Вторник, 24 октября 2017

Подводные лодки идут на помощь

Опубликовано в Историк Розин Александр Владимирович Понедельник, 07 июня 2010 18:53
Оцените материал
(0 голосов)
Одним из важнейших условий действий подводных лодок в районах боевой службы является скрытность, нарушение условий скрытности приводило нередко к наказанию командира субмарины, вплоть до отстранения от командования. И если в военное время в принципе все ясно, то в мирный период каждый командир решает сам что важнее человеческая жизнь или буква приказа. Бывают ситуации, когда командир стоит перед выбором пренебречь распоряжениями и оказать помощь людям, находящимся в бедственном положении в море или несмотря ни на что продолжать свою боевую службу. Известно несколько случаев, когда командир субмарины, являясь свидетелем бедственного положения, или гибели судна продолжал выполнять свой боевой приказ и не выдавал своего местоположения. Так случилось 9 апреля 1981 года в Восточно-Китайском море, когда ПЛАРБ ВМС США «Джордж Вашингтон» столкнувшись с японским грузовым судном «Ниссио-мару» потопила его, погибли два моряка. Являясь виновником и свидетелем гибели судна, командир продолжил выполнение своей задачи не оказав помощи протараненному судну, у него был приказ, и он его выполнял. Аналогично вел себя и капитан ПЛА ВМС США «Гринвилл» когда 9 февраля 2001г. при всплытии его корабль протаранил японский учебный траулер «Эхиме-мару», экипаж после всплытия не сделал даже попытки помочь людям с гибнущего судна. Капитан траулера Хисао Ониси заявил, что команда подлодки «стояла и смотрела», как люди стараются спастись. «Ни один из пассажиров траулера не был спасен экипажем подводной лодки», — заявил Ониси. Оправдывая действия экипажа, командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Том Фарго утверждал, что люки подлодки не открывались из-за волнения, но, по словам Ониси море было спокойным. В общем, субмарина ушла в базу, а из 35 человек с траулера спаслось только 26. Не стоит, однако думать, что американские подводники всегда вели себя так. 13 августа 1979 года ПЛА «Цинциннати» во Флоридском проливе спасла моряка упавшего с финского торгового судна «Finn Beaver». Но это пока единственный случай известный мне.

В отличие от западных коллег, советские моряки подводники неоднократно шли на помощь терпящим бедствие, не смотря на тяжесть возможного наказания. Вот только несколько подобных эпизодов которые мне известны.

«Налим» спаситель.


В конце сороковых годов, после войны базировавшаяся на Камчатке дизельная подводная лодка V серии «Щ-104» («Налим») под командованием капитана 3 ранга Косенко Тимофея Дмитриевича возвращаясь в базу после общефлотского учения, бушевавший несколько дней шторм почти стих. Субмарина находилась на большом удалении от судоходных трасс когда 5 ноября сигнальщик, находившийся на козырьке боевой рубки, доложил вахтенному офицеру о обнаруженном вдалеке судне лежащем в дрейфе с непонятными сигналами на фалах. Когда лодка подошла ближе, оказалось что это рыболо? вецкий деревянный сейнер, под советским государственным флагом, а поднятые сигналы на фалах были рыболовецкой одеж? дой поднятые рыбаками для привлечения внимания проходящих судов, хотя этот район редко посещали корабли. Дальше слово непосредственному участнику событий в то время старшине 1 статьи Б. Пахомову: «Подошли к сейнеру почти вплотную, насколько позволяла волна, чтобы не повредить его деревянный корпус, застопорили ход. На судне не подавалось ни? каких признаков жизни, рулевая рубка была пустой.

Тогда мы дали громкий сигнал тифоном, а затем сиреной — опять полное безмолвие. Командир решил высадить на сейнер не? сколько человек для его осмот? ра. Вызвали аварийную партию на мостик.

