Суббота, 27 Май 2017

Пасквиль или правда, которая нам не нужна

Опубликовано в Вице-адмирал Рязанцев Валерий Дмитриевич Среда, 20 Апрель 2016 13:55
Оцените материал
(23 голосов)

  «Правда – это такая штука, которую

  хочется знать, но в которую не всегда

  хочется верить»

 (газета Metro)

            

Какими только бранными словами не называют мою монографию «В кильватерном строю за смертью».  Какие только грехи мне не приписывают в связи с гибелью АПЛ К-141 «Курск». Договорились до того, что это я главный виновник этой трагедии. Якобы, чтобы «отвести от себя все подозрения и   снять всю ответственность», я написал «статью», в которой всех  (командование ВМФ и СФ, погибших подводников на К-141, конструкторов АПЛ, корабелов, живых бывших и настоящих подводников)  оскорбил и охаял. Якобы я, в дикой неистовой злобе к Северному флоту, «вылил ушаты грязи» на российских моряков. И все это я сделал, по мнению злопыхателей, потому, что меня во время службы в ВМФ «обделили наградами и должностями».

 

 

Успокойтесь, пожалуйста, все те, кто высказывают подобную муть. У меня достаточно орденов, которые я получил не в тиши кабинетов штабов, а за выполнение боевых задач. Подчеркиваю – ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ БОЕВЫХ ЗАДАЧ, а не учебно-боевые задачи. Я назначался на служебные должности не за счет гибкого позвоночника, льстивого языка или красивой, влиятельной жены. Я получал воинские звания не за счет количества подарков, отправленных в Москву или «трудоустройства» офицеров с «мохнатыми лапами».

 

Успокойтесь мои недруги, завистники и просто сомневающиеся.  Я не мечтал стать Главкомом ВМФ или его замом. Я не мечтал стать командующим флотом. Занимать такие должности   должны подготовленные офицеры, а не такие как я, или мне подобные.   Я знаю «свой шесток», знаю свои физические и умственные возможности. Поэтому у меня все хорошо, и я всем доволен. В том числе и службой во флоте. Но, и здесь мне не дают покоя мои «доброжелатели».

 

После размещения на сайте «Автономка» монографии о возможных причинах гибели АПЛ «Курск», меня объявили   врагом ВМФ и одним из главных виновников гибели АПЛ «Курск». Все началось со статьи  журналиста А. Емельяненкова «Антигосударственная тайна» в «Российской газете». Продолжили «полоскать» мое имя, мои профессиональные качества адмирал в отставке О. Ерофеев, капитан 1 ранга в отставке Аликов, «Добрыня Никитич», тренер по боксу Навраткин, полуграмотный советник Климов,   «группа  офицеров ВМФ» и др.,  «знатоки подводного дела» и причин гибели К-141». Сегодня, с подобными обвинениями, появился еще один «специалист по «Курску»– В. Матвеев. Он назвал мою монографию - пасквилем, а мои знания подводной службы – «кашей в голове». Что означает слово «пасквиль».

 

 Читаем энциклопедию: «пасквиль - сочинения, содержащие карикатурные искажения, клевету, злобные нападки, цель которых оскорбить или скомпрометировать какое-либо лицо, группу лиц. Пасквиль пишут, как правило, анонимные лица». Что такое «каша в голове»? Читаем опять же словарь. «Каша» в голове» – сумбур, сумятица, хаотичный набор слов и предложений». Таким образом, все что я высказал о недостатках в проектировании и строительстве боевых кораблей, о недостатках в  профессиональной подготовке военных моряков, о разработках и эксплуатации на боевых кораблях вооружения и техники,  г. В. Матвеев считает  «клеветой и злобными нападками», «кашей» в голове».

