прямо, душу вынимает!
Тз-тз-тз-тз-тз-тз-тз-тз!
Вот моя ИДАшка – КБЧ-7! Давление в баллонах – хорошо, что сам проверял! Сейчас её – из сумки. Маску – большими пальцами по ширине лица! Выну загубник, сниму зажим, очки…. И…. Пятьдесят минут дышать!
Вокруг – все уже похожи на слоников. Это из-за масок со шлангами. Почти все переключились!
Б…ь! Маска не лезет! Сука!
Ну, …твою мать! Маска второго размера! Ну, не прёт, так не прёт!
Да, ёб…, кто их проверяет! И, какой п…р прикрутил второй размер?
Вторую ПДУшку – выдохнул! Этак, я не долго протяну….
И аварийная тревога, звонки….
Тз-тз-тз-тз-тз-тз-тз-тз!
Вот, ещё ИДАшка свободная…. Чья? КГАГ! Он на берегу! Спасён!
Б…ь! Тоже, второй размер!
Выдыхаю в третью ПДУшку….
– Старпом, матросы – все? – это командир, ещё глуше из-за ИДАшки….
– Все, товарищ командир!
– Старпом, почему дым оранжевый? Старпом, отсек загерметизирован?
– Так точно, загерметизирован! Дым…, ищем, товарищ командир! Ищем!
– Б…ь, старпом, ищите! Почему всё оранжевое?
И звонки, звонки, звонки! Постоянно! С ума можно сойти!
Тз-тз-тз-тз-тз-тз-тз-тз!
ПДУшки кончились…. А, что с ИДА? На свободных – везде второй размер!
Дышать!
Задыхаюсь….
Всё оранжевое…. В глазах оранжевый цвет мутнеет, сереет….
Звонки постоянно!
Тз, тз, тз, тз, тз, тз!
Задыхаюсь, душно…. Я уже весь в поту!
Тз, тз, тз, тз, тз, тз….
Руками – по сторонам – маска….
Б…ь, тоже второй размер!
Су-ки!!!
Кнопка! Какая-то кнопка….
Звонки прекратились сразу!
Фу, ты…. Это же будильник!
Фу, ты, чёрт!
Какие маска, ИДАшка?
Кошмар какой-то!
Я же в Москве! Я в номере гостиницы, на Варшавке, в Москве. Три сорок ночи!
Или уже утро?
Тьфу! Приснится же такое!
Потный! Мокрый, как жаба!
Ладно, засыпать уже поздно – надо собираться….
Я, даже, тряхнул головой, чтобы прогнать и сон, и ночной кошмар.
Снов у меня не было, практически, никогда. Во всяком случае, я не помню, когда был последний. Трудно сказать, почему, вдруг, кошмар…. Может, будильник звонил, как-то по-особенному? По-аварийному? Как тогда! Не знаю….
Приснилось же….
Хорошо, что Гена, наш помощник командира, своевременно догадался сделать очень простую вещь! Он взял мои же руки с маской, упёрся своим коленом мне в спину и натянул-таки мне на голову этот второй размер. Мои глаза «вылезли из орбит», но я задышал….
Пронесло!
Да…. Было-то это всего восемь или девять лет назад!
Повезло тогда!
В тридцать лет очень уж не хочется «сыграть в ящик», или «склеить ласты»….

 

Знак победы.