В это время на сейнере откры? лась дверь рулевой рубки, и с трудом держась на ногах появил? ся человек. С его слов мы узна? ли: находящийся на промысле в наших прибрежных водах Кам? чатки во время сильнейшего шторма сейнер вынесло в океан, машина не могла справиться с бушевавшим штормом. Потом кончились горючее, продукты, вода, а радио на судне отсутство? вало. И беспомощное суденыш? ко несколько недель находилось во власти океана. Последовав? ший затем новый шторм отнес его далеко от родных берегов.

Холод и голод сделали свое дело, все рыбаки оказались в кри? тическом положении, а в коман? де была одна женщина-повариха.

Вызванная наверх аварийная команда в составе главного стар? шины Богословского, старшин Москалева, Железнова и Бухтина быстро облачилась в легково? долазные костюмы. В состав группы был включен и военфельдшер старший лейтенант Кравченя. Было решено, что сначала один из старшин спустится в воду, подплывет к сейнеру и взберет? ся на него. Для надежности пло? вец имел страховочный конец. После того, как первая попытка прошла успешно, тем же спосо? бом на судно переправились все остальные. Через некоторое вре? мя, военфельдшер доложил ко? мандиру о состоянии команды сейнера, которая находилась в крайнем истощении, едва подавая признаки жизни. На камбузе лодки приготовили горячее какао. Для его доставки применили ре? зиновый мешок из-под дистилли? рованной воды. С помощью бро? сательного конца какао и не? сколько полушубков для обогре? ва команды перекинули на сей? нер. Доктор занялся своими пря? мыми обязанностями.

Аварийная команда осмотрела машину и все механизмы на сей? нере, они находились в исправном состоянии.

Находившиеся на мостике ко? мандир и его помощники тем вре? менем обсуждали возможные ва? рианты оказания помощи сейне? ру и рыбакам. Фактически в об? суждении принимала участие вся команда лодки. На сейнере были обнаружены две металлические бочки из-под горючего, их реши? ли использовать. Обвязав бочки бросательным концом, подняли на верхнюю палубу лодки. Залив соляром и маслом, бочки вновь при помощи тех же бросательных концов подвели к борту сейнера. Но здесь случилось непредвиден? ное. При подъеме на сильной кач? ке, бочки сорвались за борт. Об их вылавливании не могло быть и речи, да к тому же вскоре они исчезли в волнах.

Тогда решили взять сейнер на буксир — благо на нем имелся манильский буксирный трос. Завели его на лодку, дали малый ход од? ним дизелем, трос натянулся, как струна, но, как только сейнер по? пал в прогиб волн, трос лопнул. При последующих попытках буксировки таким способом на сей? нере были вырваны полуклюз и кнехты. Пришлось заводить для буксировки швартовые концы с лодки, что и было проделано, только теперь буксирный конец был заведен способом «брати» т. е. вокруг корпуса сейнера. Дали ход, стальной трос тоже лопнул. Повторно таким же образом заве? ли двойной буксировочный трос, и сейнер покорно пошел за лод? кой. На руле сейнера стоял наш старшина.

Дали малый ход обеими дизе? лями вперед, и сейнер послуш? но последовал в кильватер за ПЛ. Так мы более суток буксировали сейнер и находившуюся на нем команду.

А что произошло на рыбном комбинате, когда в бухту вошла ПЛ с буксируемым сейнером, ко? торый давно считался пропав? шим без вести, вы сами можете представить. За время буксиров? ки несколько человек из числа команды сейнера благодаря ста? раниям нашего доктора смогли встать на ноги«. Доставив сейнер к причалу, подводная лодка «Щ-104» полным ходом отправилась в базу.

Спасти «К-19».