 

 

 

 Т.е., это не на АПЛ 949А пр. в море, из-за неправильных конструкторских расчетов, переломились две линии вала, а подводные лодки    чудом добрались до базы своим ходом. Это не на АПЛ 949 А пр. из-за неправильного конструкторского решения о расположении предохранительного клапана, взорвалась носовая дифферентовочная цистерна с выводом из строя дорогостоящей техники ГАК и самой АПЛ на долгие месяцы. Это не на АПЛ 949 А пр. не предусмотрен индивидуальный канал дегазации пускового баллона окислителя торпед 65-76А. Это не на торпеде 65-76 А не предусмотрен предохранительный клапан сброса давления в пусковом баллоне окислителя. Это не на 949 А пр. из-за конструктивных нарушений непотопляемости (при залповой стрельбе и стрельбе тяжелыми торпедами требовалась разгерметизация 1 и 2 отсеков), при взрыве практической торпеды 65-76ПВ погибла  АПЛ «Курск». Это не на АПЛ «Курск» торпедисты   не были обучены эксплуатировать торпеды 65-76 А. Все эти факты, по мнению г. В. Матвеева, есть «клевета Рязанцева на Северный флот, на судостроителей и конструкторов».  

 

 

В. Матвеев не хочет задуматься над тем, почему меня до сих пор не привлекли к судебной ответственности за клевету те, кого я, по его мнению, оклеветал? А зря. И прежде чем упрекать или стыдить меня за что-то, надо знать суть проблемы. Пример: г. В. Матвеев упрекает меня в том, что я не назвал ни одной фамилии, кто «лоббировал интересы ВПК и ВМФ» и принимал в состав ВМФ не боеготовые корабли. Честно признаюсь, я не знаю таких фамилий, но меня удивляет факт награждения наших адмиралов и просто офицеров такими наградами, как Герой Социалистического труда, орденами Трудового Красного Знамени,  Знак Почета. Где, на каких ударных стройках, заводах трудились наши адмиралы, что стали Героями Соц. Труда? Где, на каких полях и фермах трудились наши офицеры ВМФ, которых награждали (и не один раз) орденом Трудового Красного Знамени? Где, на каких шахтах, у каких мартеновских печей ударно «трудились» наши офицеры ВМФ, что заработали почет и уважение, и потом были награждены орденом Знак Почета? А где «заработали» наши морские офицеры звание лауреатов Государственных премий? В море? В морском бою?

 

 

 Когда В. Матвеев просит назвать меня фамилии тех лиц, кто «лоббирует ведомственные интересы», он, как в анекдоте, выступает в роли мужа-рогоносца. Друзья говорят мужу, что его жена гуляет и спит с другими мужиками, а муж твердит, что его жена честная и пусть ему назовут   имена тех, с кем спала его жена.

 

 

