Суббота, 23 сентября 2017

Северная сторона

Опубликовано в Старший лейтенант Свирин Владимир Петрович Вторник, 18 мая 2010 13:08
Оцените материал
(5 голосов)

Впервые приехав в Севастополь, в 1974 году, я влюбился в него сразу и на всю жизнь. В его бухту, корабли на рейде. В его белые домики, затененные листвой акаций. В его затопленные корабли, Нахимова и Корнилова. В его историю и день сегодняшний, частью которого я собирался стать.

Я приехал, чтобы поступить в Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище. И поступил. И, через пять лет, окончил его, став офицером и получив назначение на Северный флот. Я увозил с собой в Заполярье тепло севастопольских бульваров, тепло севастопольских сердец и свою горячую любовь к этому городу. И желание вернуться.

И я возвращался. Всю жизнь возвращался, при первой возможности, лишь единожды «променяв» любимый город на Сочи. И уже много лет приезжаю с женой и детьми, которым сумел передать любовь к этому прекрасному городу. И буду приезжать, пока живу на этом свете, пока ноги ходят.

Много мест в Севастополе, согревающих душу давним теплом. Я коснусь небольшой его части, Северной стороны. Небольшой, но очень важной!

Возможно, оттого, что, опоздав на последний катер в «Голландию», мы имели возможность переправиться на «Северную». А там — марш-бросок через «Моряк», по Богданова, по «тропе Хо Ши Мина» к «системе», и успеть! успеть до «нулей» доложить о прибытии.

Возможно, оттого, что, получив «неувал», можно было с минимальным риском сходить туда в «самоход». Возможно, оттого, что ее «Учкуевка» — самый близкий и доступный для нас пляж.

Или оттого, что, решив на втором курсе обзавестись «гражданкой», мы шли на Северную снимать жилье. И, «сложившись» вчетвером- впятером, снимали комнатушку или летнюю кухню. И, с этого момента, все пути наши проходили через Северную.

Мы сменили две или три таких комнатушки, пока, к четвертому курсу, не закрепились окончательно на Каховской, 24. Рядом с Братским кладбищем. У «дяди Саши» и «бабы Жеки».

«Дядя Саша». Александр Григорьевич Полищук. Он был тогда моложе, чем я сейчас. Промывал корабельные котлы и частенько приносил отработанный спирт, который очищал по особой методе, и пускал по «прямому» назначению. Как добавку к вину, которое готовил из своего винограда. Литров по триста у него выходило, хотя виноградник был небольшой.

«Баба Жека». Евгения Ивановна Прахова. Работала смотрителем на Братском кладбище. За внешей ее сварливостью скрывалась добрейшая душа. Как бы ни «строила» она нас за вольности, но всегда, приходя из «увала» для переодевания, мы находили на столе тарелочку с зеленью, хлебом и колбаской, и кувшинчик с вином. Часто и времени не оставалось отведать все это, но, как приятно!

Там, за накрытым во дворе столом, мы и «обмыли» свои «поплавки» после производства в офицеры. Причем, дядя Саша сварил по этому поводу такую «чачу», что «поплавок» мой враз позеленел. Таким и лежит до сих пор.

Здесь моя вторая Родина. Здесь я родился, как гражданин, как офицер, как личность. Здесь получил все, с чем шел потом по жизни. И мне кажется порой, что люблю ее даже больше, чем первую…

Бабы Жеки вскоре не стало. А дружба с Александром Григорьевичем сохранилась надолго. Он уже и деньги с меня отказывался брать за постой. Приходилось исхитряться: то продуктов ему накупить, то просто, уезжая, «забыть» деньги на видном месте. А как он обрадовался увидев моих детей… Посторонние так не радуются. Мы сроднились за двадцать лет. Тогда, в девяносто шестом, мы виделись в последний раз. Конечно, не зная еще об этом.

Лишь в следующий приезд я увижу проваленную крышу дома. Соседи расскажут, что сгорел дядя Саша вместе с домом, уснув с зажженной папиросой… Пусть каменистая земля Братского кладбища будет им пухом.

Братское кладбище…

Сколько раз оно хожено вдоль и поперек. Генерал Хрулев…, мичман Мессер…, адмирал Корнилов…, все давно знакомо. Но каждый раз я вновь иду сюда. Почему-то это необходимо…Соприкоснуться…

Свечу в храме, всем, кто погиб за Севастополь, за Родину…
И на новую половину… Пару гвоздик капитану 1 ранга Долгову Василию Ивановичу, прекрасному офицеру и замечательному человеку, уважение и благодарность к которому я храню в душе…

И захожу на Каховскую… все так же, крыша провалена, запустение. Сын дяди Саши, Сергей, механик гражданского флота, осел в Одессе. Сюда, видно, руки не дотягиваются…

А у «Моряка» живет мой друг, Валера Ахременко, Егорыч. Капитан 2 ранга, пятнадцать лет прослуживший на 675-х, «раскладушках». И тринадцать лет после этого проживший в Севастополе с документом «Удостоверение лица без гражданства». Я впервые увидел такой документ.

Украина:

— Ты призывался в Белоруссии? Там и паспорт должен получать!

Белоруссия:

— А ты на Родину не вернулся! К «хохлам» подался! Вот пусть они и выдают.
«Удостоверение лица…», и то не сразу получить удалось. Хорошо, хоть на работу взяли.

Егорыч, добрейшей души человек, преподает все эти годы в школе. Когда идешь с ним по Северной, кажется, его знают все. И все любят. Это видно по тому, как его приветствуют. Интересно, что бы ответил Егорыч тридцать лет назад, если бы ему сказали, что его дочь тоже окончит «Голландию»? Покрутил пальцем у виска? А она окончила! С отличием !

Меняется мир. Меняется Севастополь и его Северная сторона. Неизменна лишь наша память. И наша любовь к городу русской славы. Неравнодушный взгляд всегда найдет здесь дорогие сердцу приметы.
До новых встреч, Севастополь!

Прочитано 3563 раз
Другие материалы в этой категории: « Ответственное задание Тула »

Пользователь