Портье, – это сейчас так модно, по-заграничному, называть администратора в гостинице, – не был ни бравым отставным военным, ни солидной, «бальзаковского возраста», молодящейся женщиной…. А, также, он не был строгой-престрогой старушкой, пережившей несколько войн и нескольких мужей.
Портье был… девушкой. Молодой, лет восемнадцати-девятнадцати, девушкой. Девушка эта была одета в форменную гостиничную одежду – темно-синюю юбку, такого же цвета жилет с небольшим фирменным значком и белую блузку.
Сейчас она героически боролась со сном, ведь было всего четыре часа утра…, а для неё, наверняка, – ещё четыре ночи.
Она, без сомнения, была доброй девушкой…. Днём! Но сейчас! В такую рань!
Глаза, вот….
Доброта в них была давно. Ещё днём, а сейчас….
В принципе, ей надо было выполнить очень несложную функцию – принять у нас ключи от номера, деньги за трое суток и сделать запись в каком-то своём гроссбухе о выезжающих постояльцах, но….
Рано, ведь….
Ещё очень рано….
И она, опять же злобно-героически, путаясь и исправляя ошибки, заполняла свой журнал минут десять, затем, ещё пятнадцать минут считала и пересчитывала деньги, пока, наконец, не подняла на нас своё, измождённое борьбой со сном и с собственной злостью, лицо и нам не стало понятно, что, наконец, всё… – мы свободны.
Из Москвы мы решили «сорваться» так рано по одной, очень важной для отъезжающих, причине – по МКАДу до «Ленинградки», то есть до трассы на Питер, в принципе, «рукой подать».
Это – если машин нет….
Если нет машин, то через полчаса уже можно выехать из города.
Но это – если нет машин!
А машин нет, вообще-то, только ночью. Ну, или рано утром.
А потом…. Например, после шести утра….
Потом можешь материться, нервно курить, «бибикать»… – что хочешь, можешь делать, а до «Ленинградки», то есть до шоссе на Санкт-Петербург, часа два потеряешь! Да и там…, километров пятнадцать будешь двигаться со скоростью пешехода.
Кстати, в России есть поговорка: «Кто рано встаёт, тому бог подаёт!» – в этом что-то есть! По крайней мере, действительно, чувство такое, что, если ты где-то будешь раньше всех, то чего-то можешь получить больше, и оно – это, «чего-то» – будет лучше. Лучше потому, что ты оказался в этом месте раньше всех!
Ну да, ладно, мы-то собрались пораньше – успеем! И позавтракать, и до «Ленинградки» проскочить до общего столпотворения….
В общем – нам-то бог подаст, это точно!
А спать охота!
В глаза, хоть спички вставляй, а на губы прищепку вешай….
После сдачи номера сонно-путающейся администраторше, мы подхватили каждый свою сумку с комплектом белья, парой рубашек и … – на стоянку.
Где-то там наша «ласточка», чёрная - любимая….
Наш чёрный, любимый Mercedes!
Было раннее утро – четыре тридцать. Солнце только-только пробовало свои силы – на востоке небо имело ядовито-красный цвет с ярко-желтым полукругом в самом низу. Левый борт машины, поэтому, казался каким-то серым с оранжево-красным отливом…. Зато с другой стороны – чёрно-солидно-блестящая красота! А ещё – роса на чёрной машине – очень красиво! Хорошо, что вчера озаботились с водителем заехать на мойку и навести «глянец».
Я возвращался в Питер с победой!
И «глянец» на машине – это был знак победы!
Знак успеха!

 

Переговоры с литовцами.


Переговоры с Литовцами о большом товарном кредите закончились положительно… и, даже, более того! Вся логистика, то есть, вся схема движения денег и товара была выстроена и согласована.
А литовцы-то!
Это тоже не случайно! Очень не случайно!
Я знал Лаймиса уже лет пять. Он представлял в России большую Литовскую фирму, вернее, руководил продажами этой фирмы в России, и все эти пять лет мы работали с ним, что называется, «бок о бок». Работали тогда, когда я «пахал на дядю». Когда все свои силы, знания, навыки продавал работодателю за небольшие, в общем, деньги, буквально «из грязи слепив для хозяина конфетку».
Сейчас – совсем другое дело!
Сейчас – это уже для себя!
Сейчас – я сам хозяин!
И опять – с Лаймисом!
Проблемы, которые неизбежно должны возникать в любом деле, возникали, естественно, и у нас, но решались они всегда быстро, чётко, к взаимной выгоде и без обычного русского разгильдяйства.
Я твёрдо знал – как только в бизнесе какой-либо стороне что-то становится не интересно – бизнес умирает…. Это – аксиома, если хотите. То есть, утверждение, не требующее доказательств. Следовательно, две стороны без обмана могут договориться только в одном случае – если интересы обеих сторон соблюдены, то есть – всем, всё интересно. Также, я знал, что любой, пусть, даже, «железобетонный» договор может закончиться сразу же после подписания официальной бумаги. Как только кого-то что-то перестаёт устраивать, – а это может случиться очень быстро, – все деловые отношения прекращаются. И можно не возлагать больших надежд на штрафные санкции – они, конечно, будут прописаны…. Но….
ИНТЕРЕС!
Смысл любого договора в обоюдном интересе! А, если его нет, то и договора – нет!
Тяжёлые, продолжительные переговоры… бывают только в случае, если интерес одной из сторон ущемляет интересы другой! И та, другая сторона, это понимает.
Всё это я держал в голове…. Имел в виду, то есть. И переговоры, поэтому, не были ни тяжёлыми, ни продолжительными. А был просто столик в баре…. По паре порций виски, солёные орешки…. И под дружескую, душевную беседу, разговор о деле.
И дело было сделано!
Заказ на товар, стоимостью, примерно, семьдесят пять тысяч долларов, уже дней пять «висел» у Лаймиса в электронной почте в Литве. Это была, так сказать, «первая ласточка»…. И в подтверждение хороших, дружеских отношений, Лаймис прямо с мобильного телефона организовал для нас погрузку машины и отправку её в Санкт-Петербург!
Возвращение должно было стать триумфальным!
Мы готовились…. И машина тоже должна была «порадоваться» вместе с нами!
Мы – это я, Оболенский Александр, – бывший морской офицер с графской фамилией, отслуживший на подводной лодке десять лет, а сейчас «деловой» человек, и мой водитель – Миша Старостин. Хотя, конечно, не мой. Это водитель фирмы, которая через три-четыре дня начнёт работать….