Кто в Советском Союзе и России не знает слова «штурмовщина»?  Кто из офицеров ВМФ не знает, как за ноябрь-декабрь выполняется план за весь год по строительству и ремонту боевых кораблей? Один г. В. Матвеев этого не знает. Кто из офицеров ВМФ не знает, что, практически все боевые корабли ВМФ, сдаются флоту в конце года, «под елку»? Один г. В. Матвеев этого не знает. Может он ответит на вопросы, почему на АПЛ «Курск», при проведении государственных испытаний, не проведены испытания всех систем на глубоководном погружении? Почему не проведены стрельбы торпедами 65-76А и аварийный слив окислителя? Почему не испытывался и не принимался госкомиссией аварийный буй «Парис»?  Почему не испытывалась система целеуказания для ракетного комплекса «Гранит»?  Почему не испытывался ГАК «Скат» в глубоководном море? Почему не испытывалась ВСК? Такие испытания не проводились ни при заводских ходовых испытаниях, ни при государственных. Если у г. В. Матвеева нет ответов на эти вопросы, пусть он задаст их бывшему главкому ВМФ Ф. Громову. Он может на них ответить, так как   все это происходило с его позволения. Я говорю, что госкомиссии по приемке кораблей в боевой состав сугубо ведомственные, г. В. Матвеев утверждает, что это все нормально, так и должно быть. Тогда, на каком основании составляются «совместные решения ВМФ и Министерства судостроительной промышленности»?  ВМФ (главком ВМФ) не имеет права выступать не то что от имени правительства, а даже от имени Министерства обороны. Нет у него таких полномочий. И эти «совместные решения» должны подписывать Министерство судостроительной промышленности и Министерство обороны, а не Главком ВМФ. И утверждать такие решения   должно правительство. Боевые корабли строятся по Государственному плану. И если нарушается Госплан сдачи корабля флоту, или корабль сдается с какими-либо отступлениями от проектного задания, все это должно оформляться соответствующими госструктурами, подписавшими и утвердившие Государственный план. Главком ВМФ, подписав не один десяток «совместных решений», принимает в боевой состав ВМФ не боеготовый  корабль   с оговоркой для прокурора – «принимается в усиленную (или опытную эксплуатацию)». В правительство и Министерство обороны идет доклад, что новый боевой корабль передан флоту от промышленности в соответствии с Госпланом. А как пойдет воевать этот «боевой корабль опытной эксплуатации», если этого потребует обстановка? Стрелять будет «совместными решениями»?  Почему Главком ВМФ, получая не боеготовый корабль, обманывает государство, Министерство обороны? Почему он не может сказать «Нет» судостроительной корпорации? Потому, что всем хочется вкусно кушать, красиво жить, занимать высокие должности, получать награды. Потому, что у больших начальников в голове сформировался «устойчивый тезис» - «все равно войны не будет». Потому, что всем, рабочим и служащим, контрагентам и субподрядчикам, директорам и мастерам, сдаточным капитанам и сдаточной команде,  нужны премии, почет и награды. Все, кто подписывал акты приемки боевого корабля от промышленности с недоделками, с «совместными решениями», они и получали в «подарок» ордена, звания, должности, Госпремии, мебельные гарнитуры, машины, ковры и пр. «житейские мелочи».  Это и есть фамилии тех, кто лоббировал интересы ВПК и ВМФ.  Эти лица думали не о боеготовности флота, не о  государстве, они думали  о личной спокойной и красивой  жизни,  о тех привилегиях, которые они получают на своих должностях.  После таких актов боевые корабли годами доделывали и устраняли недостатки, стоя у пирсов боевых соединений.  Я не «принимал корабли и не получал подарки от промышленности», я эксплуатировал корабли с недоделками, «с совместными решениями». Эксплуатировал и про себя материл тех, кто принял эти корабли в боевой состав. Я материл таких офицеров госприемки, как В. Матвеев. И так делали многие военные моряки, которые шли в море не выполнять учебно-боевые задачи, а воевать. В. Матвеев стыдит меня за то, что я назвал флотскую госприемку «специальными военными учреждениями», а фактически они «флотские группы». Что, в этих понятиях есть большая разница?  Есть ли большая разница в том, что АПЛ «Курск» предпоследний, а не последний корпус? Ведь по Госплану   должны были построить 18 корпусов АПЛ 949А проекта. На стапелях Севмаша были заложены 12,  13, и 14 корпуса, но достроили и спустили на воду только 11 корпусов. «Курск» - предпоследний. Это что-то меняет в качестве строительства предпоследнего и последнего корпуса? На 12 – 14 корпуса денег не хватило, комплектующие, оружие и механизмы не заказывались. А ведь Госпланом все это предусматривалось, в госбюджет   все эти расходы закладывались. И где всё это подевалось? На Кипре надо искать семь корпусов 949А проекта. Но кому это надо? 

 

 

Я не «сидел в кают-компании не вкушал деликатесы» на СС «М. Рудницкий», я читал вахтенный журнал этого судна, в котором была сделана запись о кинофильме и выдаче в кают-компанию деликатесных продуктов, которые не идут по нормам морского пайка, когда «М. Рудницкий» стоял на якоре над стальной могилой подводников «Курска».  Но г. В. Матвеев обвиняет меня в цинизме, что я написал об этом. Кто же из нас   циник?  Тот, кто сказал неприятную правду, или тот, кто не хочет знать такую правду, так как она – неприятная?  Кто же из нас циник? Тот, кто сказал о неподготовленности моряков-подводников, штабов, адмиралов-начальников, или тот, кто говорит о том, что «Курск» «погубило роковое стечение обстоятельств»? Почему В. Матвеев не называют   перечень этих «роковых обстоятельств»? В. Матвеев стыдит меня за то, что я не знаю, как называются на подводных лодках РДУ.

