Понедельник, 11 декабря 2017

Капитан 1 ранга Кармацкий Владимир Ильич

Опубликовано в Феодосийский Подплав Среда, 11 мая 2016 12:32
Оцените материал
(1 Голосовать)

Родился 13 октября 1948 г. в г. Тюмень.

В ВМФ с 1966 г. Тихоокеанское высшее военно-морское училище им. С.О. Макарова — 1971 г.

ВМА им. Н.Г. Кузнецова — 1991 г. С 1997 — командир 475 ДнПЛ. Капитан 1 ранга.

Награды: орден Красной Звезды № 3743959 — 21.02.85 г., медали.

Проходил службу на подводных лодках пр.613, 641, 611, 690 на ТОФ и ЧФ. Неоднократно выполнял боевые службы и океанские походы на дизельных подводных лодках ТОФа в качестве командира БЧ-3, СПК, командира корабля.

В 1987 в составе экипажа приняли ПЛ пр.641 в г. Лиепая. Из Балтики совершили трехмесячный поход в Черное море с выполнением задач боевой службы в Средиземное море и заходом в ливийский порт Тобрук. Старший на борту в должности начальника штаба соединения ПЛ.

Служил в Феодосии. Занимался испытанием оружия и новой техники в должности НШ 475 ДнПЛ в 1986-1990 и командира 475-го ДнПЛ в 1991-1997 гг.

В период службы встречался с людьми высокой морской культуры, высоким профессиональным мастерством, смелостью принимаемых решений, таких как контр-адмирал Кармадонов (возглавлял первый поход на ТОФе почти всей бригады в Индийский океан во время войны Индии и Пакистана в 1971), B. И. Бец, Г.М. Калайда, и на ЧФ командиры соединения — А.Ф. Луценко и В.А. Кравченко.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ
КАРМАЦКОГО В.И.

После окончания в 1971 г. Тихоокеанского высшего военно-морского училища имени C. О. Макарова в г. Владивостоке я был направлен служить на Камчатку в бухту Бечевинская (Финвал) командиром торпедной группы большой океанской дизельной подводной лодки 641 пр. «Б-112» 182-й ОбрПЛ. По тем временам 182-я бригада была одна из самых плавающих и боевых бригад Камчатской военной флотилии. На ее плечи ложились многие походы, боевые службы, боевые дежурства, учения, поисковые операции и т. д.

 

Здесь офицеры-подводники приобретали богатый опыт. Служба была очень напряженной и даже в каких-то случаях опасной. Приходилось бывать и в горячих точках... В 971 г. в Индийском океане в период боевых действий между Индией и Пакистаном. Одной из индийских подводных лодок 641 пр., которые в то время правительство Индии приобретало в СССР, удалось торпедировать и потопить пакистанский эсминец.

 

 

Будучи уже командиром ПЛ«Б-855»( 641 пр.), мне приходилось нести боевые службы и боевые дежурства в Северном Вьетнаме п. Камрань б. Бинь-ба. Там находилась 17-я оперативная эскадра разнородных сил, в которую входили атомные и дизельные подводные лодки а также надводные корабли почти всех классов. Эскадру неоднократно посещал Хо Ши Мин.

 

 

Служба нигде не бывает простой, а на Камчатке — тем более. Зимой дуют ураганные ветры, а снежные бураны в считаные часы наносят сугробы до высоты 2-этажного дома. Снежные оползни с сопок заваливали дороги, технику, людей. Нередки были и случаи гибели людей в этих лавинах.

 

 

Это край вулканов и океанских берегов. Небольшие землетрясения бывали довольно часто, так что порой на них и не обращали внимание — привыкали.

Добраться же до самой бухты Бечевинской из Петропавловска-Камчатского — а расстояние ни много ни мало около 120 миль — можно было только морем, да изредка летал вертолет.

 

 

Бухта сама по себе уникальная, со всех сторон сопки, глубины до 50 метров, выход через канал в открытую часть Тихого океана. На месте можно было производить дифферентовки подводных лодок, отрабатывать различные элементы курсовых задач, плоть до выхода подводников из труб торпедных аппаратов, на грунте подводной лодки выход людей в аварийных ситуациях через спасательный колокол.

 

 

В 1980 г. я был назначен командиром подводной лодки «Б-855», которая стояла в ремонте в г. Владивостоке. К тому времени у меня уже был богатый опыт офицера-подводника. Моими учителями были грамотные командиры ПЛ, такие как капитан 2 анга Чефонов О., капитан 2 ранга Сысюк И., командир БЧ-5 капитан 3 ранга Скрипко, капитан 3 ранга Голубев А. ну и конечно моряки с большой буквы — командиры соединений контр-адмирал Кармадонов, контр- адмирал Бец В.И., контр-адмирал Калайда.

