Понедельник, 20 ноября 2017

Флотские сказочники и фантазеры верны себе

Опубликовано в Капитан 1 ранга Храптович Альберт Иванович "На переломе эпох" (записки подводника) Среда, 19 августа 2015 09:47
Оцените материал
(4 голосов)

В очередную годовщину гибели в Баренцевом море атомного подводного крейсера «Курск» на сайте «Мир Тесен» появилась статья: «Курск» - пятнадцать лет тайны…».   Вот о чем там шла речь:

«Сегодня, спустя пятнадцать лет после гибели атомной подводной лодки «Курск», мало у кого в России есть уверенность, что тайна гибели лодки была раскрыта в ходе официального следствия. И, несмотря на многочисленные заявления следственной группы и давно уже закрытое уголовное дело, главные вопросы о причинах гибели «Курска» остаются всё так же без ответа.  

В выводы следствия не верят специалисты, не верят близкие, не верят юристы».

      Дальше говорилось о том, что до сих пор не получила сколь-нибудь внятного опровержения «…самая вероятная и наиболее логичная версия столкновения АПЛ «Курск» с иностранной подводной лодкой». И достаточно детально описано, почему именно такая версия наиболее вероятна и логична.

    Разбирать всё сказанное в статье нет смысла хотя бы потому, что опровержений этой «самой логичной версии» в печати и в Интернете множество, (например, в книге вице-адмирала В.Д. Рязанцева «В кильватерном строю за смертью» и многих  других книгах и статьях). Об уровне знаний рассказчика по теме «Курска» можно судить хотя бы по такому утверждению: «Также акустические приборы зафиксировали между первым и вторым взрывом сильный шум, который можно идентифицировать как шум проникающей в прочный корпус воды».

      Достаточно спросить автора – чьи акустические приборы имеются в виду? Кто из тех наших сил, которые участвовали в учении флота,  мог слышать что-то подобное? О том нет решительно никаких данных.  Может следящие за «Курском» иностранные подводные лодки слышали?  Но тогда кто из них поделился с нами такими записями? Вопросы риторические.

     Значительная часть статьи посвящена рассмотрению «внешнеполитической возни  вокруг гибели лодки», но этот вопрос оставим дипломатам.

     Мне кажется, будет более целесообразным рассмотреть помещенную там же в виде продолжения  статью бывшего главного штурмана ВМФ контр-адмирала В. Алексина, опубликованную в «Независимой газете» еще в октябре 2000 года под названием «Вероятнее всего «Курск»  протаранила иностранная субмарина».

Видимо до сих пор статье Алексина никто не дал должную оценку, если её снова публикуют в печати. Сделать это, на мой взгляд, необходимо потому, что В.Алексин, еще будучи на действительной службе в Главном штабе ВМФ, взял на себя миссию выступать по вопросам аварийности на флоте. Поскольку никаких опровержений, возражений со стороны руководства ВМФ по его выступлениям нет и никогда не было, можно считать, что он выражает его взгляды . Видимо, и с  версией гибели «Курска» от Алексина командование ВМФ молчаливо согласилось. Так что, на мой взгляд, просто интересно узнать с чем именно оно согласилось, несмотря на то, что такую версию сочли несостоятельной не только видные профессионалы-подводники, но и генеральный директор ФГУП ЦКБ «МТ Рубин» И. Д. Спасский. Интерес не праздный, потому что, если и нынешнее руководство ВМФ продолжает считать так же, как Алексин, то что можно ждать на выходе?

       Итак, о чем нам повествует  В. Алексин?

       В самом начале статьи приведена статистика аварий и катастроф с гибелью подводных лодок. Здесь нет никаких откровений, в Интернете всё опубликовано. Далее идет красочный рассказ о столкновении в июне 1970 г. в подводном положении у берегов Камчатки АПЛ "Тотог" ВМС США с нашей АПЛ «К-108».  Потом о столкновениях «К-276» с «Батон Руж» в 1992 году и в 1993 году атомной подводной лодки «Грейлинг» (США), и нашего рпк СН «Борисоглебск». К счастью, в упомянутых случаях обошлось без жертв, так что особого внимания автор им не уделяет.