 

Моя фирма.


А фирма, действительно, «родилась» только-только….
Хотя, мне казалось, что «родилась» она пять…. Или, даже, шесть лет назад!
Не сразу, постепенно….
Она рождалась сначала в моих мечтах, моём сознании, в работе по десять - двенадцать часов в сутки без отпусков и, часто, без выходных, в тысячах упакованных и доставленных клиентам коробок с товаром, в сотнях изученных прайс-листов конкурентов и поставщиков….
Своя фирма!
Моя фирма!
Вообще-то, в России как-то не принято говорить – «моя фирма», всё больше – «своя»!
Это как, – «свой человек», «своя игра». Вроде, почти, моё, но не моё. Близкое к «моему»! Отношение к собственности стыдливо замалчивается.
Собственность иметь как-то неудобно. Вроде, и богатым быть стыдно.
Я думаю, что, даже, не стыдно! Скорее всего, люди боятся чужой зависти, недоброго взгляда! Поэтому, и фирма не «моя», а «своя»….
Это была моя фирма!
Я всё организовал сам! Привлёк деньги, руководил постройкой склада и офиса, нанимал, обучал и платил первую зарплату специалистам.
Пришлось «влезть» и в строительное дело – рисовать планы расположения различных помещений, конфигурацию розеток и сточных труб в умывальнике, схемы открывания дверей и движения воздуха в вентиляционных трубах…. Также, надо было лично выбрать цвет обоев в офисных помещениях, цвет и структуру кафеля в туалете….
Да, много чего.

 

Походный завтрак.


Настроение воздушное, приподнятое – в ожидании счастья! В общем, чего-то хорошего!
Надо было, кстати, ещё заехать куда-нибудь позавтракать. В этом тоже был положительный момент – хорошая, сытная пища способна сделать человека, – хотя бы не надолго, – счастливым! А счастливого человека… – сами понимаете! Очень счастливым!
Сразу после поворота на соседнюю улицу нашёлся небольшой ресторан…. И работал он круглосуточно – класс! То, что надо! Название у него было какое-то обычно-коммерчески-пищевое, поэтому не запомнилось – выветрилось из памяти уже при входе.
Внутри было неплохо. Уютно…. Стены были отделаны деревом. На второй этаж, который был сделан в виде балкона, вела винтовая лестница, тоже из дерева – всё это вызывало чувство основательности, чистоплотности, и, почему-то…, усиливало голод!
Нам, как-то сразу захотелось завтракать именно на втором этаже, на балконе… и мы, не сговариваясь, направились к лестнице.
Ступеньки скрипели, когда мы поднимались…, но скрипели негромко, аппетитно, я бы сказал. А вообще, в ожидании вкусной пищи всё вокруг выглядит аппетитно! И стены обшиты аппетитными деревянными панелями и, даже, лестница скрипит – аппетитно….
Посетителей не было – ещё очень рано. Мы заняли самый крайний столик у открытого окна. Меню было вложено в солидную, обёрнутую в тиснёную кожу, папку.
Вероятно, потому, что мы были единственными в этот час, официантка уже минуты три стояла около нашего стола и ждала заказ.
Что бы нам такого съесть перед дальней дорогой?
Ну, конечно,
– Будьте так добры, два кофе, пожалуйста. Ещё, блинчики с икрой – две порции. Творог со сметаной – один…. Так…. И… бутерброды с сырокопчёной колбаской – две штуки.
– Да…. Принесите ещё бутылку виски Jim Beam, – это я возьму в дорогу.
– А Coca Cola у вас есть? Отлично, ещё бутылку Coca Cola…, литровую.
– Икра в блинах? Красная…. И кофе, espresso, с сахаром….
Бодрит!
А творог со сметаной – это я себе – Миша отказался.
– Принесите счёт, пожалуйста….
Да уж…. Ну и цены! – Ничего не поделаешь! Москва, однако!
Папка в тиснёной коже, обшитые деревом стены, и всё такое….
Ну да, ладно!
В Москве – всё….
Всё сделано, уезжаем!

