Среда, 23 августа 2017

2.3. Халатность, или....?

Автор  Опубликовано в 2. Флот и завод Вторник, 27 апреля 2010 15:12
Оцените материал
(4 голосов)

В период интенсивного освоения атомных подводных лодок в советском военно-морском флоте - с середины 60-х годов до конца 80-х - в ходе заводских и государственных испытаний на всех лодках возникали серьезные отказы в технике. Эти отказы можно расценивать как халатность или вредительство. Остановлюсь на некоторых из них.

1. В 1963 г. на Северодвинском машиностроительном заводе шли интенсивные работы по подготовке к заводским ракетным стрельбам атомной подводной лодки проекта 658 «К- 178». После окончания государственных испытаний корабль планировали передать Военно-Морскому Флоту. Стол для пуска ракет «Р-13» оказался установленным с ошибкой на 180 гр. В результате — ракеты были запущены в противоположном направлении и попали в «Красный чум». На поиск и устранение неисправности ушло несколько месяцев, что задержало передачу пларб в состав ВМФ. Виновные были наказаны.

2. Приблизительно в то же время на одной из атомных подводных лодок при приеме от промышленности штурманского вооружения в приборе КПИ-3м (корабельный приёмо — индикатор)  длительное время не могли обнаружить неисправность. Как потом выяснилось, в переключателе каналов внутри трубки диаметром 3 мм была дополнительная пайка. Это сделал специально работник предприятия- изготовителя. Виновный был осужден. Срок передачи пл ВМФ был задержан.

3. В 1963-1964 г. г. подводными лодками проекта 629      29 дивизии пл 15 эскпл ТОФ было выполнено несколько практических ракетных стрельб. Результаты были неудовлетворительные, т. к. ракеты имели значительные отклонения от норм технического рассеивания. Разборы, проводимые командованием дивизии и эскадры, были направлены только на поиски конкретного виновника из членов экипажа, чтобы его примерно наказать. Главным виновником считали штурманов стреляющих лодок. Только грамотные действия                                 ф-1 дивизии капитан-лейтенанта Бернта  Б. Б. защитили их от произвола командования. Вмешался Первый Заместителя Командующего ТОФ контр-адмирал Васильев. Из Москвы прибыла комиссия УРАВ ВМФ, которая обнаружила, что во всех ракетах использовались бракованные датчики времени работы двигателя. Следующая стрельба исправной ракетой получила отличную оценку. Спрашивается, почему на ракетах были установлены неисправные датчики, кто в этом был заинтересован? По-моему без явного вредительства и здесь не обошлось.

4. В сентябре 1963 г. атомная ракетная подводная лодка проекта 659 «К-122» отрабатывала элементы задачи № 2 со вторым экипажем под командованием капитана 2 ранга Рябова Вилена Петровича. Ночью, в подводном положении, на ходу 14 узлов, лодка внезапно потеряла управление носовыми горизонтальными рулями и начала быстро проваливаться на глубину с нарастающим дифферентом на нос. Принятые экипажем меры, помогли остановить погружение пл. После всплытия в надводное положение было обнаружено, что лопнул баллер НГР правого борта. По приходу в базу флотская комиссия установила причину поломки баллера. Внутри него находилась «раковина (пустота)» размером с фуражку. На заводе должны были обязательно «просветить» баллер. Но не сделали этого. Кто виноват?

5. Шел 1967 г. Атомная подводная лодка проекта 675 «К-34» под командованием капитана 1 ранга Сучкова  В. проходила ходовые испытания на судостроительном заводе в г. Большой Камень (Приморье). В одну из ночей, когда на пл работали реакторы двух бортов, вышел на перекур, упал за борт и утонул рабочий сдаточной команды, обслуживающий реакторный отсек. А утром были обнаружены сорбенты смолы для очистки воды в активной зоне реактора. Атомная энергетическая установка была выведена из строя, и срок сдачи корабля был перенесен почти на 6 месяцев. Кто виноват?

