Понедельник, 24 Апрель 2017

Легенды об индийской пище

Опубликовано в Капитан 1 ранга Теренов Александр Иванович "Хождение за три моря" Понедельник, 11 Май 2015 10:25
Оцените материал
(1 Голосовать)

Легенды об остроте индийской пищи имеют под собой все основания, и если на севере Индии эту остроту можно как-то терпеть, запивая еду водой, то на юге она нестерпима. Всему виной повсеместное применение жгучего красного и зеленого перца-чили, который кроме антивирусных и антисептических функций выполняет и еще одну важнейшую – раздражителя желудка. Дело в том, что в условиях жесточайшей жары резко усиливается жажда и снижается аппетит, но ведь водой сыт не будешь. Кроме того, в пищу добавляют массу всевозможных приправ, специй, ради которых собственно и открывали Индию европейцы. Серьезное отношение к еде отличает индийца от европейца. Если для европейца это яркая вкусная и ароматная пища, то для индийца – основа для развития ума и духа. Очень богата и разнообразна вегетарианская пища. Некоторые повара умудрялись готовить из овощей и фруктов такие блюда, что нам – мясоедам нельзя было отличить их по вкусу от мяса. Очень многие считают Индию страной вегетарианцев, это конечно же не так, их примерно 40%. Слияние мусульманской и индийской цивилизаций оказало большое влияние и на кухню. Способ приготовления в тандуре мяса, лепешек, принесенный моголами из Средней Азии, приготовление риса в казане в виде плова подняли индийскую кухню на новый уровень. Когда англичане из-за осложнившихся отношений с Поднебесной начали выращивать чай у подножия Гиманаев, а затем научили индийцев пить чай с молоком и он стал национальным напитком.

Мы с огромным удовольствием наслаждались кулинарными шедеврами, приготовленными в ресторанах индийскими поварами, а от перца спасались хорошо разбавленным виски со льдом. Но в условиях подводной лодки кокам очень трудно создавать шедевры, и поэтому для нас это было серьезным испытанием. Индийские экипажи потребляют мало мяса в рационе по религиозным и другим мотивам, а для того, чтобы компенсировать отсутствие белка, едят горох. До сих пор у меня перед глазами огромные баки, в каких мы раньше варили суп, с черным вареным горохом вперемешку со специями, которые наводили ужас на нас своим видом и запахом, поскольку последствия потребления такого продукта сотней здоровых людей в ограниченном пространстве были непереносимыми.*6 Фруктов и свежих овощей в рационе очень мало, поэтому первый год мы кормились компотами, печеньем, сгущенкой с кофе. В туалет, пардон, после такой пищи, не ходили неделями, что в сочетании с невыносимой жарой значительно убавило наш энтузиазм. В последний год мы несколько приспособились, заставляя (прося) кого-нибудь из своих готовить супчики, каши, отбивные. Часто брали что-то, приготовленное женами. Надо отдать должное индийским кокам, которые старались как-то помочь и облегчить наши страдания.

 

Условия эксплуатации корабля были жесточайшие: 100%-ная влажность, высокие соленость, температура воды и воздуха в разы увеличили скорость коррозии. Особенно досталось забортной арматуре, трубопроводам и корпусу, дейдвудному сальнику. Очень серьезную ошибку мы совершили в период последнего ремонта, не настоявши на замене водоотливной магистрали. Сейчас уже трудно разобраться, кто виноват: техническое управление флота, экономившее деньги, завод, посчитавший эту работу слишком трудоемкой, или экипаж, не проявивший настойчивости. За эту ошибку мы заплатили сполна, а через 1,5 года вынуждены были сделать эту работу, но уже в Индии. Состояние водоотливной магистрали и стало основной причиной многочисленных аварий, связанных с поступлением забортной воды, и пожарами, с которыми успешно справлялись, сказались многочисленные тренировки по борьбе за живучесть, но к концу аренды техническое состояние корабля было великолепным. По моему глубокому убеждению во всех наших общероссийских грехах виноваты мы сами: проектанты создают новое оружие и технику, рассчитывая, что ее должны эксплуатировать кандидаты и доктора наук; судостроители дрожащими руками собирают то, что запроектировали, ну а мы, военные, забиваем последний гвоздь в крышку гроба своей безграмотной эксплуатацией.

Самая серьезная авария произошла через 1,5 года в Бенгальском заливе, при погружении на 250 метров для определения типа гидрологии. Моя попытка убедить командира отказаться от этой затеи и ограничиться 150 метрами, ссылаясь на то, что подлодка уже не девочка, а зрелая женщина, которой такие нагрузки ни к чему, к успеху не привела... Формально он, конечно же, был прав, так как корабль должен был быть способен погружаться и на значительно большую глубину, но... На глубине 180 метров вырвало резинометаллический патрубок системы охлаждения вспомогательного оборудования в трюме 3-го отсека, в метре от самых больших электрических механизмов – обратимого преобразователя, ВПР и главного распределительного щита правого борта. За считанные секунды, пока увеличивали мощность и ход до полного, трюм был заполнен забортной водой, залившей обратимый преобразователь, ВПР и замкнувшей подводящие шины главного распредщита. От мощной электрической дуги главный щит полыхнул, как лист бумаги, расплавился, извергая вокруг расплавленный металл. При переключении питания на другой борт завалили аварийную защиту реактора на мощности 90% и на глубине 160 метров остались без хода, без питания, с заклиниными горизонтальными рулями, с пожаром на нижней палубе и заполненным трюмом центрального отсека. В центральном посту вместе с индийским командиром С. Анандом находился и я с В. Лихачевым. Работали с индийским экипажем плечом к плечу, команды давались жестами и взглядом, так как все решали секунды и даже доли секунд. Ситуация была очень тяжелая, но тот запас прочности, созданный постоянными тренировками по борьбе за живучесть помог нам выжить и своим ходом вернуться в базу. …

Прочитано 1555 раз

Пользователь