 

 

 Объясняю читателям и В. Матвееву. На АПЛ есть технические устройства для выработки кислорода и распределения его по отсекам при обычной повседневной жизни в море. На АПЛ 1-го поколения – РДУ (регенеративная двухъярусная установка). На АПЛ 2-го и последующих поколений – электро- химические установки. На этих подводных лодках РДУ перешли в разряд аварийных источников кислорода.  Есть аварийные средства защиты органов дыхания при экстремальных событиях (авариях). Это ИДА (индивидуальный дыхательный аппарат), ИП (изолирующий противогаз), ПДУ (портативное дыхательное устройство), ШДА (шланговый дыхательный аппарат). РДУ никогда не называлась «регенеративной дыхательной установкой», как ее называют В. Матвеев и Н. Черкашин. С помощью РДУ ПОЛУЧАЮТ КИСЛОРОД, которым дышат ВСЕ подводники, а не ИНДИВИДУАЛЬНО КАЖДЫЙ ПОДВОДНИК, как в других дыхательных средствах. И другие дыхательные средства ЗАЩИЩАЮТ ОРГАНЫ ДЫХАНИЯ, а РДУ – если бы она называлась «дыхательной», никак не могла защитить органы дыхания человека. Поэтому она и названа   РЕГЕНЕРАТИВНАЯ ДВУХЪЯРУСНАЯ УСТАНОВКА. Так кому же стыдно не знать этих вещей? Офицеру, который 13 лет принимал в боевой состав новые подводные лодки, который проходил подготовку по борьбе за живучесть, разве можно не знать основных прописных истин подводной службы? Оказывается, можно.  Но, при этом, надо громко кричать, что вице-адмирал Рязанцев не знает, как сдаются и принимаются новые боевые корабли, не знает, что такое РДУ. У меня такое чувство, что г. В. Матвеев дилетант не только   в вопросах регенерации воздуха на АПЛ и средствах защиты органов дыхания, но и в навигационных комплексах «Медведица» и «Симфония», которые он принимал от промышленности 13 лет.

 

 

г. В. Матвеев призывает меня «взять на себя хотя бы малую толику ответственности» за гибель «Курска». Я давно это сделал. В письме на имя главного редактора «Российской газеты» по поводу статьи «Антигосударственная тайна» я написал следующие слова: «Я, конечно, чувствую свою вину перед погибшими подводниками. Виноват перед ними в том, что не набрался смелости сказать на каком-нибудь совещании, где присутствовал президент РФ, члены правительства, где докладывал командующий Северным флотом о том, что флот выполнит любую задачу, которая будет поставлена Верховным Главнокомандующим ВС РФ следующие слова: «товарищ Верховный Главнокомандующий! Командующий Северным флотом лжет и вводит Вас в заблуждение. Боеготовность флота низкая, морская выучка большинства экипажей кораблей слабая, флот практически не боеготовый. Сам командующий флотом не в полной мере владеет обстановкой по флоту, имеет большие пробелы в профессиональной подготовке». 

 

 

Это письмо редакция газеты побоялась опубликовать. Видно, им  так же не хотелось знать горькую правду о гибели АПЛ «Курск».   Я нигде не встречал, ни в печати, ни в Сети, ни на ТВ, чтобы кто-то из руководителей Главного штаба ВМФ, Северного флота, 1 флотилии пл, 7 дивизии пл, разработчиков торпед 65-76А, конструкторов «Антеев»  «взял на себя хотя бы малую ответственность» за эту трагедию всероссийского масштаба. Никто, ни правительственная комиссия, ни военная прокуратура, ни следственная бригада, которые расследовали эту катастрофу, не назвали НИ ОДНОЙ ФАМИЛИИ, НИ ОДНО ДОЛЖНОСТНОЕ ЛИЦО, которое хотя бы косвенно несло ответственность за гибель АПЛ «Курск». Все отставки адмиралов были проведены с формулировкой - «за многочисленные упущения в служебной деятельности». Нигде, ни в одном документе, ни в одном акте не названа хотя бы одна фамилия или должность того, кто несет ответственность за катастрофу «Курска».  Мои «доброжелатели» называют виновником гибели АПЛ «Курск» только меня.  По мнению лиц, которые утверждают, что это я «утопил»  «Курск», к этому привело халатное  исполнение мною своих служебных обязанностей. Только вот те, кто так говорит, не знают даже как правильно называлась моя должность в Министерстве обороны, а не то, чтобы знать еще и мои служебные обязанности.

