Среда, 24 Май 2017

Памяти однокашника

Опубликовано в Капитан 1 ранга Мацкевич Владислав Витольдович Пятница, 30 Апрель 2010 14:42
Оцените материал
(6 голосов)
Как-то один из преподавателей Национального университета
кораблестроения имени адмирала Макарова положил
мне на стол вырезку из газеты «Совершенно секретно»
за прошлые годы, со статьей Н. Черкашина «С-80» не вышла
на связь«. Это о катастрофе 26 января 1961 года дизельной
подводной лодки пр. 644 Северного флота.

Автор очерка — хороший флотский писатель в силу
специфики своей прошлой подводницкой профессии — замполит,
видимо, не разобрался в технических тонкостях
конструкции этой подводной лодки. Отсюда в статье есть
несколько технических «ляпов» и «допущений», которые
пошли гулять по свету. Возможно, он не внимательно читал
акт обследования поднятой «С-80», не так понял или не так
интерпретировал слова привлеченных флотских специалистов.

В акте обследования поднятой 26 июля 1969 года (через
восемь с лишним лет) с глубины 214 метров подводной лодки
четко и однозначно указана первопричина трагедии, она
отличается от мнения автора и привлеченных экспертов.

Вероятно, я никогда не стал бы писать об этой трагедии,
если бы не один факт — на лодке командиром моторной
группы служил наш однокашник по Высшему военно-морскому
инженерному училищу подводного плавания (позже
СВВМИУ, а в народе «Голландия»), староста класса Володя
Проплетин. Он до поступления в училище прошел
матросскую школу, поэтому мы, салаги первого набора
училища, с удовольствием подчинялись старосте, да и учился
он отменно. На флоте ему немного не повезло — он
попал на модернизируемый корабль, поэтому надолго застрял
по меркам Северного флота в командирах моторной
группы, тогда как те, кто попал на действующий флот,
давно сдали на самостоятельное управление электромехани
ческой боевой частью, а некоторые даже успели стать
механиками.

В свой последний поход Володя уходил из моей квартиры
в п. Ягельный (теперь г. Гаджиев), забыв в прихожей
свои корабельные рукавицы.

Подводная лодка «С-80» была одной из шести лодок
пр. 613, которые в конце 50-х — начале 60-х были переоборудованы
в ракетные по проекту 644. У них вне прочного
корпуса установили по два герметичных контейнера для пуска
крылатых ракет П-5. По сути, это были одни из первых
ракетных подводных лодок, не считая лодки Шильдера.

Перед аварией лодка совершала переход из полигона
боевой подготовки в базу в условиях надвигающегося урагана.

Командир дивизии (глубоко уважаемый на флоте)
капитан 1 ранга Егоров  Г. М., находившийся в это время
в море на другом корабле, не рекомендовал штабу подводных
сил посылать «С-80» в море в таких погодных
условиях. Но послали. В условиях сильного шторма лодки
613 проекта, а «С-80» была далеко не улучшенной модификацией
этого проекта, сильно заливает водой. Были случаи,
когда вахтенных офицеров, прикованных монтажными поясами
к поручню ограждения рубки, уносило набегающей
волной, а в центральный пост столбом поступала вода.

Видимо, по этой причине лодка шла под РДП. Это
устройство — «работа дизеля под водой», позволяющее
лодке двигаться под водой на глубине 7,5 метров, получая
воздух для работы дизеля через специальную выдвижную
воздушную шахту с запорным клапаном наверху, автомати-
чески закрывающемся при набеге волны. В сильный шторм
удержать лодку на оптимальной глубине проблематично,
иногда она проваливается, клапан закрывается и в отсеках
создается вакуум, неприятно хлопая по барабанным
перепонкам. Если не удается вернуть лодку на заданную
глубину, экипаж вынужден сниматься с РДП. Этот маневр
занимает 25-30 секунд. В первую очередь герметизируются
воздушный и газовый тракты дизеля, и его останавливают.
Лодка переходит на движение под главными гребными
электродвигателями.

