Среда, 16 августа 2017

Капитан 2 ранга Зюбин Евгений Иванович

Опубликовано в Феодосийский Подплав Среда, 11 мая 2016 12:29
Оцените материал
(1 Голосовать)



Родился 5 ноября 1952 г. в г. Первомайск Николаевской обл.

В 1976 г. закончил Севастопольское высшее военное морское инженерное училище по специальности инженер-электромеханик. Проходил службу в 27 БПЛ ЧФ в должностях:

1976 г. — командира моторной группы пл «СС-65», «С-233», «М-173»;

командира электромеханической боевой части;

помощника начальника электромеханической службы по электрической части;

заместителя командира дивизиона подводных лодок по электромеханической части.

В 1997 г. в звании капитана 2 ранга уволен в запас.

Сын Евгений пошел по стопам отца. В настоящее время проходит службу на атомной подводной лодке Тихоокеанского флота в должности старшего помощника командира.

 

 

В настоящее время проживает в г. Ейске.

Работает в должности руководителя предприятия ООО «Ейск- электросервис».

 

 

МОЯ СЛУЖБА В ПОДПЛАВЕ ЧФ

Моя служба в феодосийском подплаве исчисляется с августа 1976 г. после распределения на пл «СС-65» 27 бригады 14 дивизии ЧФ, которой командовал капитан 2 ранга Луценко А.Ф.

 

 

После представления командиру соединения капитану 1 ранга Цареву Б.М. и беседы с ним уже спустя 15 минут я был на борту пл «СС-65», которая через несколько часов ушла в море. Позже я убедился, насколько комбриг был интересным человеком, рассудительным, порой вспыльчивым, но быстро отходчивым, суровым, но справедливым. Нередко он подчеркивал, что родом был из крестьян, и потому знает, как слова сеять, в чем мы не раз убеждались, когда кому-то нужно было сделать нравоучение, но через час он уже разговаривал с «виновником», забыв обо всем. Он очень любил море и подлодки, и мы были искренне рады, когда ему заслуженно присвоили звание контр- адмирала.

 

 

Так уж сложилось, что со своим первым командиром Луценко А.Ф. мне довелось пройти весь свой флотский путь. Я искренне благодарен ему за то, что он из меня, молодого лейтенанта, вырастил в последующем своего заместителя по электромеханической части. У нашего командира, моряка до мозга костей, было много и земных, чисто человеческих увлечений: садоводство, охота, рыбалка, сауна, но об этом позже.

 

 

В составе нашего экипажа было много подводников, знающих и любящих свою флотскую специальность, настоящих мастеров своего дела, таких как Благирев А.А., Данилов И.Н., Скиданенко В.В., Андрейко В.Ф., Швец Э.Н., Яковенко В.В. и многие другие. Славился экипаж «СС-65» и доброй шуткой. На корабле «шили» штаны из листового свинца, дабы защитить сослуживцев от электромагнитного излучения, учили поднимать давление масла в ДВС (двигателе внутреннего сгорания) валоповороткой, почему-то всегда находили каких-то червей в соли, чем нередко заставляли многих членов экипажа смеяться до колик в животе. Среди других молодых офицеров, был и еще один — командир БЧ-4, начальник РТС лейтенант Паршин Г.П., который за словом в карман не лез, и порой его цитаты звучали кратко и с юмором, дополняя выходки наших «специалистов».

 

 

Вскоре я понял, что главный на корабле (естественно, в отсутствие командира) — это старпом капитан-лейтенант Стацюкевич Г.Н., а за ним— механик капитан 3 ранга Горохов В.В. Они, да еще замполит Харитонов В. и определяли «погоду» в экипаже.

 

 

Некоторое время спустя Горохов В.В. передал свои дела и обязанности капитан-лейтенанту Санталову А.Н. и убыл служить заместителем командира береговой базы. Нового командира БЧ-5 я старался не подводить, создавал благоприятные условия для присвоения ему очередного воинского звания. А когда он его получил, я был за него по-настоящему горд. Начальником электромеханической службы соединения был капитан 2 ранга Краюшкин Г.Д. Человек он был принципиальным и требовательным, ну и, как говорится, требовал от нас все, что положено, и мы с Санталовым не раз стояли по стойке «смирно», пропитанные насквозь соляром, перед ним.

