Понедельник, 24 Июль 2017

Первое место службы

Опубликовано в Капитан 1 ранга Бозин Ларион Михайлович "Очерки торпедной жизни" Вторник, 19 Май 2015 11:02
Оцените материал
(0 голосов)

Для  становления  молодого  офицера  очень  важно  первое  место  службы  и,  в  особенности,  первый  его  начальник.  Хорошо,  если  часть  боевая  с  напряженной  повседневной  работой.  Впрочем,  энергичный  офицер  в  любой  части  найдет  себе  применение.

 Ларион  получил  назначение  в  город  Новороссийск  начальником  цеха  ремонта  минно-торпедного  и  трально-противолодочного  оружия  и  вооружения.  Обеспечивали  корабли  бригады  охраны  водного  района:  поддерживали  мины  в  готовности  к  постановке  заграждений  по  планам  минной  войны,  ремонтировали  тралы,  которые  получали  повреждения  в  ходе  боевого  траления,  поддерживали  в  исправном  состоянии  сотню  торпед  на  случай  вооружения  кораблей  Черноморского  флота.  Задача  начальника  цеха  ремонта  это  организация  работы  на  различных  участках.  Ларион  начал  с  ознакомления  со  своими  «войсками».  У  минеров.  Две  женщины  «врукопашную»  вращают  розмах  станка,  перематывающего  минреп.  Мужик,  естественно,  руководит:  направляет  трос,  чтобы  ровно  ложился  в  ручьи  барабана.

 - Почему  вручную?

 - А  у  нас  электричества  и  отродясь  не  бывало.  Складу  уже  10  лет  от  роду,  а  кабеля  нет  и  не  было.

 Куда  я  попал?  А  кабеля  и  надо-то  метров  250.  Трансформаторная  подстанция  близко.  Рядом  со  складом  нефтебаза.  Нефтяники  люди  богатые:  уж  если  у  кого  и  есть  подходящий  кабель,  так  это  у  них.  А  если  уж  и  у  них  нет,  так  и  ни  у  кого  нет.  Кое-что  и  у  нас  есть.  Махнем,  не  глядя.

 Так  и  случилось:  у  рабочих  в  цехах  и  хранилище  появились  тепло  и  свет,  а  у  молодого  начальника  цеха  сразу  появился  деловой  авторитет  у  минеров.  Особенно  у  женщин,  которым  Ларион  сделал  шутливый  подарок:  розмах  перемоточного  станка,  который  они  крутили  более   10-ти  лет. 

 На  складе  12  офицеров.  Замполит  командира  минно-торпедной  группы  старший  лейтенант  Беднарик.  Начальники  с  удовольствием  произносили  с  трибуны:  «а  старший  лейтенант Бендерик»… Обижался,  но терпел.  Большинство офицеров – выпускники  Кронштадского  училища.  Некоторые  служат  здесь  по  три,  а  то  и  по  пять  лет.  И  никто  не  почесался,  чтобы  электрофицировать  склад.  Служили  по  принципу:  нас  толкнули – мы  упали,  нас  подняли – мы  пошли.  Какие-то  сторожа  в  погонах.  «Товарищ  командир,  за  время  моего  дежурства  происшествий  не  случилось» - кроме  этого  начальник  с  них  ничего  не  имел,  не  имеет  и  иметь  не  будет.   Какая-то  организационная  и  техническая  импотенция:  ничего  не  могут.  Поэтому  во  время  сокращения  вооруженных  сил  на  миллион  двести  тысяч  начальник  расстался  с  ними  без  сожаления.

 Вернемся,  однако,  к  рабочему  классу.  На  этот  раз  к  торпедистам.  Бригада  обеспечивала  вооружение  и  боевую  подготовку  дивизиона  торпедных  катеров  в  Фальшивом  Геленджике.  Мужики  свое  дело  знали:  торпедисты  опытные.  Жаль,  что  к  моменту  прибытия  Лариона  на  службу  дивизион  прекратил  свое  существование:  осталась  работа  «на  полку».

 Знакомство  с  торпедистами  непосредственно  на  месте  работ.  В  цех  прибежал  встревоженный  матрос.  Он  искал  кого-нибудь  из  офицеров  части:  кому  бы  сдаться  в  плен.

 -Товарищ  лейтенант,  я  аварию  сделал!

 -Задавил,  что  ли кого? 

 -Да  нет,  только  «Москвича»  по  горбу  двинул!


 -Далеко?


 -Метров  200  отсюда.


 Подходим  к  «Москвичу»  401-ой  модели  и  стоящему  позади  него торпедовозу.  Горб,  который  был  у  «Москвича»  снаружи,  теперь,  вдавленный  мощным  бампером  торпедовоза,  оказался  внутри  салона.  Здоровый  мужик  около  «Москвича»  озабоченно  чешет  рукой  затылок.  Поздоровались.

 -Извините,  машина  Ваша?

 Мужик  произнес  со  значением  в  голосе:

 -Это  машина  3-го  секретаря  горкома  товарища  Короткевич!

 -А  вы,  что  же,  у  него  шофером  работаете? – неосторожно  поинтересовался  Ларион.

Мужик  посмотрел  с  возмущением:  как  это  кто-то  смеет  не  знать  таких  людей?  И  изрек:

 -Это,  во-первых,  не  он,  а  она,  а  во-вторых,  я  у  нее  мужем  работаю!

Мужик  здоровый  и  занимаемой  должности,  пожалуй,  соответствует. Приехали  в  цех  ремонта  торпед.  Старший  мастер  Чеботарев  Борис  Алексеевич,  прекрасный  торпедист  и  жестянщик  одновременно,  в  обиходе  немножко  резонер,  почесал  рукой  в  затылке  и  сказал:

 -Горбатого,  конечно,  могила  исправляет,  но  и  мы  кое-что  можем.  Не  беспокойтесь,  горб  наладим  в  лучшем  виде  и  даже  зашпаклюем.  А  чтобы  хорошо  покрасить,  так  мы  дадим  Вам  бутылочку  спирта.  Вы  заедете  к  таксистам,  они  разведут  его  по  вкусу  и  покрасят  по  всей  науке!

 Инцидент  был  исчерпан,  а  у  Лариона  появился  авторитет  у  личного  состава:

 -А  молодой  лейтенант – что  надо!  Выручит  матроса  в  трудную  минуту.

Прочитано 1463 раз
Другие материалы в этой категории: « «Система». Командиры рот Вперед, в Академию! »

Пользователь