Все забортные отверстия имеют дублирующие запирающие
устройства, в том числе и тракты дизелей. Наружные
захлопки воздушного и газового трактов имеют гидравли-
ческий привод из дизельного отсека, а нижние — ручной
привод. Одна воздушная захлопка РДП закрывается гидравликой
из центрального поста. Об открытии — закрытии
каждой наружной захлопки сигнализирует одна из двух
соответствующих лампочек зеленого или белого цветов
на щите в центральном посту.

После подъема лодки комиссия установила, что во время
последнего маневра «срочное погружение» из-за некачественной
сборки в период модернизации корабля вывернуло
уплотнительное резиновое кольцо на тарелке воздушной
захлопки РДП (её диаметр 450-500 мм). При этом через
образовавшийся зазор в воздуховод РДП стала с нарастающим
напором по мере провала лодки поступать забортная
вода, а из него через нижний гриб подачи воздуха к дизелю
в пятый отсек лодки. Грибом называют вторую дублирующую
захлопку, тарелка которой конструктивно напоминает
гриб — предмет тихой охоты грибника в лесу.

В центральном посту, видимо, в течение пары десятков
секунд, отведенных им стихией, не смогли оценить обстановку,
так как сигнализация им говорила, что все тракты
герметичны, поэтому запоздали с аварийной продувкой
цистерн главного балласта. Журнал «Морской сборник»
№ 11-92 опубликовал данные расчета для такой аварии.
Допустимая задержка с началом продувания цистерн главного
балласта составляет всего 20 секунд. Судя по расположению
тел погибших подводников по отсекам, до момента
аварии вахта неслась по «готовности № 2 подводная», а это
значит, что в дизельном отсеке должны находиться два
человека — старшина команды мотористов или командир
отделения мотористов в носу отсека и старший моторист
в корме отсека. Эти два подводника выполнили все, что им
положено делать по соответствующему расписанию книжки
«Боевой номер», кроме одного — они не смогли одолеть
силу глубины моря.

Нижний гриб подачи воздуха к правому дизелю имеет
ручной привод из дизельного отсека. Чтобы его закрыть,
нужно маховик диаметром около 500 миллиметров вращать
по часовой стрелке несколько десятков оборотов (если память
мне не изменяет, около 55-ти оборотов). Находившийся
на пульте дизеля старшина закрыл газовую захлопку
РДП, остановил дизель, отключил носовую шинопневмати
ческую муфту линии вала и стал закрывать нижний
гриб. Все нарастающее давление воды на тарелку гриба,
а её диаметр около 450 миллиметров, не позволяло это
сделать. Тогда оба моториста применили рычаг закрытия
клапанов вентиляции ЦГБ. Это стальная труба диаметром
около 50-ти миллиметров. Мотористы согнули эту трубу,
но гриб закрыть так и не смогли.

Они погибли первыми у этой захлопки, потом рядом с
ними комиссия нашла этот рычаг. Подводники в 3-м и 4-м
отсеках пережили их не намного. Гидравлическое давление
при заполнении замкнутого объема нарастает мгновенно. Лавина
воды, круша переборки 4-го, а затем 3-го отсеков, завора
чивая в железо тела подводников, затопила три отсека.
Лодка почти вертикально кормой вниз рухнула на грунт.
Глубиномеры замерли на 214 метрах.

Утверждение ныне вице-адмирала Е. Чернова — бывшего
старшего помощника «С-80» о том, что на лодку
был приписан моторист с другой лодки, где нижний гриб
закрывался в противоположную сторону, не состоятельно.
Из подводных лодок 613 проекта, а «С-80» была модификацией
этого проекта, не было ни одной, где хотя бы один
клапан, гриб, кингстон закрывались против часовой стрелки,
ни на одной из 215 единиц Николаевской или Сормовской
постройки. Эргономика даже в те годы не позволяла
сделать иначе. Видимо, старпом никогда не крутил маховик
гриба, да и по штату делать ему это не положено.

Предположение консультанта старшего мичмана В. Казанова
о намерзании льда на поплавковый клапан РДП, что
послужило причиной трагедии, маловероятно. За несколько
лет до прихода «С-80» на флот на двух лодках 25 БПЛСФ
«С-345» Сормовской постройки и «С-387» Николаевской
для испытаний, помимо многих других механизмов, были
вместо серийных поплавковых клапанов РДП установлены
экспериментальные штоковые клапаны с подогревом водой,
отходящей от дизеля, посадочного седла клапана и приемной
трубчатой решетки, что исключало их обмерзание.