Жизнь хороша.


До «Ленинградки» долетели за тридцать четыре минуты – это у меня ненормальная такая привычка – время засекать по любому поводу, и без повода…. Хотя, иногда, эта привычка оказывается как раз «в тему».
На трассе машин было не так уж и много. Ну, конечно, средняя скорость была не сто километров в час, а, примерно, сорок – тоже ничего! «Лучше плохо ехать, чем хорошо идти!» – это уж точно….
Солнце уже «село на горизонт», показался весь жёлтый его круг, краснота на востоке исчезла, начинался ясный и тёплый день – первый день осени…. Хотя, конечно, осень началась только по календарю, была просто нормальная летняя погода!
Мы медленно тащились в потоке машин, выезжающих из города. Фуры, автобусы, грузовики, легковушки…, – сплошной поток. Хотя, времени всего-то пять-двадцать, а уже…. Я мысленно поздравил себя с ранним выездом!
«Ну и что, что тащимся! Минут через двадцать – Солнечногорск, а там уже… посвободней будет».
– Миша, ты особо не «рви»…. Тут уж ничего не поделаешь. Можешь, конечно…, гигантскими усилиями…. С риском для наших молодых перспективных жизней. Ну, сэкономишь минут пять. Да, нам сейчас и торопиться-то некуда – всё, что надо, сделано. Не спеши, – это я – задумчивым и «нездешним» голосом. Меня всё-таки разморило! И, даже, кофе не помог….
Недоспал….
Ну, недоспать – лучше, чем недоесть!
Всё-таки, четыре часа сна маловато.
– Нет, слушай…. Давай-ка – к обочине. Постоим, разомнёмся. Миш, давай, а! – Хоть, кровь разгоним. В кусты бы сбегать, тоже не помешает! А у тебя вода есть? Простая…. Ну, просто вода – лицо сполоснуть?
– Иваныч, обижаете! Вот, блин! Кто-то нас справа обгоняет! – Миша бросил взгляд на правое боковое зеркало перед тем, как свернуть на обочину….
В плотном облаке пыли, километрах на восьмидесяти в час, по обочине, обгоняя колонну, промчалась какая-то спортивного вида машина – я даже рассмотреть её толком не успел.
– Во, даёт! – после того, как пыль улеглась, бросив взгляд в зеркало, Миша свернул на обочину, припарковался и заглушил мотор, – Иваныч, постоим минут пятнадцать, спешить же некуда?
– Да, да, конечно….
Миша пока достал из багажника канистру воды. Да, вода – это хорошо! Припасена, на всякий случай…. А случай как-раз такой.
Я снял пиджак, засучил рукава у рубашки. Умылся….
Просто здорово!
Такая свежесть! Причём, вместе с умыванием лица – свежесть по всему телу!
Сна не осталось никакого.
Солнце ещё немного поднялось над горизонтом, день «обещал» быть не очень жарким. Просто, будет обычный летний день. Трава, листья на деревьях, несмотря на наш человеческий календарь, в котором уже – первое сентября, сохраняли свою «сочность».
Всё было зелёное! К этой «зелёности» добавлялось очень синее небо – без облаков, и серая асфальтированная дорога, забитая, пока ещё плотным, потоком машин….
Кстати, зелёный цвет – цвет травы, листьев и прочей растительности – весной, в начале лета и в его, так сказать, расцвете – разный. Нет, он остаётся, конечно, зелёным, но вот оттенок! Я бы даже сказал, его «запылённость» меняется каждый месяц самым естественным образом!
Весной и в первые дни лета, в момент появления и бурного роста всего живого, зеленый цвет природы ещё сохраняет свою насыщенность, яркость, «вкусность», что ли…. Ещё мало пыли осело на листьях и траве.
