Среда, 13 декабря 2017

Провалы в памяти

Опубликовано в Старший лейтенант Свирин Владимир Петрович Вторник, 18 мая 2010 13:07
Оцените материал
(7 голосов)

Те, кто бывал в 70-х-80-х годах в губе Большая Лопаткина, припомнят большую черно-серую «дуру», под названием ПКЗ-29.«Флагман» шестой дивизии подводных лодок. У тех, кто входил в ее каюты, возникало чувство, что стены эти должны помнить еще Лунина и Гаджиева. Много лет ей было .

Однажды, по какой-то надобности, ее надо было отвязать от пирса. Так, весь штаб, во главе с комдивом, присутствовал. Боялись-утонет. Большее количество звезд на пирсе я видел лишь раз. Когда встречали К-123 с течью первого контура. Тогда еще и с Флота комиссия была.

В начале восьмидесятых часть кают ПКЗ еще использовалась по прямому назначению, но во многих уже были устроены различные склады и каптерки. Там хранилась корабельная документация 705-х, всевозможные формуляры и паспорта (чего стоило регулярно их все заполнять!), там же складировался весь невозимый ЗИП, лакокрасочные материалы и прочее,
прочее, прочее…

Одной из таких каптерок, с красками и химикалиями, заведовал мичман, Федя Байков. Изначально Федя был трюмным, а на складе-по совместительству. Потом — трюмным по совместительству, а потом и вовсе осел на своем складике, трюма забросив. Видели бы вы, как он разбирался в своем хозяйстве! Как-то мне надо было получить муравьиную кислоту. Федя напряг память:«Муравьиная кислота-порошок белого цвета, кислый на вкус…»С этими словами облизал палец, ткнул его в мешок с чем-то белым, снова облизал…Перекосился, стал отплевываться:«Не то!» Перешел к следующему, и все повторилось. И так до победного конца. Получив, наконец, то, что нужно (то ли? сам не пробовал), говорю :«Федор! Ты умрешь от отравления!»
-Кому суждено сгореть, тот не утонет!-был ответ. Смелый человек Федя Байков!

Но, ближе к делу! В один из январских дней, году в 83-ем или 84-ом, забежал к нам в бухту СКРрик. Ошвартовали его к борту той самой плавказармы, ПКЗ-29. И прошло бы это событие абсолютно незамеченным, тем более, что и не видно «сторожевичка» этого за громадой плавказармы, но…Но на нем служил кореш нашего Федора, школу мичманов вместе кончали. Естественно, Федя вечерком отправился на СКР «в гости». Что и как там было-дело темное, но, судя по дальнейшим событиям, дружбу свою они «укрепили» изрядно…

Незадолго до полуночи в тишину коридоров плавказармы ворвался топот ног и крики:«Человек за бортом!»Захлопали двери кают. Выскакивали:«Что? Кто? Где?»

-Между ПКЗ и СКР-ом! Свалился между бортов! Скорее!

Повыскакивали на борт. Ничего не видно, но кричит внизу, плещется…

-Конец! Быстро!

Принесли, кинули…

-Поймал! Держит! Тащите!

-Куда тащить? Его-ж раздавит!

Ветер-свежачок. Борта, сходясь-расходясь, работают в режиме пресса. Даже непонятно, как он туда проскочил, а уж обратно вытянуть…Нереально! Расплющит!

-Тяни вдоль борта, к пирсу, там вытащим!

-Долго! Не выдержит!

-Мать твою…Тогда держи борта!

Все, кто был на ПКЗ, уперлись в борт «сторожевика». Команда СКРа уперлась в борт ПКЗ. Руками, ногами, баграми, кто чем сподобился, стали отжимать борта друг от друга…Получилось, вытянули…Да это Федя Байков! Федю колбасило…

-Быстро в каюту! Раздеть, растереть…

Конец из рук Федя так и не выпустил. Пришлось обрезать. Правда, непонятно было, как его раздеть, если обе руки мертвой хваткой держат обрезок веревки? Потом уже ребята, делавшие «реанимацию», рассказали. Разжал он все-таки одну руку, чтобы взять протянутый стакан со спиртом. Раздели, растерли, уложили…

А поутру пошли проведать. Шутка-ли, минут двадцать, а то и тридцать (кто их засекал?), в январской, заполярной водичке поплескаться? А Федор-живой и здоровый, и как-то даже не понимает, с чего-бы такая забота?

-Да он, похоже, не помнит ничего!

-А что я должен помнить?

-Как купался вчера,«морж» ты наш! Как спасали тебя двумя экипажами! Как…

-Да идите вы со своими шуточками!

Словом, все попытки «просветить» Федю насчет его заплыва, разбились в прах об его уверенность, что все это розыгрыш. Бывают провалы в памяти. Знаем,«проходили», но…Но , чтобы такой глубины! Разве это возможно?

-Федор! Ну, ты на форму свою посмотри! Не высохла еще!

Посмотрел. Пощупал.

-Это-ж какая падла мне форму испоганила???

Кулачки у Феди сжались. Глаза забегали в поисках «объекта приложения». Кулачки те еще…Быть «объектом» никому неохота…Неизвестно, чем бы все закончилось, но прибежал рассыльный:

-Мичмана Байкова к командиру!

Федор-само недоумение:
-Ему-то я нахрена понадобился?

Натянув чью-то форму, пошел, продолжая бурчать под нос расхожие флотские «поговорки». Вернулся быстро, и в еще большем недоумении.

-Так, чо, мужики,…вчера…, правда, что-ли?

-А командир-то, что сказал?

-Пять суток ареста…

-И все?!

-Нет. Еще, чтоб шел на х..!

Каюта «взорвалась»! Хохотали до слез, до истерики…

Прочитано 4912 раз
Другие материалы в этой категории: « "Губа" Ответственное задание »

Пользователь