Лодку «С-345» я встречал в Лиепайской ВМБ в середине
70-х годов, она входила в состав известного центра
в г. Палдиски. На «С-80» стоял клапан именно такой конструкции.

Со слов капитана 1 ранга Минченко (крупного
специалиста по судоподъему), руководившего подъемом
лодки с помощью спасательного судна «Карпаты» постройки
Николаевского завода, автор очерка пишет, что «С-80»
перед трагедией уклонялась от какого-то судна, о чем, мол,
свидетельствует положение вертикального руля «лево на
борт», отсюда пошла гулять версия о «супостатах». Акт
обследования поднятой «С-80», да и конструкция вертикального
руля позволяют утверждать другое. Перо руля
на лодках 613, 644 и многих других проектов несколько
выступает за обводы кормовой оконечности легкого корпуса
лодки, поэтому при ударе лодки о грунт кормой перо
руля должно неизбежно переложиться на один из бортов,
преодолевая сопротивление гидропривода или ломая его,
как в случае с «С-80». В акте указано, что «С-80» первона
чально лежала на грунте с дифферентом 140 на корму.

Об этом свидетельствуют все механические дифференто-
метры, у которых стрелки приржавели в этом положении.
Затем по мере затопления носовых отсеков за счет фильтрации
воды через сальники переборок дифферент отошел,
лодка легла на ровный киль.

Оставшиеся в живых подводники понимали трагизм
своего положения — глубина была для лодки запредельной,
выпущенные аварийные буи до поверхности не дошли,
так как длина трос-кабелей всего 125 метров при глубине
моря 214 метров. Паники не было, об этом свидетельствует
накрытый в кают-компании стол.

Интенсивный многодневный поиск затонувшей лодки
ничего не дал. Лодка в момент катастрофы была на переходе
из полигона в базу, что значительно увеличивало район
поиска. Через много лет капитаны рыболовных траулеров
доложили, что в одном и том же месте Баренцева моря они
рвут тралы о подводное препятствие. Спуск наблюдательной
камеры со спасательного судна ВМФ классифицировал
затонувший подводный объект как «С-80», опутанную сетями.

Тела погибших подводников, извлеченные из поднятой
лодки были узнаваемы, даже кровь не свернулась. Сказалось
действие постоянной температуры воды +4оС.
Однако очерк автору, как всегда, удался. Из него узнаешь
неотмеченные в акте факты. Например, историю
разоружения запасных торпед в первом отсеке поднятой
подводной лодки. В 70-х годах об этом ходили неясные
слухи и легенды.

Приподнятую на гинях спасательного судна «Карпаты»
«С-80» поэтапно в подводном положении переместили на несколько
десятков миль в бухту Завалишина в районе Териберки,
а там подняли на поверхность с помощью судоподъемных
понтонов. Специалисты мино-торпедного управления
опасались, что стеллажные торпеды, пролежавшие много
лет на большой глубине, могут при выгрузке взорваться,
поэтому ими даже было высказано предложение взорвать
лодку. А это значит, что причину гибели подводной лодки
установить бы не удалось. К руководителю судоподъемных
работ обратился флагманский минер с предложением -
вне плана спуститься в легководолазном снаряжении в затопленный
1-й отсек и снять с шести торпед все двенадцать
взрывателей. Ночью подошли на катере к лодке, минер
ушел в отсек, Минченко на сигнально-страховочном конце
у люка. Обстановка в первом отсеке ужасная, он затоплен,
темнота, трупы, хаос. Тем не менее, минер разоружил торпеды,
вынес взрыватели. Утром на совещании, когда они
доложили, что нет необходимости взрывать лодку, начальство
поступило с ними, как с Ванькой Жуковым. Но их
инициативная работа позволила выяснить причину гибели
«С-80», похоронить по-человечески погибших подводников.

Прочитано 3579 раз

Пользователь