       Более подробно Алексин повествует  о катастрофе  «К-219» в Атлантике в 1986 году. И здесь, по его мнению, не обошлось без столкновения с американской подводной лодкой. Его аргументы, как всегда, настолько «убедительны», что не остановиться на них нельзя.

       По словам Алексина, будучи в районе боевого патрулирования, после всплытия под перископ на очередной сеанс связи «К-219» погружалась на глубину. И вот: «… примерно на глубине 65 метров лодку неожиданно качнуло и гидроакустики доложили, что обнаружили шум винта рыболовного сейнера и записали его на магнитофон».   Ну качнуло и качнуло.  Никаких проблем,  потому что никаких действий со стороны командира подводного крейсера Алексиным не отмечено. Никакой тревоги не объявлено, значит «качнуло», (если действительно качнуло, а не плод фантазии автора),  незначительно. Только акустик обнаружил и записал шум винта сейнера и всё.

Однако дальше следует: «На глубине 80 метров из ракетного отсека поступил доклад о срабатывании сигнализации "Пожар в ракетной шахте", была объявлена аварийная тревога».

   А вот здесь, как говорится, поподробнее.

Алексин в то время служил в ГШ ВМФ и не мог не знать хотя бы из материалов правительственной комиссии о том, что течь в шахту возникла на «К-219» задолго до того. Длительное время, практически сразу после выхода из базы, протечки сливались в трюм и откачивались за борт. В какой-то момент откачки оказалось недостаточно, давление в шахте превысило значение для разрушения баков ракеты.  В результате течь и самовоспламенения горючего и окислителя  в герметичной шахте. Через несколько секунд  резко возросло давление,  произошел взрыв, вырвавший крышку шахты вместе с кремальерой. 

   Автор этих строк в 1991 году имел возможность ознакомиться с материалами уголовного дела по факту гибели «К-219». Там всё вышесказанное изложено подробно. И есть протоколы допросов личного состава ракетчиков. Так вот на допросе один из офицеров БЧ-2 сказал буквально следующее: «Когда обнаружилась течь компонентов ракетного топлива в шахту, никто не знал что делать».

 Алексин не мог о том не знать. Но признать публично факт недостаточной боевой и специальной подготовки личного состава значило бы признать вину руководства флота, флотилии, дивизии в гибели корабля.  Допустить такое признание  таким «патриотам флота» как Алексин, нельзя. И он начинает фантазировать, пороть чепуху.   (Представить себе, чтобы Алексин не понимал, что  говорит, трудно).

Например, он говорит, что после всплытия крейсера в надводное положение: «На крышках ракетных шахт была обнаружена посторонняя глубокая борозда, отливающая графитовым блеском, которая заканчивалась на крышке аварийной шахты, где случился пожар ракеты. … То есть разгерметизация ракетной шахты в результате столкновения с этой АПЛ привела к раздавливанию ракеты в ней, рассчитанной на предельное давление 50 метров, и последующему пожару».

 Невероятно, чтобы тот, кто хотя бы один раз побывал на ракетном подводном крейсере, мог бы нести такую околесицу!

 Никакой «борозды на крышках шахт» увидеть невозможно!  Даже если такая «борозда», скажем от оторвавшейся вместе с обломками приводов крышки и была, то была она на поверхности кормовой надстройки. А крышки шахт в закрытом состоянии находятся достаточно глубоко под этой надстройкой, (легким корпусом).  Для того, чтобы оставить  след на крышках шахт, тем более,  разгерметизировать шахту, т.е. разрушить кремальеру и сдвинуть саму крышку с места, (она прижата к комингсу давлением воды на глубине 65 метров  усилием в несколько тонн), надо было так разворотить палубу над шахтами, что от неё  остались бы лишь торчащие в разные стороны листы. Обойтись всего лишь «бороздой» в таком случае никак  невозможно. И неизвестно, что было бы с иностранной подводной лодкой при столкновении такой силы. (У Алексина, как мы помним, подводный крейсер «чуть качнуло»).

