Вторник, 21 ноября 2017

Награды находят своих героев? Конечно!

Опубликовано в Капитан 1 ранга Бозин Ларион Михайлович "Очерки торпедной жизни" Вторник, 19 мая 2015 12:41
Оцените материал
(0 голосов)

Порядок  награждения  был  отработан  в  стране  до  автоматизма  на  самом  «верху».  Главные  герои - кремлевские  «старцы»:  дожил  до  60-ти  лет - и  уже  герой,  а  до  70-ти - так  уже  и  дважды.  Один  носил  только  орденские  планки.  Носить  сами  награды  ему  было  уже  не  под  силу:  так  же  трудно,  как  нам  сосчитать  их. 

 Итак,  «Представить  коллектив….».  А  где  этот  самый  коллектив?  В  КБ  завода.  И  руководители  завода  директор  В. Шнурников  и  главный  инженер  Е.  Кононов  формируют  список  представляемых.  В  списке,  естественно,  главный  конструктор  Д. Гинзбург  и  его  заместитель  Е. Барыбин.   Промышленники,  представляя  коллектив  разработчиков,  включали  в  него  и  военных,  принимавших  активное  участие  в  разработке.

Где  есть  военные - хотя  бы  один - обязательно  будет  и  начальник.  Иначе  у  нас  и  не  бывает.  «Список»  поступил  в  Москву:  в  УПВ  и  в  Главк.  На  рассмотрение,  визирование,  согласование  и  «утрясание».  Там  это  умеют  делать!

По  согласованию  руководителей  завода  с  П. Колядиным  две  кандидатуры - от  военных,  о  чем  Колядин  доложил  своему  московскому  начальнику  Г. Акопову. 

 -Одна - твоя,  Петр  Кузьмич.

 -Вторая - Петров?

Грант  знал  все  и  обстановкой  в  УПВ,  безусловно,  владел  и  ответил:  «не  пройдет».

 С. Бутов,  возможно,  единственный  из  начальников  Центральных  управлений  не  отмеченный  Госпремией  к  тому  времени,  остался  без  премии  за  «Водопад».  А  тут  такой шанс!  О  том,  что  «запахло  премией»  узнал  Миша  Берсудский,  немедленно  попер  в  Москву  и  с  таким  напором  доложил  Бутову  о  своих  заслугах,  что  Бутов  не  выдержал  натиска  и  сдался:  одна  «кандидатура  от  военных»  была  определена.  А  вторая?  Нелегким  был  выбор  у  Сергея  Алексеевича,  но  он  был  сделан.  Попытки  Валентина  Вязникова  отстоять  кандидатуру  П. Колядина  успеха  не  имели:  против  начальства  идти - себе  дороже.  Ложиться  «на  амбразуру»,  как  это  сделал  Колядин  при  подписании  подложного  финансового  документа,  и  подставлять  под  награду  собственную  грудь - «две  большие  разницы».

К  этому  времени  были  получены  положительные  отзывы  о  торпеде  от  Минно-торпедных  управлений  Северного  и  Тихоокеанского  флотов.  Весьма  кстати.

К  этому  же  нужному  времени  позиция  Военного  института  в  отношении  торпеды  53-65К  изменилась  на  противоположную.  Возможно,  вынужденную.  Оба  института,  по  существу,  были  прижаты  заводом  лопатками  к  ковру:  торпеда  завода  на  кораблях,  а  торпеды  институтов  либо  уже  на  полках,  либо  вообще  до  кораблей  не  дошли.  Адмирал  Хурденко  А. А.  на  этот  раз  дал  высокую  оценку  торпеде  и  высказался  за  присвоение  коллективу  разработчиков  Государственной  премии.  Cреди   Лауреатов  Госпремии  был,  естественно,  и  Бутов.

 Длительная  эволюция  и  естественный  отбор  среди  начальников  привели  к  тому,  что  среди  выживших  видов  оказались  и  такие,  которые  в  любой  момент  готовы  подставить  под  награду  свою  грудь,  а  под  фитиль - задницу  подчиненного.
 

 А  Петр  Колядин  Лауреатом  Госпремии  так  и  не  стал.  Лауреатами  стали  С. Бутов - по  положению  начальника (как  хорошо  быть  адмиралом!)-  и  М. Берсудский,  принимавший  активное  участие  в  работах  с  торпедой,  а,  главное,  с  большим  напором  доложивший  Бутову  о  своих  заслугах.  Для  Петра  Колядина,  более  всех  рисковавшего,  возможно,  не  только  погонами  при  финансировании  работы,  помогавшего  изо  всех  сил  заводу,  автора  некоторых  технических  решений,  по  существу,  исхлопотавшего  эту  премию,  места  в  лауреатском  списке  не  нашлось.  Но  это  обычная  флотская  практика:  награждение  непричастных  и  наказание  невиновных.  Таковы  уж  особенности  национальной  военной  службы  в  России.

 Но  не  только  у  военных  были  проблемы  с  формированием  списка  представленных  к  присвоению  звания  Лауреата  Госпремии.  Были  они  и  у  гражданских.  Нет,  не  на  заводе.  Там  всем  известно,  кто  чего  стоит  в  разработке  и  испытаниях  торпеды.  События  со  списком  в  Главке  развивались  примерно  так  же,  как  и  у  военных.  От  КБ  завода  в  списке  был  заместитель  Главного   конструктора  Евгений  Матвеевич  Барыбин:  автор  идеи  этой  торпеды.  Более  чем  кто- либо  другой  из  инженеров  вложивший  энергии  ума,  души  и  рук  в  создание  торпеды.  Был.  Ну  и  этого  достаточно. 