 

 

Г. Матвеев уточняет, что не знает всей информации о гибели АПЛ «Курск. Он предполагает, что «… подводные лодки строятся на одном судостроительном заводе, имеют одни и те же «конструктивные недостатки»…,в боевой подготовке используют одни и те же руководящие документы. А гибнут немногие. Тогда что же их разнит? Выскажу кощунственную мысль: у них разные экипажи». Конечно разные экипажи. Но гибнут, по заключению Главного штаба ВМФ, командования флотов, комиссий по расследованию катастроф, только ЛУЧШИЕ ЭКИПАЖИ. Великий физик Паскаль сказал: «Чтобы установить истину, научитесь не врать самим себе». Разве мы научились устанавливать ИСТИНУ ГИБЕЛИ БОЕВЫХ КОРАБЛЕЙ, когда громогласно заявляем, что погиб ЛУЧШИЙ КОРАБЛЬ, ЛУЧШИЙ ЭКИПАЖ того или иного флота? Я только попытался предположить, что результаты расследования гибели АПЛ «Курск» недостоверные, так «патриоты ВМФ» подняли по этому поводу такой гвалт, развернули против меня такую злобную кампанию, что просто диву даешься, почему меня до сих пор не отправили в тюрьму как «агента ЦРУ»? Они, как разъяренные псы набросились на меня, подвергли обструкции все мои предположения, хотя сами не держали в руках ни одного официального документа по расследованию катастрофы. Для них сама мысль о том, что гибель «Курска» может быть связана, с большой долей вероятности, с недостаточной подготовкой экипажа, КОЩУНСТВЕННА. Эти лица не хотят верить официальным документам, они не хотят знать пред историю этой трагедии, они не желают верить ничему, что противоречит «ихним» убеждениям. Тех, кто говорит что-то не так, как они думают, они тут же объявляют врагами ВМФ, не профессионалами, ищущими личную выгоду, пиарщиками своего имени, обиженными на ВМФ и пр. муть.

 

 

Чтобы узнать правду о гибели АПЛ «Курск» надо научиться не врать самим себе. Мы до этого еще не доросли. Поэтому, пусть будет «удобная» для всех версия гибели К-141 «Курск», которую определила Правительственная комиссия по расследованию причин катастрофы - протечки окислителя через сварные швы. Тех, кого эта версия не устраивает, пусть считают, что «Курск» столкнулся с иностранной АПЛ. Те же, кто уже научился не врать самому себе, могут внимательно прочитать мою книгу «В кильватерном строю за смертью» и сделать собственные выводы. Эта книга издана в Санкт-Петербурге в 2012 году в издательстве «Нестор-История». В этой книге имеются дополнительные материалы, касающиеся АПЛ «Курск», исправлены ошибки, учтены все замечания авторов дискуссий в Сети. 

 

 

Я благодарен всем тем, кто высказал конструктивную критику в мой адрес по поводу моей работы. Я уверен, что для тех, кто научился не врать самому себе, мой труд пригодится. Он может послужить предостережением для тех, кто сегодня несет нелегкую подводную службу в ВМФ России. Я не собираюсь кому-либо доказывать, почему я написал эту монографию. Я не собираюсь перед кем-либо оправдываться за допущенные неточности. Какой материал был у меня, тем я и воспользовался. Меня допускали к ознакомлению только с теми документами, которые относились к вопросам следственной экспертизы, проводимой мною совместно с другими офицерами. Английский премьер-министр Ллойд-Джордж сказал: «…жизнь длится недолго, и суть дела заключается лишь в том, чтобы в наиболее важный момент не оказаться несоответствующим тем требованиям, которые предъявляют события». В августе 2000 г. Произошло такое событие, которое потрясло весь мир. И чтобы «не оказаться несоответствующим» тем требованиям, которые предъявило это событие всем честным и порядочным людям, я и написал «В кильватерном строю за смертью». 

  В. Рязанцев

Прочитано 2090 раз
Другие материалы в этой категории: « Гекатомба в Цусиме

Пользователь