А дальше Алексин выдает такое, что и матросу по первому году службы не пришло бы в голову:  «…через поврежденную ракетную шахту и судовую вентиляцию корабль заполнился забортной водой и 6 октября затонул на глубине около 4 км».

А ведь всем известно, что корабль всплыл в надводное положение, когда никакого затопления отсеков еще не было!  Значит, затопление его «через негерметичную шахту и судовую вентиляцию» произошло в надводном положении…  И это говорит адмирал, член Академии Военно-морских наук! Ему вторят «патриоты флота»,  с ним молчаливо соглашается руководство ВМФ…

Остальные перлы Алексина о «К-219» и иностранных подводных лодках комментировать нет никакого смысла, да и желания. (Фактические причины почему корабль утонул, и  матрос Перминин погиб в реакторном отсеке давно подробно разобраны, но это тоже отдельный разговор).

 

    Пора, наконец, о «Курске», и опять о коварных американцах.


«Курск» в ходе учения СФ находился в назначенном районе в подводном положении, готовился к атаке практической торпедой отряда боевых кораблей. После доразведки района, по словам Алексина, (знать  достоверно о том никто не может), крейсер всплыл под перископ, чтобы с помощью РЛС определить порядок построения ордера и место главной цели в ОБК.  И вот тут-то всё и произошло.

Следившая за «Курском»  иностранная подводная лодка потеряла с ним контакт, и её командир решил, (Алексин, как всегда, всё знает, в том числе и то, кто и что решил даже на иностранной пла), всплыть под перископ, поскольку «Курск» по его мнению мог находиться  в надводном положении. И вот: «На подходе к перископной глубине (для них - 14-15 метров) ИАПЛ неожиданно для себя ударила нижним подзором носовой части с острого курсового угла в верхнюю область правого борта носовой части "Курска", где находился торпедный аппарат (ТА), заряженный боевой торпедой УСЭТ-80».

     Читатель, вы только вдумайтесь, что несёт академик с погонами адмирала на плечах:  на подходе к перископной глубине, т.е. еще в процессе всплытия, иностранец умудрился ударить НИЖНИМ ПОДЗОРОМ носовой части своей подводной лодки в ВЕРХНЮЮ область носовой части «Курска», находящегося на перископной глубине!  Чтобы сотворить такое,  иностранцу надо быть уже под перископом на глубине 14-15 метров, (и то так нижним подзором одного по верхней части другого вряд ли получится, оба корабля под перископом примерно на одной глубине).  А если он только всплывал, как утверждает Алексин, то должен был всплывать чуть ли не вертикально, как истребитель в небе.  Или надо быть Алексиным, чтобы сочинить подобное.

Казалось бы стоит ли после этого читать, что он пишет дальше?  Но сделаем усилие над собой, посмотрим еще немного.  Алексин продолжает: «АПЛ ВМС США и Великобритании по технологической традиции строятся однокорпусными с толщиной корпуса 35-45 мм, а наши - двухкорпусными, где толщина наружного легкого корпуса всего 5 мм, то при прочих равных условиях большие повреждения получают именно наши лодки».

  Просто диву даешься такой логике. Как может подводник, хоть и бывший, вести речь  только о легком корпусе на наших лодках, забывая о прочном, который никак не тоньше, чем у противника? Из ТТХ пларк 949А проекта: «Прочный корпус выполнен из стали АК-33 разработки ЦНИИ "Прометей" толщиной от 45 до 68 мм». Так что, если брать в сумме, то сначала легкий корпус надо разрушить, и только потом прочный, который в ряде случаев толще и прочнее чем у противника.  В результате  получается, что в результате столкновения бОльшие повреждения должна получить иностранная подводная лодка.   Неужели адмиралу, академику такое просто невдомек?