Когда 3 июля 1961г. на ПЛАРБ проекта 658 «К-19» (к-2р. Н. В. Затеев) в Атлантике произошла авария ядерного реактора, кроме подвига моряков «К-19» ценой своей жизни предотвративших ядерную катастрофу и спасших корабль, подлинное мужество и героизм продемонстрировали командиры и экипажи двух дизельных субмарин «С-270» и «С-159». После аварии правого реактора, «К-19» всплыла в надводное положение но доложить о ситуации командир не мог, вышла из строя дальняя радиосвязь. Ракетоносец выполнял свое первое боевое патрулирование в рамках флотских учений «Полярный круг», в них участвовало еще много дизельных подлодок, которые входили в завесу для перехвата ракетоносца. По приказу Затеева задействовали резервный маломощный передатчик, в надежде, что кто-то из них может принять сигнал. Радисты «С-270», которой командовал капитан 3 ранга Свербилов Жан Михайлович, «поймали» слабые сигналы «К-19», просившей о помощи, и доложили командиру. Жан Свербилов принял решение немедленно идти на помощь. Он трезво оценил обстановку и, не ожидая скорого решения «верхов», «вышел из завесы» и взял на себя инициативу по спасению людей и ответственность за прерванное участие в учении. Также повел себя и командир «С-159» капитан 3 ранга Вассер Григорий Александрович. Остальные из тех, кто тоже принял сигнал, ждали штабного разрешения. 4 июля первым к аварийной лодке подошла «С-270», через ее антенны Н. В. Затеев установил связь и дал шифровку о аварии. Кроме того на дизельную лодку перевели часть команды с ракетоносца и Жан Свербилов даже попытался буксировать «К-19». Но сильная волна мешала маневру. Позже подошла и «С-159» Вассера, 5 июля на нее также перевели подводников с аварийной субмарины во главе с командиром. Все это время Затеев посылал радиограммы в штаб, но они оставались без ответа. Приготовили торпеды на С-159" чтобы в случае угрозы захвата корабля западным флотом потопить «К-19». К счастью это делать не пришлось, подходили наши корабли и экипаж «К-19» на лодках Свербилова и Вассера пошел к родным берегам, где подводников приняли на надводные корабли. Когда «С-270» и «С-159» пришли в Полярный они «светились» и их пришлось дезактивировать, экипажи также прошли обработку. Своим поступком Жан Свербилов и Григорий Вассер поставили под удар свою командирскую карьеру, но если бы они не решились оперативно оказать помощь «К-19» число погибших было бы выше, а возможно, что и ракетоносец спасти не удалось.

О, совьетико! Прима!


Летом 1966 года в глубинах нейтральных вод Тирренского моря дизельная советская подводная лодка проекта 641 под командованием капитана 2 ранга А. Г. Бекетова, несла обычную боевую службу. При очередном всплытии в перископ командир увидел небольшой баркас, подававший сигналы бедствия.

— Что-нибудь существенное, Александр Георгиевич? — спросил у командира его заместитель по политической части.
— А посмотри! — предложил командир. — Ситуация!
Ситуация действительно складывалась головоломная. Всплывешь, чтобы помочь рыбакам, — нарушишь условия выполнения своей задачи, и оценка может быть законно снижена. А она добывалась неделями очень напряженного труда и вырисовывалась высокой. С другой стороны, уйти, оставить людей без помощи — это тоже не укладывается в сознании.
Все в центральном посту напряженно ждали, какое из двух решений примет командир.
— Надо же было им свалиться на нашу голову, — в сердцах сказал он. И отдал команду на всплытие.
По общему вздоху облегчения можно было судить: каждый из тех, кто находился сейчас рядом с командиром, поступил бы на его месте точно так же.

Через несколько минут наша лодка в открытую покачивалась на волнах. Нетрудно представить себе сначала изумление, а затем восторг итальянцев, когда они увидели, что спасение, как в сказке, пришло из морских глубин.
— Америка? — тыча пальцем в сторону лодки, надрывая голос спрашивал один из рыбаков.
— Нет, мы — советские, — пояснил Александр Георгиевич и поправил пилотку, чтобы лучше была видна на ней красная звездочка.
— О, совьетико! Прима!