Где-то, ближе к середине, в конце июня – начале июля, у зелени, особенно растущей вдоль дорог, начинается какая-то «цветовая усталость»….
Пыль….
Пыль, которая поднимается от проезжающих машин, оседает на эту зелень, превращая её во что-то светло-зелёное или пыльно-зелёное! А, лучше сказать, – устало - зелёное….
Требуется определённая доля оптимизма, чтобы радоваться лету на его закате, радоваться устало - зелёному цвету….
А я, всё-равно, радовался!
Люблю весну и лето! И, даже, конец лета…. Все рождается, распускается, цветёт! Вначале весной – какая-то робость, ожидание грядущего буйства красок, свежесть, в природе – какая-то новизна, в воздухе – только-только начинают появляться запахи цветов, свежей травы, распускающихся листьев!
Лето – это, на мой взгляд, – победа! Триумф природы! Торжество красоты!
А, вот, осень и зиму я, как-то, недолюбливаю. И ничего с этим поделать не могу! А, главное, не хочу!
Осень, вообще, по-моему, – смерь. Ну, или «…тяжёлая, продолжительная болезнь»! Может, что-то близкое к этому.
Зимой вся природа, как будто спит. Спит «мёртвым сном»! Спит и готовится к «родам», но беременность наступает где-то в феврале, начале марта. А так, всё застывает под снегом. Ждёт. Хотя, тоже ничего… – красиво! Но, холодно! Не люблю!
Я с таким наслаждением умывался, фыркал, разбрасывая брызги воды вокруг, что хорошее настроение, моё личное счастье, тоже, как будто, «отмывалось» от дорожной пыли, остатков сна, каких-то забот!
Помылся….
«Как новенький»!
Жизнь – хороша!
Ух! А воздух-то! Природа…, ёлки-палки!
Лето…, ну, первый день осени, но всё-равно – пока лето, хорошая солнечная погода, успешно проведённая выставка! Плюс к этому – хорошая машина, хорошая одежда, перспективы! И бутылка виски в бардачке.
Это счастье?
Да, наверно, это оно, – счастье! Хотя мудрые люди говорили: «счастье – это путь к счастью»! Может быть…. Даже, наверно, так оно и есть!
Если задуматься, это может означать, что человек на пути к счастью не в состоянии оценить всю прелесть этого промежуточного момента! Именно, прелесть пути…. И он, дурак, не понимает, что вот то, к чему он стремится не есть само счастье…. Счастья-то нет! А, вот этот его путь…. Иногда и, даже очень часто, тернистый путь! Путь к призрачному счастью и есть само счастье! Но, к сожалению, человек понимает это слишком поздно…. В самом конце пути! Тогда, когда он, наконец, достигает того, к чему стремился, считая цель счастьем. Если, вообще, понимает.
А интересно, я сейчас нахожусь на пути к счастью или уже в нём? В счастье, которого, наверно, нет?
Хотя, я знаю, наверняка знаю! Счастье есть!
Смешно, конечно….
Словесный «понос», как говорила моя школьная училка по русскому и литературе.
А, всё-таки, – счастье!
Одна из составляющих счастья, лично для меня, это свобода! Свобода выбора, свобода поступков, свобода общения с теми, с кем я хочу общаться!
И свобода – это ещё, не врать!
И, кстати, верно и обратное – не врать – это свобода!
И я так долго шёл к этой свободе….
По убеждению, – я не вру и не ворую…. И не, потому что боюсь. Нет! Просто, потому что маниакально, до смертельного ужаса боюсь стать не свободным!
К сожалению, иногда в жизни бывали моменты, когда враньё, вроде, должно было бы помочь! Или если украсть чего-нибудь, то тебе, вроде, станет лучше. И никто этого не заметит! И, вроде, всё было бы хорошо, спокойно…. Ну, помучился бы немного морально, да забыл бы.
