Пятница, 22 сентября 2017

Дед щукарь по-подводницки

Опубликовано в Капитан 1 ранга Мацкевич Владислав Витольдович Пятница, 30 апреля 2010 14:41
Оцените материал
(5 голосов)
На рубеже 50-х — 60-х годов командиром несамоходной
плавбазы «Василий Вересовой» 12-ой дивизии ПЛ СФ
служил капитан-лейтенант Дрожжин. Мы его между собой
звали просто Леша. Хозяйственный мужик, плавбаза у него
всегда находилась в очень приличном состоянии, подводни
чки, обитавшие на корабле, на быт не жаловались.

Компанейский капитан-лейтенант, никогда не увлекавшийся
рыбалкой, как-то за «рюмкой чая» напросился
на рыбалку с устоявшейся компанией рыбаков, которую
в те времена возглавлял негласный рыбацкий лидер командир
подводной лодки «С-347» капитан 2 ранга Виталий
Филиппович Торопов. В одно из свободных воскресений
он раздобыл у соседей-ракетчиков вездеход, оповестил рыбаков,
кого-то послал за четыре километра на поселковую
свалку разжиться опарышами — личинками мясных мух.

Их добывали с помощью совковой лопаты, топора и пинцета.
Рядом со свалкой на уступах скал отгребался снег, топором
вырубался кусок полярного дерна, переворачивался
и с помощью пинцета из него выдергивались личинки,
находящиеся в анабиозе. На них-то и ловили в озерах форель,
кумжу, палию, гольца.

С рассветом вездеход доставил нас из Ягельного на Называевские
озера в пятнадцати-шестнадцати километрах
от него. Договорились, что Леша остается в лагере, разводит
костер и подготавливает все для ухи. Остальные по два-три
человека расходятся рыбачить, но в определенное время
один из мини-группы приносит пойманную рыбу к костру,
а остальные чуть позже подгребают к ухе и, естественно,
к чарке.

Мы с Филипычем ушли недалеко на знакомые места
(бывали там не раз на лыжах), с трудом сделали несколько
лунок в полутораметровом льду и довольно скоро извлекли
с десяток приличных гольцов. Рыба лососевая. Мне, как
более молодому, пришлось сбегать к костру, отнести рыбу.
Назад к лункам вернулся галопом. Рыба шла, а когда Филипы
ч извлек палию — рыбу необычайно красивой расцветки,
просто «примерзли» к лункам.

Зов толпы — «К ендове*!» вернул к действительности.
Пришли к костру, когда рыбацкая бригада, не дождавшись
нас, уже зажевывала тост — «Ну! За рыбалку!», а Леша
разлил уху. Тамада плеснул нам того, что в условиях сухого
закона Северного флота добывают в недрах подводных
лодок. Пока мы с Филипычем закусывали салом, присланным
тещей с Украины, остальные приступили к ухе, в которую,
как оповестил Леша, он добавил «рыса», для навара.

Поворчав, что нельзя к варке ухи допускать неучей,
портящих благородную рыбацкую еду крупой, народ начал
разбирать отварную лососевую рыбу, поливая её лёком,
а иные сёрбать уху. Перед второй чаркой кто-то гребанул
ложкой поглубже и извлек на свет божий «крупу». С воплем
— «Мужики, так это опарыши!» рванул в сторону
с языком на плече. Следом веером брызнули рыбаки. Стон
стоял, как на поле Куликовом после битвы. Нам, не успевшим
отведать деликатеса, пришлось защищать бедного
Лешу от озверевших рыбаков.

Оказалось, что Леша, оставшись один, наполнил казан
водой из лунки и, пока он закипал, стал раскладывать
«закусон» на плащ-палатке. Опешив от изобилия бутылок
прихваченных рыбаками, костровой прихлебнул несколько
раз для сугреву, затем приступил к процессу варки ухи.

В куче рюкзаков был обнаружен пакет, как ему показалось,
с крупой. Решив, что крупу берут на рыбалку не зря, сыпанул
«рыс» от души. Бригаде рыбаков пришлось основательно
промываться горячительным, благо назад домой повезет
вездеход, а не нужно идти на лыжах. Лешу раз и навсегда
отлучили от рыбалки, но к воскресной чарке допускали.

Прочитано 3741 раз

Пользователь