Их подняли на палубу «букашки». Двое были уже мужчины в годах, третий лет сорока, а четвертый — совсем юнец. Самый старший из них немного говорил по-русски. Оказалось четверо портовых грузчиков из Палермо, вышли в море порыбачить и отдохнуть, но штормом их унесло в море, судно лишилось хода, и десять дней носилась по волнам в стороне от судоходных путей. Продукты кончились, как и питьевая вода, итальянцы из-за жары и отсутствия воды были в тяжелом состоянии.
На долгий разговор не было времени. Лодочный врач лейтенант Суровкин оказал им помощь. Наш матрос-дизелист перебравшийся на барказ, несколько минут повозился с двигателем, и он затарахтел ровно, уверенно. Рыбакам дали горючего, чтобы хватило до Сицилии, консервов, галет, пресной воды и сухого вина. Й еще сигнальщик подарил им на прощание добродушнейшую улыбку, подмигнул и сказал: «Привет Софи Лорен!»
Реакция командования, по факту нарушения скрытности и притупления бдительности, была скорой и жестокой. Над Бекетовым нависла угроза отстранения от командной должности. Но произошло неожиданное. Добравшись до родных берегов, спасенные рыбаки со своими чадами, домочадцами, друзьями двинули в Рим и по-итальянски темпераментно устроили у советского посольства демонстрацию благодарности от сицилийских властей и граждан города Палермо. О этом от советского консула стало известно в Москве. Глава МИД  А. А. Громыко в разговоре с Министром обороны А. Гречко, узнав, что такой факт гуманизма проявлен нашими подводниками, просил поощрить командира как настоящего интернационалиста. Теперь уже перед старшими начальниками — дилемма: с одном стороны, надо бы поощрить командира лодки. Но с другой стороны… В общем А. Бекетов продолжил службу на подлодках, был награжден орденом, об этом случае рассказала в 1967 году «Красная звезда». Позднее командовал дизельной ракетной ПЛ пр.651 «К-58», был заместителем командира 35 ДиПЛ СФ.

Случайная встреча.


28 октября 1991г. советская ПЛ всплыла в 60 км от побережья Камчатки и обнаружила прямо по курсу надувной плот, обтянутый брезентом. На нем спали два человека. Моряки разбудили их и поинтересовались, куда, дескать, плывем? Как оказалось братья Виноградовы — Павел и Андрей жили в Новосибирске. Младшему 18, старшему — 21 год. Устав бороться с трудностями перестроечного периода, решили двинуть в Америку! С 10 тысячами рублей в кармане два месяца назад братья приехали на Камчатку. Поселились недалеко от Петропавловска-Камчатского на берегу океана в заброшенном военном доке. По случаю за тысячу рублей купили спасательный плот. В солнечный день отошли от берега и перевернулись. Кое-как выплыли и обсушились. Купили второй плот. Опять запаслись продуктами, раздобыли на всякий случай ракетницу, обтянули плот брезентом для маскировки и снова в море. Теперь братьям светит статья в уголовном кодексе.

Звезда французского TV.

В конце зимы 1992г. дизельная подводная лодка проекта 877 «Б-177» осуществляла межфлотский переход с Черноморского на Северный флот. Перегон лодки осуществлял экипаж однотипной субмарины «Б-808» Северного флота (в. ч. 63829) под командованием капитана 2 ранга Гончарик  А. А., старпом Попов  И. Е. Штатный экипаж был нелинейным и из его состава на переходе были всего несколько человек, командир «Б-177» капитан 2 ранга Александр Олейник, старпом капитан 3 ранга Стремоухов  Д. С., механик, замполит. Старшим на переходе был командир БПЛ СФ капитан 1 ранга Александр Тарасов.