 

 

В 1981 г. после ремонта в сентябре месяца мы ушли в родную базу Петропавловск-Камчат- ский, б. Бечевинская. Отработали необходимые курсовые задачи. Особенно большое внимание уделили отработке по БЗЖ ПЛ, аварийному всплытию, выхода из строя носовых горизонтальных рулей, выход в торпедную атаку в море с применением практических торпед по КОН, ДЕСО, ОБС, стрельба в дуэльной ситуации ПЛ по ПЛ, стрельбы с ЯБП по берегу и т.д.

 

 

Все это, конечно, будет повторятся и совершенствоваться каждый год всей нашей службы. И все это пригодилось при выполнении поставленных задач перед Родиной.

 

 

Впереди было много боевых служб, дежурств и походов. Выполняли специальные задания в Тихом и Индийском океанах в походах, которые длились от 3 до 11 месяцев. Дважды пересекали экватор, спускались до 58 южной широты, период штормов, приходилось встречать даже айсберги. Заходили с деловыми заходами в Австралию в порт Хобарт, остров Тасмания. В Северную и Южную Америку, в Мексику п. Акапулько, в Колумбию — п. Бонавентуру. Форсировали в надводном положении Сингапурский и Маллакский проливы с выходом в Индийский океан, впереди рейд о. Суматра и Африка, Красное море, п. Массау, Эфиопия, где отрабатывали торпедные стрельбы «практическими» торпедами по плавбазе «Волга» и кораблям охранения. Провели совместные 3-сторон- нее Советско-йеменское — Эфиопское учение и «Прорыв ПЛ противолодочного рубежа». Все задачи выполнялись с оценками «хорошо» и «отлично».

 

 

Все члены экипажа проходили службу на ПЛ ПЛ в невероятно трудных условиях: это и ограничение в пресной воде, неимоверная жара, приходилось вахту в электромеханических отсеках сокращать с 4-х до 2-х часов, происходило обессоливание организма, люди падали в обморок, морская болезнь, ни с чем не сравнимые бытовые условия, помывка морской водой, пища в основном консервированная, ограничение для курильщиков и т.д.

Профессиональное становление в море, значительно усовершенствовали свое мастерство. Подводники проявляли беспримерную стойкость и мужество, своевременно устраняли выявленные неисправности, предотвращали предпосылки к возникновению аварийной ситуации. Командир подводной лодки — это огромный труд, нервы и вечное переживание за людей.

 

 

В жизни мне приходилось слушать массу разносов от начальства, устранять замечания, на которые сил порой не хватало. Море, океан стали настоящей школой мужества и мастерства для нас.

 

 

Мы знали, что так надо, интересы Родины требовали, чтобы наш флаг был в любой точке мира. Было пройдено не один десяток тысяч миль. Боевые службы? Сколько их было... Кто их считал, знаю, что много, десятки, тем более на ПЛ 641 пр. они были до 90 суток.

 

 

Уместно вспомнить сохранившиеся в моей памяти некоторые эпизоды из боевых будней.

 

Выходили из строя носовые горизонтальные рули, благодаря грамотным действиям экипажа, устранили неисправность и не провалились за предельную глубину.

 

 

Или вот при погружении ПЛ на рабочую глубину 240 метров, вдруг пробило кабель электромотора экономхода в 7-м отсеке, в результате произошло возгорание, а там же находился запас регенерации, которая считается взрывоопасной и легковоспламеняющейся, но благодаря опять же отличной отработке моряков-подводников по БЗЖ, быстро в считаные секунды ликвидировали очаг пожара.

Или во время несения боевой службы в Тихом океане пришлось всплыть в ночное время, для того чтобы снять волнорезный щит ТА № 5, так как крепеж вышел из строя. Моряки работали в легководолазном костюме, при зыби 4 балла, с большим трудом справились с этой задачей. И все это время подводная лодка находилась в немедленной готовности к срочному погружению, в любую минуту могли появиться противолодочные самолеты США типа «Орион». Другой случай был примерно такой же, только освобождали правую линию вала от японской рыболовной сети. Даже кусочек ее я сохранил на память.