6. В июне 1968 года атомная подводная лодка пр.675 26 дипл в бухте Конюшково  грузила ракеты «П-6» для стрельбы по морской цели. В момент погрузки оборвался трос, используемый для регулировки скорости движения ракеты в контейнер, и ракета под собственным весом «загрузилась» в контейнер. Такая погрузка считается аварийной и ракета тоже — аварийной. Заместитель командира 26 дипл капитан 1 ранга Вериникин  И. И. принял решение ракету из контейнера не выгружать, а взять еще одну ракету и стрельбу выполнить аварийной ракетой. Во время стрельбы прошел сигнал «отказ старта», Вереникин  И. И. приказал произвести «аварийный старт», что конструктивно должно было быть предусмотрено. Однако, команда «Аварийный старт» не прошла, и ракета осталась в контейнере.

По прибытии в базу капитан 1 ранга Вериникин  И. И. совместно                с Ф-РО дивизии капитаном 2 ранга Балакиным прибыл с проверкой на стоящую в боевом дежурстве подводную лодку ( готовность к выходу в море 1 час). Объявили аварийную тревогу с вводной: «Горит ракета в таком — то контейнере». В инструкции дежурному по кораблю было записано, что по этой вводной, если нет возможности потушить пожар, необходимо произвести аварийный старт ракеты. Вереникин  И. И. сделал соответствующую запись в журнал «Дежурного по пл», и, разрешив действовать согласно требованиям инструкции, приказал ему произвести аварийный старт «горящей» ракеты. После нажатия кнопки «Аварийный старт» все убедились, что сигнал не прошел.

Разбор работы ракетного комплекса в режиме «Аварийный старт» показал конструкторскую ошибку в схеме управления. Возможно, это тоже была не «простая ошибка».

7. Северный флот. Во время ходовых испытаний рпк СН проекта 667-б «К-465» под командованием капитана 1 ранга Батаева Вячеслава Михайловича было установлено, что стрельба баллистической ракетой из шахты № 1 практически невозможна. Неоднократные выходы на стрельбу из шахты № 1 успехом не увенчались. Многие начальники, заинтересованные в скорейшей приемке корабля, пытались «давить» на командира, предлагая ему провести стрельбу из другой шахты и подписать акт государственной комиссии о приемке корабля. Но командир был настойчив. Только после вмешательства высоких чинов из Москвы, после тщательной проверки было установлено, что в БИУС в режиме «Боевой» в одном из элементов памяти отсутствует «прошивка» по шахте № 1. Кем это было сделано?

8. Там же на Северном флоте во время ходовых испытаний рпкСН проекта 667а «К-204» на полном подводном ходу сработала аварийная система «Турмалин» и, взяв управление на себя, выдала команду на «Реверс — полный ход Назад». Подводники могут понять, в какую тяжелую ситуацию попал экипаж. Только высокая профессиональная подготовка в этот раз спасла лодку от гибели. Кто виноват?

9. В ходе заводских испытаний рпкСН проекта 667а «К-236» на судостроительном заводе им. Ленинского Комсомола в городе Комсомольске - на  Амуре случайно было обнаружено, что цилиндр шахты, внутри которого перемещается перископ, выполнен из другого, не соответствующего требованиям конструкции корпуса корабля, металла. Комиссия установила, что при глубоководном погружении эта деталь не выдержала бы давления, разрушилась, что привело бы к неминуемой гибели подводной лодки. Кто виноват?
При буксировке этой рпкСН из бухты Чихачева, где она была выведена из заводского дока, в б. Большой Камень случилось ЧП. При подходе к заливу Советская гавань вышло из строя гидравлическое управление ВР, и лодку понесло на камни. С большим трудом с помощью буксиров навигационная авария была предотвращена. В чем причины отказа управления ВР? Один из клапанов системы рулевой гидравлики на заводе неизвестно кем вместо «Открыт и опломбирован» был приведен в положение «Закрыт и опломбирован». При сдаче навигационного комплекса и приборов БИУС «Туча» были обнаружены сложнейшие неисправности, которые не позволили бы лодке проводить ракетные стрельбы. Но об этом в заметках «Штурманские загадки и советские умельцы».

По-видимому, подводники, ознакомившись со статьей, смогут вспомнить аналогичные случаи из собственной жизни. По - моему — это были элементы «холодной войны» под водой.

Прочитано 4999 раз Последнее изменение Среда, 18 мая 2011 13:32
Другие материалы в этой категории: 2.2. «Второй круг» »

Пользователь