24 февраля 1992г. «Б-177» шла в надводном положении в Атлантическом океане у побережья Португалии на международном канале связи приняла сигнал бедствия с французского судна «Вибель». О том, что это парусная яхта, совершавшая переход из порта Ле-Сабль-Олон в Гваделупе с тремя членами экипажа, узнали чуть позже из радиопереговоров судна с кружившим над ними американским патрульным самолетом «Р-3С» — «Орион» он же сообщил, что поблизости с подавшим SOS судном нет других судов. Командир лодки пошел на помощь, о чем сообщил яхтсменам и летчикам, последние указывали путь. Капитан медицинской службы Петр Палюх вспоминал: «Когда командир сообщил, что лодка идет на помощь попавшим в беду яхтсменам, я сразу же стал разворачивать походный госпиталь. Пока шли навстречу яхте, в кают-компании лодки все было подготовлено для возможной операции. Моим ассистентом должен был стать помощник командира старший лейтенант Александр Линник. Переводчиком вызвался лейтенант Андрей Никитин, отлично владеющий английским языком». Наша ПЛ пришвартовалась к яхте, волнение моря было не больше трех баллов и подлодке качка была не страшна, но маленькую яхту было сложно удержать на волне и после того как на яхту с трудом перешли П. Палюх и А. Никитин, субмарина вынуждена была отойти от яхты так как она очень сильно ударялась о борт. «… перебрались на ее борт. Сразу же — к больному. Мишеля Дебайаля как выяснилось, уже четвертый день мучили сильные боли в желудке. Лицо француза было серым. Он с трудом говорил. Но когда я сделал ему внутривенный укол и поставил капельницу, он оживился и поднятым вверх большим пальцем руки дал понять, что ему стало лучше. Однако сердце моего пациента уже давало сбои. Да и давление сильно прыгало. Стало ясно что необходима госпитализация. Об этом мы известили капитана яхты и американских летчиков „Ориона“. Те связались с береговой охраной Португалии и вызвали спасательный вертолет». Прилетевший вертолет береговой охраны Португалии сумел с помощью спасателя забрать Мишеля Дебайаля и доставил пациента в госпиталь. Там ему сделали операцию, и он поправился. После этого яхта опять пришвартовалась к борту субмарины, и с нее забрали наших моряков. Подлодка, простившись с французами, пошла ранее намеченным курсом. Спустя два дня на лодку с французского патрульного самолета «Атлантик» передали: «Вы стали звездой нашего телевидения». Как оказалось, капитан яхты все происходящее заснял на кассету и с вертолетом отправил материал на берег, а там французские тележурналисты сделали отличный репортаж с нашей субмариной в главной роли. «Б-177» завершила поход 13 марта в гавани Полярного. Французы потом расщедрились, Петра Палюха приглашали во Францию покутить за их счет, так как он того француза все-таки откачал, но у нас ему не дали загранпаспорт, время еще было не то.

Литература.

Белоусов  В. «„Дельфин“, ставший звездой». Журнал «Эхо планеты» № 12 1992г.
Егоров  В. Волынец Г. «Ты меня перископом разбудишь». «Комсомольская правда» 31.10.1991г.
Ковалев  Э. Саксеев А. «Возвращенные бездной». Москва-Санкт-Петербург. 2002г.
Козлов  В. «Подводная война» Москва. «Яуза» Эксмо 2005г.
Кореневский  М. «Вышел корабль в Средиземное». Газета «Красная звезда» 27.12.1967г.
Марчук  Н. П. «Шоколад подводника» Одесса. «Маяк» 1990г.
Пахомов  Б. «Случайная встреча». «Морская газета» 26.05.2001г.
Сокут  С. «Таран у Гавайских островов». Газета «Независимое военное обозрение» 16-22.02.2001г.
Черкашин  Н. А. «Повседневная жизнь российских подводников». М. «Молодая гвардия» 2000г.
Информация с сайта РПФ-форум
Информация с сайта http://216.239.59.104/search? q=cache: v9Rjtr-fJRMJ:www.history.navy.mil/library/online/humanitarian. htm

Розин Александр.

{multithumb}
Прочитано 5395 раз
Другие материалы в этой категории: Субмарина в сетях »

Пользователь