  «Уже через секунду после первого соприкосновения ТА правого борта с боевой УСЭТ-80 был смят на половину своей длины. Это вызвало детонацию и взрыв боеголовки торпеды, где основная энергия пошла по пути наименьшего сопротивления - в сторону задней крышки ТА, которая взрывом была вырвана», - говорит Алексин. Ну взял бы данные по прочности ТА, его передней и задней крышек и учебник физики для 5-6 класса средней школы,  узнал бы, что в любом случае на перископной глубине сопротивление со стороны передней крышки намного меньше, чем со стороны задней, (задняя рассчитана на предельную глубину погружения рпк СН, т.е. 8 кг/см, передняя открывается изнутри при избыточном давлении 2 кг/см). Так что взрыв имел бы направленность никак не в сторону отсека. Причем, если бы боеголовка торпеды, находящейся в ТА,  взорвалась от удара извне, (что сомнительно, учитывая конструкцию её взрывателей, но допустим), то она взорвалась бы вне прочного корпуса. Разворотила бы носовую часть торпедного аппарата, легкий корпус. Частично взрывная волна могла повредить и казенную часть ТА, но привести к гибели корабля такого класса она бы не смогла. Поскольку Центральный пост с ГКП  не  были бы выведены из строя и смогли бы спасти корабль и основную часть экипажа.

 ( Что послужило основной причиной гибели «Курска» - отдельный разговор. Наиболее вероятные причины катастрофы изложены В. Рязанцевым и Б.Спасским).

    Комментировать обоснование Алексиным того, что весь личный состав корабля погиб сразу же в результате второго более мощного взрыва, разрушившего на подводном крейсере всё, вплоть до линий валов, (хотя ни водолазы, ни впоследствии следователи особых разрушений в кормовых отсеках не обнаружили), нет никакого желания.  Версия Алексина весьма удобна для командования от начала и до конца, но весьма далека от истины.

Добавлю только немного еще из описания Алексиным судьбы иностранной подводной лодки, таранившей нашу: «Возможно даже, что был затоплен ее первый отсек и в нем погибли люди. Но основные жизненно важные механизмы ее остались исправными или получили незначительные повреждения. Создав противодавление в первом отсеке около 11 атмосфер, починив за сутки механизмы, необходимые для обеспечения движения и управления подводной лодкой на глубине, аварийно запустив ядерный реактор от аккумуляторной батареи (она для этого и стоит на АПЛ), иностранная подлодка смогла подвсплыть до глубины 40-50 метров, дать малый ход и так, ковыляя, унести ноги с места происшествия.

Занимательная история, не правда ли?  А по мне, так «ковыляет» логика автора такого сочинения. Опять, по меньшей мере,  фантастика, если не анекдот. Как можно в затопленном, (а, значит, негерметичном), отсеке создать давление 11 атмосфер, в котором уже 11, если предварительно не заделать пробоину?!  Впрочем, Алексину, видимо, известно, как это можно сделать.

 Ну и под занавес: «В это время, 13 августа, вне расписания и прилетали в район аварии два противолодочных самолета "Орион" берегового базирования. Видимо, они обеспечивали прикрытие начала движения лодки в ближайшую ВМБ НАТО».  Хотелось бы знать, с каких это пор и как именно самолеты «прикрывают начало движения» подводных лодок , находящихся в подводном положении?

                                            14.08.2015 г.        А. Храптович.

 

   Прим.: Статья «Курск – 15 лет тайны» в «Мир Тесен» опубликована:  Дмитрий    Сильнов , 12.08.2015 в 22:01

Прочитано 2289 раз

Пользователь