Воскресенье, 25 Июнь 2017

В конструкторском бюро завода, на полигоне и Черноморском флоте

Опубликовано в Капитан 1 ранга Бозин Ларион Михайлович "Очерки торпедной жизни" Вторник, 19 Май 2015 12:32
Оцените материал
(0 голосов)

 А  на  заводе  началась  интенсивная  работа.  Всякое  дело   быстро  и  хорошо  делается,  если  его  делают  энтузиасты.  Конструкторы  КБ  Гинзбург,  Барыбин,  Шубин,  Зикеев,  Гормина,  Штода,  Чуканова,  Кривулин,  Попова   разрабатывали  техническую  документацию.  А  изготовление  материальной  части  началось,  едва  были  готовы  чертежи,  а  иногда  и  просто  эскизы.  Главная  проблема - отработка  теплового  процесса  «керосин + кислород +турбина».  Теоретические  расчеты  нужно  еще  воплотить  в  металл,  а  «металл»  проверить  вначале  на  тормозном  стенде  и  уже  только  после  этого  на  «живой»  торпеде.  «Металл»  брали,  в  основном,  готовый:  в  сопловой  коробке  торпеды  53-61   заварили  излишние  сопла,  кислородный  резервуар - от  торпеды  53-56  (это  позже  его  удлинили  за  счет  водяного  отсека)  и  т. д.  Потребовалась  даже  настоящая  морская  вода.  Она  была  доставлена  с  Дальнего  Востока.

 Не  прошло  и  года,  как  первая           торпеда родилась.  Правда,  торпедой,  в  современном  смысле  слова,  ее  можно  было  назвать  только  условно:   она  не  имела  пока  аппаратуры  самонаведения.  Это  был,  по  существу,  ходовой  макет:  его  слепили  из  того,  что  было  под  рукой.   А  новорожденного   нужно  научить  ходить,  а  применительно  к  торпеде - плавать.  Если  опытных  торпед  много,  то  учить  торпеду  «ходить-плавать»  можно,  где  угодно:  было  бы  кому  выстрелить.  «Утонутие  вследствие  недоплытия»  даже  нескольких  торпед  не  приведет  к  срыву  работы.  А  если  торпеда   всего  одна,  то  начинать  серьезную   работу  можно  только  на  хорошо  оборудованном  полигоне.  Евгений  Матвеевич  Барыбин  отправился  со  своим  любимым  детенышем  на  полигон  на  озере  Иссык-Куль.  Новорожденный  своего  создателя  порадовал:   оказался  крепкими  на  ножки,  пошел  сразу  и  хорошо.  Крещение  новорожденного  состоялось.  При  крещении  новорожденный  получает  имя.  Хотя  слово  торпеда  женского  рода,  имя  новорожденный  получил  мужское:  «Митька»!  Впереди - стрельба  на  Черном  море.  Как-то  «Митька»   пойдет  с  боевых  кораблей  и  подводных  лодок?  Одно  дело,  когда  торпеда  сама  выходит  из  пусковой  решетки  на  полигоне,  и  совсем  другое,  когда  при  выстреле  с  подводной  лодки  торпеда  получит  хороший  пинок  под  зад  сжатым  воздухом  или  при  стрельбе  с  торпедного  катера  входит  в  воду  под  углом.  Мало  ли  что  там  с  ней  может  произойти!  Нельзя  сказать,  что  инженеров  завода  приняли  с  распростертыми  объятиями.  Начальник  МТО  ЧФ  С.А. Бутов  техническую  идею  не  воспринял.  Тральщик  по  профессиональному  происхождению,  он  не  мог  оценить  техническую  идею  и  углядеть  в  привезенном  перспективу.  Да  и  Главк  как-то  узнал  о  затее  заводских  инженеров  и  прислал  «телегу»  с  требованием  прекратить  работу  с  самоделками.  Конечно,  не  сам  начальник  Главка  сочинил  такую  телеграмму:  не  его  уровень.  Куратор  постарался.     Для  улаживания  возникшей  на  пустом  месте  проблемы  в  Москву  отрядили  Гинзбурга.  Он  сумел  уладить  в  Москве  проблему,  и  работа  продолжилась.  Активную  помощь  в  «добывании  кораблей»  для  стрельб  и  планировании  упражнений   оказали  офицеры  торпедного  отдела  капитаны    2-го  ранга  Гранин  и  Фроль  и  в  то  время  еще  научный  сотрудник  Военно-морского  института  капитан  3-го  ранга  М. Берсудский.  Работа  была  своевременно  включена  Акоповым  в  план  обеспечения  испытаний  торпед.  «Митька»  оказался  на  высоте:  и  с  торпедного  катера,  и  с  подводной  лодки  прошел  хорошо  и  не  один  раз.  В  последний  раз  после  пятого  выстрела  вернулся  с  моря  едва  живой:  ротор  турбины  имел  многочисленные  трещины.  Молодец  «Митька»,  не  подвел!  Стрельбы  дали  хороший  опыт  и  результат:  может  быть  разработан   носитель  для  рекомендованной  Розенштейном  оптической  системы  самонаведения! 

 Началось  изготовление  малой  серии - из  3-х  штук - уже  почти  торпед.  С  системой  самонаведения.  Изготовили.  Постреляли  на  полигоне.  И  огорчились  до  невозможности:  торпеды  упорно  не  хотели  наводиться  на  цель.  Может,  на  озере  вода  какая-нибудь  не  такая,  как  в  настоящем  море,  или  несерьезные  цели?  На  одной  из  3-х  заменили  аппаратуру  самонаведения:  взяли  ее  от  торпеды  Кокрякова.  И  летом  следующего  года  Евгений  Матвеевич  снова  прибыл  в  Севастополь  со  своими  инженерами  и  тремя  торпедами.  Тут  уж  настоящее  море  и  цели - лучше  не  бывает -  боевые  корабли.  С  трепетом  в  душе  и  сознанием  огромной  ответственности  за  исход  дела.  С  точки  зрения  разработки  торпеды  «как  обычно»  выходить  на  испытания  в  настоящем  море  всего  с  тремя   торпедами - авантюра:  можно  потерять  торпеды  и  завалить  испытания.  Но,  как  говорили  древние  римляне,  «счастье  покровительствует  смелым».  И  торпеды  не  подвели  своих  создателей:  и  с  подводной  лодки  и  с  торпедного  катера  торпеды  прошли  хорошо  и  не  один  раз.  А  оптическая  система  самонаведения  и  в  настоящем  море  работать  отказалась.     

Прочитано 1114 раз
Другие материалы в этой категории: « Военное представительство Снова в Москве »

Пользователь