Да, нет. Не получается.
Самое-то главное, – я потерял бы свою внутреннюю свободу!
Соврал или украл…. И ты уже не свободен. Ты уже думаешь – «как бы, кто ничего и никогда…». Людям в глаза не смотришь. Придумывать надо чего-нибудь, помнить постоянно, что же ты конкретно соврал. И волнует тебя, кто и что про тебя скажет! Кто знает, что ты врёшь, а кто нет! И ты уже от всех зависишь!
Для меня это всегда было неприемлемо!
А сейчас мне никому не надо врать! Именно, НЕ НАДО!
Не надо что-то сочинять, кого-то обманывать…. Я свободен!
Годы…. Долгие и трудные годы я шёл к тому, чтобы спокойно, не думая ни о чём и ничего не опасаясь просто говорить правду…. Просто быть свободным от необходимости врать!
И мне легко, удивительно легко….
От казармы с отвратительным запахом, от работы «негром» на кладбище, агентом, продающим водку…, до генерального директора крупного оптового склада, импортирующего товар из-за границы!
– Миш, пора. Ну, что, поехали? – всё, канистру с водой – в багажник, вытираюсь полотенцем и… поехали.
Колонна машин, которая была такой плотной ещё полчаса назад, немного поредела, промежутки между машинами увеличились, так что мы со своей «ласточкой» влезем без проблем.
– Поехали….
Я сел на переднее правое сиденье, как-то захотелось быть «ближе к дороге». Да, и, наверно, просто поболтать с Мишей. Кстати, и в бардачке лежала бутылка виски, а это – важно! Это – всегда важно!
Минут через пятнадцать машин стало совсем мало, мы набрали «крейсерскую» скорость – сто километров в час, и поехали уже нормально…. Как положено.
Вдоль дороги – деревни, деревеньки, посёлки….
Названия, самые русские: Чёрная грязь, Елино, Новые Ржавки, Искра, Чашниково, Ложки, Есипово, Пешки…. Вся громадная страна, со своей громадной историей – в этих названиях.
Можно, конечно, предположить, почему деревня названа, например, Ложки! А, может, здесь раньше делали самые лучшие на всю округу ложки? А, может, и сейчас делают?
А почему деревня – Чёрная грязь? Странно….
Не могли же так назвать деревню из-за того, что грязь в ней чёрного цвета?
Смешно….
Виски где-то в бардачке.
Вот и захотелось.
Хотя бы, хлебнуть.
А где, кстати, Coca-cola?
– Миш, а ты не видел колу?
– Сзади! Да, вон…, за правым сиденьем посмотрите, в сетке.
– O’key! – если смешать один к одному, будет вкуснее! Коктейль, прямо…. Правда, безо льда. Ну, да ладно….
– А стаканчик, какой-нибудь? – точно, лежит вместе с виски….
Вкусно-то как! Jim Beam это вам не какой-нибудь Read Label! Настоящий бурбон!
Вот такую волшебную смесь виски с кока-колой нельзя пить как водку! Нельзя глотать, чтобы «проскочило» побыстрее!
Нет!
Маленькими глоточками, задерживая во рту, медленно прополаскивая язык в напитке…. Напиток, как драгоценность!
Кайф!
Ну…. Всё-таки, конечно… поспать-то, не мешает!
Недопитый стакан с виски я всунул в специальную «держалку» около рычага переключения скоростей, немного опустил своё сиденье, закрыл глаза и …. Приготовился к «полёту».
Шума мотора почти не слышно. На салонном зеркале болтается вкусная «вонялка». Прекрасное чувство умиротворения, надёжный водитель.
Засыпаю….
«Полетел».
Воспоминания, как волшебное одеяло, – нахлынули, укутали меня с головой…. Стало тепло, уютно.
Засыпаю….
Прочитано 3499 раз
Другие материалы в этой категории: Глава 2. Путевка в жизнь. »

Пользователь