 

 

Да, когда мы были на рейде острова Сокотра и выполняли торпедные стрельбы, за нами постоянно следил американский фрегат. А нам надо было через неделю уходить скрытно на боевую службу. Мы были ошвартованы к нашей плавбазе «Волга». Мы ничего не придумали, как в ночь ухода вместо наших якорных огней с плавбазы спустили зажженные электрические лампочки. После этого выключили свои якорные огни и в полном затемнении не зажигая своих ходовых огней отошли от нее на 15 кбт., погрузились и ушли по плану. Когда вернулись с боевой службы, командир плавбазы рассказывал, как американцы прохлопали советскую подводную лодку, утром схватились, начали искать, носиться, а никого нет, мы еще искусственные помехи создали, побросали регенерацию и ИПы, чтобы их гидроакустики не могли услышать ПЛ. Вот так мы от них удачно оторвались. Наверное, американские моряки за свою «бдительность» получили хороший нагоняй от своего начальства.

 

 

Вспоминаю, как уже в своих водах, конкретно в Охотском море, была поисковая операция по обнаружению иностранных подводных лодок. Участвовало много сил и авиации, надводные корабли, атомные и дизельные подводные лодки. Каждому нарезали определенный район поиска. На следующие сутки меня перебросили в пролив Буссоль, между Курильскими островами. По данным разведки, иностранная подводная лодка должна во время ее поиска выйти через пролив в открытую часть Тихого океана. Мы заняли соответствующую позицию, замерили гидрологию и в режиме «тишина» под экономходом начали прослушивание в режиме «ШП*. Рано утром старшина команды гидроакустиков обнаружил шум турбины атомной подводной лодки США типа «Стерджен», по классификации 7-лопастная, записали на магнитофоны, вышли условно в торпедную атаку. Контакт удалось держать 25 минут, это неплохой результат для дизельной подводной лодки. Об ее обнаружении дали РДО на КП флота. С приходом в базу, специалисты штаба и лаборатории проверили правильность классификации. Командующий Камчатской военной флотилии лично меня и весь экипаж поздравил с блестящим выполнением задачи. Это еще раз показало, что все боевые службы, учения, походы пошли нам на пользу, и мы на деле доказали свое умение и мастерство.

 

 

В 1987 г. я был переведен с Камчатки начальником штаба 475-го отдельного ДПЛ в город Феодосию. Имея огромный опыт плавания меня послали старшим перехода на ПЛ 641 пр., которую должны были перегнать с Балтийского моря п. Лиепая в Севастополь, с несением боевой службы в Средиземном море. Тихоокеанский и Индийский театры я изучил и знал неплохо, а здесь опыт плавания есть, а театр пришлось изучать заново. Не буду особенно останавливаться на переходе, хочу сказать, что Датские проливы, Ла-Манш, Гибралтар прошли без замечаний, если не считать, что по пути попали в жестокий шторм, правда, обошлось все хорошо, легкий корпус целый, баллоны ВВД под корпусом на месте, а то бывало, что ударами волн легкий корпус задирало до ходовой рубки, а баллоны ВВД снимало с креплений. Командир подводной лодки капитан 3 ранга Ляшок был молодой, только назначенный, но грамотный офицер, у него не было только практического опыта. На переходе нас, как всегда, сопровождали американские самолеты или корабли. Мы заходили с деловым заходом в Ливию — п. Тобрук. Гостеприимство было очень хорошее, в то время там было много наших специалистов.

 

 

После захода у нас по плану боевая служба в Средиземном море и далее домой в Севастополь. Эксцессов никаких не было, боевая служба подходила к концу, как правило, на зарядку АБ всплывали ночью. И вот подошло время всплытия на зарядку АБ и мы постоянно обнаруживаем сигналы работающей РЛС самолета США типа «Орион». Произвели срочное погружение, уклонения, согласно тактических приемов, но самолет продолжает поиски. И когда плотность АБ стала на пределе, принял решение всплывать в позиционное положение на зарядку АБ, под РДП не было возможности из-за шторма, но предварительно подготовили рыболовные огни судна. И как только всплыли — сразу их выставили. По-моему низкая осадка в позиционном положении, штормовые условия и рыболовные

огни помогли нам произвести зарядку, оторваться от преследования и уйти скрытно, незамеченными и выполнить поставленные задачи.

 

 

После боевой службы проливы Дарданеллы, Босфор, наше Черное море и домой в город-герой, слава русских моряков — Севастополь. Там нас встретил командир 14 дивизии контр- адмирал Кравченко, штаб флота, поздравили с успешным выполнением трудной задачи.