 Люди,  хорошо  знающие  свое  дело,  не  гнутся  перед  начальниками,  даже  высокими.  Не  гнулся  и  Евгений  Матвеевич.  Его  независимые  суждения  не  нравились  начальнику  Главка.  Такие  люди,  естественно,  никак  не  годятся  в  Лауреаты.  Кто  он,  собственно,  такой  этот  самый  Барыбин  Евгений  Матвеевич?  Заместитель  главного  конструктора?  Испытатель  торпед?  Учитель  флотских  торпедистов?  Ну,  так  и  пусть  конструирует  свои  торпеды!  Пусть  испытывает  их  сколько  душе  угодно!  Пусть  себе  катается  по  флотам  да  учит  флотских  торпедистов!  Еще  и  премию  захотел?  Ну,  это  уж  и  слишком!  Совсем  уж  оборзел,  бессовестный!  Не  все  ж  ему.  Надо  же  и  другим  достойным  людям  что-нибудь  оставить. Хотя  бы  Государственную  премию,  что  ли. Подходящая  грудь  в  Главке  найдется.  Вот  и  не  нашлось  места  в  списке  представленных  Евгению  Матвеевичу.  Лауреатом   стал  совсем  другой  человек:  работник  Главка,  курировавший  работу  завода.  Приславший  в  Севастополь  «телегу»  с  требованием  прекратить  испытания  «самоделки».  Вот  и  наступил  «последний  момент».  Шеф  появился.  Как  и  подобает:  в  последний  момент.  Во  всей  красе  со  знаком  Лауреата  Госпремии  на  груди.  На  флоте  о  таком  торпедисте  никто  и  слыхом  не  слыхал.  «Курировать»  и  делать  что-либо – «две  большие  разницы».  Курировать,  конечно,  сложнее,  чем  делать. За  то  и  награда.  Это  о  нем:

 

 

И  на  груди  его  могучей
Как  будто  в  несколько  рядов
Одна  медаль  висела  кучей
И  та -  за  выслугу  годов.

 

Прошу  любить  и  жаловать  нового  лауреата  куратора  Главка  Юрия  Грознова.  Надо  знать,  где  работать  и  кого  курировать.  Грознов  знал.  Ай  да  Юра!

 А  Евгений  Матвеевич  «побывал  в  списке»  представленных  к  награде.  Хватит  с  него  и  этого!   Такова  торпедная  жизнь  в  КБ. 

 А  о  Петре  Харитоновиче  Резчике  никто  и  не  вспомнил.  Хотя  бы  посмертно.  Помер  Максим - ну  и…  с  ним!  Забыли.  Нехорошо  получилось.  Очень  нехорошо. 

 Дитя   Машиностроительного   завода   имени   С.М. Кирова - торпеда  53-65К - в  боевом  строю  нашего  оружия  уже  больше  сорока  лет.  В  ее  составе  есть  разработки  Гидроприбора.  Но  это  нормально  и  заслуги  завода  ничуть  не  уменьшает. Она  родилась  не  благодаря  нашим  ученым,  а,  скорее,  вопреки  им.

 Создание  этой  торпеды  и  вооружение  ею  Советского  и   Российского  Военно-Морского  Флота - это  редкий  пример  конкуренции  и,  впоследствии,  сотрудничества,  хотя  и  вынужденного,  монополистов-разработчиков  ЦНИИ   “Гидроприбор”  и   Военно-Морского  института  с   одной   стороны  и  КБ   завода-изготовителя  и  Военного  представительства - с  другой.  

 У  торпеды  53-65К  было  быстрое,  но  трудное  рождение,   будет  долгая  и  славная  жизнь  и  почетная  кончина  вместе  с   кораблями  и  подводными   лодками  второго  поколения.  Тем   почетнее  победа  КБ  завода-изготовителя!  Это  единственная   торпеда,  за  которую  Государственная  премия  присуждена  в  1982-ом  году,  спустя  11  лет  после  принятия  ее  на  вооружение,    не  только  по  закону,  но  и  по  совести:  после  нескольких  лет  ее   содержания  на  носителях  и  подтверждения  ею  высоких   эксплуатационных  свойств.  Как  лучшие  танки  и  самолеты,   торпеда  53-65К  так  же  достойна  пьедестала.  А  на  постаменте  пьедестала  не  худо  бы  иметь  барельеф  с  фигурами  отцов-основателей:  Г.Акопова,  П.Резчика,  Е.Барыбина,  П.Колядина  и  группы  конструкторов  во  главе  с  Д.Гинзбургом  или  хотя  бы  перечень  этих  заслуженных  людей.  Не  в  Алма-Ате,  так  хотя  бы  в  Кронштадте.  В  надежде,  что  Кронштадт  останется  Российским  навсегда.  Разработка  торпеды  53-65К  это  их  гражданский  подвиг.

 

Прочитано 1294 раз
Другие материалы в этой категории: « Государственная премия Продолжение следует »

Пользователь