 

 

Через некоторое время я был назначен на подводную лодку постоянной готовности «С-233». Командир корабля капитан 2 ранга В.Исаев представил меня экипажу. И вот у меня уже новые начальники — командир БЧ-5 Зайцев А.А. и старпом — Шишкин А.М. Экипажу «тридцать третьей» в то время доставалось много, напла- ванность была очень большая, а слов благодарности, как ни странно, мало. Поэтому мне ничего не оставалось, как пересмотреть свое служебное бытие и предстать перед командованием бригады в качестве кандидата на должность командира БЧ-5 малой ПЛ «М-173» проекта А615. Здесь судьба свела меня с интересным человеком — командиром корабля капитаном 3 ранга Типографом Е. и удивительным экипажем, который досконально знал свой корабль. Командир был настолько осведомлен в устройстве корабля, имел такие глубокие знания материальной части, что зачастую вроде бы в шутку давал мне полезные советы и рекомендации, не свойственные его должности.

 

 

Например, нашему штурману С. Батрутдинову, командир очень популярно объяснял причину невхождения гирокомпаса в меридиан, заявляя, что штурман просто невнимателен и забывает включать пакетный выключатель, который находится «на восемнадцатом шпангоуте второй шпации на уровне ватерлинии»!?

 

 

Наш проект «малютки» оказался действительно очень интересный и неординарный, и я целиком увлекся его изучением.

 

 

Его особенностью являлось то, что дизеля должны были работать по замкнутому циклу под водой. Правда, при мне по замкнутому циклу им работать не пришлось — обошлись обычным выхлопом. Тем не менее и первую, и вторую курсовые задачи командир бригады капитан 1 ранга Сиваш Л.И. принял у нас с оценкой «хорошо». Чтобы достичь этого высокого результата пять инженер-механиков соединения: Левченко С., Лапушнян Ю.. Сушинскас А.. Гусаров В. и я встали на все боевые посты электромеханической службы и выдали на-гора то, что нашему командованию было нужно.

Вскоре командир корабля капитан 3 ранга Типограф Е. ушел на заслуженный отдых. В памяти моей до сих пор остались трогательные воспоминания его прощания с флотом: и плавающая на волнах у пирса офицерская фуражка, и командирское «спасибо» экипажу. Вскоре и моя служба на этом корабле закончилась — назначили командиром БЧ-5 на среднюю специальную лодку «СС-310» пр. 690.

 

 

С командиром «СС-310» мы сошлись близко сразу: поскольку тезками оказались полными — Евгениями Ивановичами (только у него фамилия Овчинников), да и взгляды на службу и жизнь были почти одинаковы. Разница была в том, что звание у него было выше, возрастом он был постарше, да у меня еще не было такой шапки как у него: шапка почтальона Печкина — одно ухо — вверх, другое — вниз. Эта шапка была поистине легендарной: в ней он провел нашу лодку из Комсомольска-на-Амуре, где она строилась, Северным морским путем на Север, затем внутренними водными путями лодку доставили в Феодосию.

Офицерский состав нашей ПЛ «СС-310» был в полном составе пять человек. Добрые воспоминания у меня остались о совместной службе с В. Бочкаревым и С. Трофимец, ну а о В. Ра- ботаеве я, наверное, когда-нибудь начну писать повести и рассказы, потренироваться бы только. Хорошими специалистами и порядочными людьми были мичманы Парусинов, Брюханов, Перунов, Антощюк, да и о других плохого ничего не скажу, все вместе мы не раз выполняли в море сложные задачи. Особое место в нашем экипаже принадлежало коку — мичману С. Горбатому. В каждом экипаже были свои юмористы. Но юмор Славы, когда он путал соль с сахаром, оставлял долгие воспоминания. Кроме того, никто на флоте не мог так быстро уговорить руководителей технического отдела или другой службы списать то, что полагается в учреждениях флотского уровня (на- пример, пару компрессоров).

 

 

Тот режим, в котором приходилось служить тогда, сейчас я бы не выдержал: зачастую почти сутки приходилось быть без сна.