 

 

Хочется вернуться назад и вспомнить начало прибытия в 475-й дивизион подводных лодок в Феодосии. Прибыл с Камчатки в конце 1986 г. и прямо в первый день в дивизион подводных лодок. Встретили меня хорошо, хотя для них я был как бы не свой, не черноморец, а тихоокеанец. Надо отдать должное капитану 1 ранга А.Ф. Луценко, который в то время командовал Дивизионом. После Камчатки меня поразило уникальное место городка подводников и бытовые условия. И это в свое время выполнил титаническим трудом командир дивизиона подводных лодок Луценко А.Ф со своими подчиненными офицерами и мичманами. Так как меня назначили начальником штаба, поэтому в первую очередь я познакомился с офицерами штаба. Люди были грамотными, почти все мастера военного дела. Такие как дивизионный минер капитан 3 ранга Мельник В., дивизионный связист капитан 3 ранга Сергиевский Н., дивизионный РТС капитан З ранга Федоров В., капитан 3 ранга Разночинцев, и наши знаменитые механики, дивизионный — капитан 2 ранга Бут А. и его помощники капитан 3 ранга Гнеденко В., капитан 3 ранга Зюбин Е.

 

 

Служба в должности начальника штаба требовала исключительного внимания, бдительности, аккуратности и постоянного самосовершенствования, тем более — это для меня новая должность — упорства, инициативы, энергии и глубоких знаний. Вместе с дивизионными специалистами постоянно занимались планированием разных учений, тренировок, совместных выходов в море с разнородными силами, надводными кораблями, подводными лодками и авиации, для проведения испытаний новой техники и оружия. Большую помощь мне оказывали такие люди, как капитан 1 ранга Луценко и капитан 3 ранга Мельник, который, помимо своих дел, был еще главным планировщиком, это, как говорят, надо всегда руки держать на пульсе и всю информацию в голове. В книгах многое не напишешь, поэтому я был благодарен людям за практическую бесценную науку в своем становлении в новой должности.

 

 

В дивизионе подводных лодок на то время было 7 единиц: «С-37» пр.633 — командир капитан 2 ранга Проскурин В.В., боевая подводная лодка, опытовая ПЛ «С-49» пр. 633 РВ — командир капитан 2 ранга Коновалов В., «С-128», «С-100» и 3 «Кефали» — «С-310», «С-226», «С-256» пр.690, где командирами были капитан 3 ранга Ляшок, капитан 2 ранга Необутов В., и капитан 2 ранга Лось Олег Иванович соответственно. Командиры подводных лодок также были опытными офицерами-подводниками. Естественно, никто не считал, сколько было выпущено торпед, ракето- торпед, ракет нового образца, постановок минных заграждений, работа с подводными диверсантами. Применение новой техники при выполнении торпедных стрельб, при плавании подводных лодок в завесах при поиске противника и т. д.

 

 

В 1987 г. командованием я был направлен в Военно-морскую академию им. Кузнецова в Ленинграде. Окончив ее, был назначен командиром 475-го ДПЛ в Феодосии вместо Луценко А.Ф. и сразу практически на новой должности получил капитана 1 ранга.

 

 

Как командир дивизиона, уделял большое внимание поддержанию подводных лодок в высокой боевой готовности, подготовке командиров ПЛ, старших помощников к самостоятельному управлению ими, также помогал в становлении в должности, как мне в свое время, нового начальника штаба капитана 2 ранга Андреева В. В общем получается, что я все ступени службы прошел, а не проскочил. За свой нелегкий труд не раз поощрялся грамотами, награжден многими медалями и боевым орденом Красной Звезды.

 

 

Немного о своей семье. Жена Кармацкая Екатерина Васильевна со мной с лейтенантских лет, всячески помогала и поддерживала в службе, многое в быту ложилось на ее плечи, в семье всегда было взаимопонимание, как говорят, тыл был крепок.

 

 

Командовал дивизионом ни много ни мало, а целых 7 лет, но так получилось, что из-за развала Советского Союза и образования самостоятельных государств, стал последним командиром Феодосийского соединения подводных лодок. В 1997 г. дивизион был расформирован, часть лодок были переведены в Севастополь, а часть отправили на слом.

В 1998 г. ушел в запас, но остался верен своей профессии моряка. Благодаря былой командирской практике, большого опыта, знания моря и своего профессионального дела работал капитаном водолазного катера, а в настоящее время капитан-диспетчер Российского военного порта в Феодосии.

 

 

Несмотря на годы, стараюсь выглядеть по-прежнему бодро, молодцевато, и оставаться нужным Военно-морскому флоту России!

Прочитано 878 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Пользователь