Суббота, 23 сентября 2017

Одиссея петровского «Морского устава», с примесью детектива

Опубликовано в Капитан 1 ранга Мацкевич Владислав Витольдович Пятница, 30 апреля 2010 14:47
Оцените материал
(1 Голосовать)
К 50-летию Николаевского кораблестроительного института
им. адмирала С. О. Макарова военно-морской кафедре
поручили возродить созданный в 1949 году (через
несколько лет, правда, заброшенный) мемориальный музей
адмирала. В сентябре 1970 года музей был открыт. В середине
80-х его включили в «Морской энциклопедический
словарь». 35 лет музей живет и развивается, он переехал
в новое помещение главного корпуса теперь уже Национального
университета кораблестроения имени адм. Макарова.
Помимо обычной для музеев собирательской и экскурсионной
работы музей в течение десятков лет создавал
фонд старой книги по истории флота. У частных лиц найдено
и приобретено через библиотеку НКИ более двухсот
книг XVIII, XIX и начала XX веков: книги Беклемишева,
Елагина, Боголюбова, Вильдемара, Березина, Семечкина,
Глотова, Витте, Вахтина, Висноватого, Бутакова, Веселаго,
Черкасова, Посьета, Мертваго, Кротова, Скаловского, Семенова,
многих иностранных авторов и альбомы. Закуплено
более пятисот томов журнала «Морской сборник», начиная
с № 1, март 1848 года. Все книги из разряда раритетов,
но отдельно стоят: «Книга Уставъ морской, о всёмъ что касается
доброму управлению, въ бытности флота на море»,
1780 года, и «Регламентъ благочестивейшего государя
Петра Великого Отца Отечества Імператора и Самодержца
Всероссійского, о управленіи Адміралтейства и Верфи
и о должностях Коллегіи Адміралтейской», 1780 года,
пятое тиснение. Книги, за два столетия существования
побывавшие, судя по печатям, экслибрисам и надписям,
во многих руках, нашли, наконец, достойное место в музее
адмирала Макарова и библиотеке НКИ (заинтересованные
люди могут ознакомится с каталогом раритетов, разработанным
и изданным библиотекой).

В начале 80-х годов проректор по научной работе попросил
открыть заказ в типографии НКИ и сделать копию
«Устава морского…» для Академии наук Украины. Заказ
был открыт, книга передана заведующему типографией
и спрятана в его сейф. Однако вскоре он надолго лег
в больницу. Наличие книги при инвентаризации музея
в конце года проверили в типографии. Вскоре после выхода
из больницы заведующий умер, а так как военно-морская кафедра
находилась в отдельном здании далеко от старого корпуса
НКИ, об этом скорбном факте мы узнали недели через
две. Естественно, сразу поинтересовались состоянием книги.
«Дама», исполнявшая обязанности заведующего, почему-то
это приняла в штыки, но под натиском флота в конечном
итоге заявила, что книги нет, заказ аннулирован. Для нас
возникла ситуация унтер-офицерской вдовы, которая сама
себя высекла. Дав три дня на поиски книги, пригрозил обратиться
в уголовный розыск. В конечном итоге, наслушавшись
от «Дамы» оскорблений и рыданий, так и сделал.

Звонок начальника УГРО в типографию сдвинул ситуацию
с места. Одна из сотрудниц, не желая быть без вины
виноватой в этой неприятной ситуации, сообщила мне, что в
НКИ защищал кандидатскую диссертацию капитан теплохода
«Капитан Кушнарев», Одесского пароходства. Реферат
печатался в нашей типографии при содействии «Дамы».
«Только знает ночь глубокая, как поладили они» (поэтому
название теплохода изменено, а имя «Дамы» не называю),
но когда остепененный капитан убывал к себе на борт,
«Дама», вероятнее всего, подарила ему «Устав…». Кэп, несмотря
на штамп библиотеки НКИ, благодарно его принял.

Начальник УГРО выделил оперативника для поездки
в Одессу. Диспетчер порта сказала, что теплоход в море на
линии Куба — Калькутта и будет «возить» наш «Устав…»
до конца года. Читайте, мол, газету «Моряк», там вся информация
о приходе — отходе. Под видом «кореша» оперативник
пришел к капитану домой «пошарить по полкам жадным
взглядом», но нужного корешка не увидел. В ноябре газета
сообщила, что теплоход в Одессе. Ловили его там, а нашли
в Николаеве. Когда капитану оперативник сообщил, что расследуется
дело о пропаже раритета, визовый капитан, «обветренный
как скалы», побледнел, чувствовал себя неуют-
но — в его кресле сидел оперативник и вел протокол.

Наша версия подтвердилась. Ей была обещана должность
буфетчицы судна. В знак благодарности при последнем
рандеву на рабочем месте «Дама» достала из стола
раритет и со слезами на глазах вручила книгу наивному капитану.
Штампа библиотеки он, «увы», не заметил. Книгу
взял в море почитать. Знает, что за вывоз раритета за гра-
ницу без декларирования он мог лишиться визы и места.
Нам очень повезло, что он не махнул там «Устав…» на ковер
или туфли для жены.

Так как кэп согласился вернуть книгу через два дня,
протокол пообещали порвать сразу после возврата. В знак
«благодарности» посоветовал книгу отдать ректору — он-де
дело о пропаже «Устава…» держит на контроле. Через
пару дней ректор позвонил на кафедру: «Иди забери свой
раритет». При встрече ректор сказал, что физия у кэпа
была бурякового цвета.

«Даму» уволили, а могли открыть уголовное дело. Однако
этим дело не закончилось. Она написала кляузу -
мол, в типографии пьют. Так как музей до этого тесно
сотрудничал с типографией, реставрируя книги, печатая
этикетки к экспонатами, методическую документацию для
кафедры, председатель комиссии — начальник Первого
отдела обратился за разъяснениями на кафедру. Я заявил:
«Да, пьют!». Пояснил — от клейма вора спасла меня сотрудница
типографии, дав наводку, поэтому, купив бутылку
марочной мадеры и коробку конфет, пригласил нового
зава и сотрудниц управления типографией в музей, где её и
осушили (прости меня, дух адмирала Макарова).
Оказалось — в типографии пьют! Председатель комиссии
был удовлетворен.
Прочитано 3594 раз
Другие материалы в этой категории: « О маячном знаке«тендеровский железный»

Пользователь