 

 

Наша «наука» нередко над нами просто измывалась: ей нужно было плавать по 25 часов в сутки. Мы, подводники, это выдерживали, а наша техника — не всегда. Вновь назначенный тогда командир нашей ПЛ капитан 2 ранга Зыков В.А. (он сменил ушедшего в запас Овчинникова Е. И.) одно из таких доказательств, по-моему, до сих пор хранит в своем сундучке дома. А дело было так. Во время заряда аккумуляторной батареи в базе произошло короткое замыкание на выключателе параллельно-последовательного соединения, и расплавленный металл стал «летать» по отсеку. Все обошлось, никто не пострадал — я успел выключить батарейные автоматы. С разбирательством тут же прибыли от электромеханической службы Мантуров В.Т. и будущий адмирал и начальник главного штаба ВМФ, а тогда капитан 2 ранга Кравченко В.А. Причину неисправности они не установили, а потому никого и не наказали, чем мы были несказанно довольны.

 

 

Я до сих пор задумываюсь: «Отчего же у нас, на «Кефалях», все было, как не у людей?» Плавать нам приходилось столько, что свою жену и детей (к тому времени их уже было двое) в иные годы доводилось видеть лишь в праздники и в отпуске. Особых наград и поощрений за нашу службу нам не перепадало, хотя, сейчас это хорошо понимаю, насколько мы часто подвергались опасности. Были случаи, когда в корпус нашей субмарины были прямые попадания торпед, и после возвращения в базу мы иногда находили части подводного оружия, застрявшие в обтекателе ГАС. После попаданий всегда проводилось обследование корпуса ПЛ и винто-рулевой группы водолазами.

 

 

И тем не менее я и большинство моих друзей- подводников, с ностальгией вспоминаем об этих морских «прогулках» по Черноморским полигонам. Нам часто рассказывали представители промышленности и науки, которые с нами выходили в море, о перспективах развития Военно-морского флота. И хотя они донимали нас своими «ненормальными» выходами, во время испытаний мы чувствовали свою сопричастность к тому, что работаем на будущее нашего флота.

 

 

Мне довелось побывать на боевой службе на ххавбазе в Средиземке в составе пятой эскадры. В моей: памяти остались офицеры штаба флотилии, которые честно и на совесть выполняли свой воинский долг, годами находясь в Средиземном море. Честь им и хвала.

 

После Средиземки я был назначен на должность помощника начальника электромеханической службы (начальник-капитан 2 ранг Бут A.В) по электротехнической части Феодосийского соединения ПЛ.

 

 

Эта должность запомнилась тем, что много приходилось ездить в Севастополь и Балаклаву, на судоремонтные заводы, проводить докования кораблей, ходить в море с молодыми офицерами, показывать им на практике, как нужно выходить из затонувшей подводной лодки, учить прочим премудростям подводницкой электромеханической профессии.

 

 

Благодаря приобретенным навыкам, в 1990 г. моя служба прервалась с феодосийским дивизионом ровно на три года — меня направили служить по специальности в Народную Республику Болгарию, в дивизион ремонтирующихся кораблей...

 

 

В 1993 г. я вернулся в родную часть, в которой каждый уголок был мне знаком. Новая должность заместителя командира соединения по ЭМЧ, требовала другого стиля работы, в первую очередь — принципиальности, во вторую — последовательности. Страна к этому времени уже разделилась, кругом слышались призывы к службе в Украинском флоте. В феодосийском дивизионе присягу второй раз никто не принимал, хотя период был тяжелый. На улице криминал. Нехватка офицерского состава, и особенно мичманов, вынуждавшая месяцами нести вахту «через день», а также задержка зарплаты до четырех-пяти месяцев создавали невыносимость военной службы.

 

 

Но больше всего нас угнетало то, что, к сожалению, флот не обновлялся, а убавлялся. Началось сплошное его списание и уничтожение в т. ч. и нашей бригады, из которой сделали дивизион и списывали корабли. Очень больно было на это смотреть. И я признателен всем тем, кто не предал в те трудные годы наш флот, с кем мы были в тот сложный период в одном строю: B. Нелепе, В Гниденко В. Дворянинову, Н. Герасимову, Н. Байлеме и многим, многим другим.

 

 

В 1998 г. я уволился в запас. В настоящее время я живу и работаю в городе Ейске, что расположен на берегу Азовского моря Краснодарского края.

 

 

Всегда рад видеть и слышать своих сослуживцев. Звоните, приезжайте. Честь имею! Ваш Е. Зюбин.

 

Прочитано 581 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Пользователь