Суббота, 18 ноября 2017

Завершение службы на подводных лодках. Перевод на новую должность

Опубликовано в Подполковник м/с Викторов Виталий Львович "Воспоминания врача дизельной подводной лодки" Вторник, 05 мая 2015 23:57
Оцените материал
(1 Голосовать)

В Палдиски мы задержались ненадолго. Лиепая не могла спокойно жить без нашей лодки. За что командование дивизии так полюбило нас, я понять не могу. Получив приказание об убытии в Лиепаю,  мы,  без всяких душевных содроганий,  спокойно и деловито начали собираться  в дорогу. Дома мы  попрощались с родными и отправились готовить корабль к отходу. Впервые за 5 лет своей службы я покидал порог родного дома с хорошим боевым настроением, дома было, конечно, радостно, тепло и уютно, но Лиепая мне на этот раз нужна была просто позарез. В Лиепае должен была решиться вопрос с моим переводом на новую должность. В Палдиски эту задачу мне было не осилить.  В безграничных возможностях телефонной связи я сомневался,  был уверен, что только при личном контакте с флагманским врачом дивизии можно на что-то расчитывать. Мои встречи с Анатолием Георгиевичем Казанчевым обрели регулярный характер, но длительная осада его кабинета не понадобилась, флагманский врач и сам старался поскорее удовлетворить мое желание, он чувствовал мой серьезный настрой, понимал, что удерживать меня на лодке бесполезно. Однажды Казанчев пригласил меня в свой кабинет. Мне показалось, что этот вызов будет судьбоносным. Неужели мне нашли должность? – думал я, шагая по бетонке к штабу дивизии. Предчувствие не обмануло меня. Анатолий Георгиевич и в самом деле, решил осчастливить меня весьма интересным предложением.

-Виталий Львович! У меня есть на примете одна интересная должность, на которую уже длительное время не могут подобрать кандидата
.

-Что же это за должность такая?

-Должность эта называется дивизионный врач-начальник медицинского пункта  дивизиона противолодочных кораблей в городе Зассниц  (ГДР).

-Должность эта, конечно же, майорская?

-Вовсе нет. Она даже не капитанская. 

-Неужели старшего лейтенанта.

-Виталий, ты очень догадлив. С ответом я тебя не тороплю. Посоветуйся с женой, все основательно взвесь. 

-Анатолий Георгиевич, а что Вам известно про эту заграничную работу?

-Мне известно, что эта должность напрямую связана с хирургической практикой. Ты сможешь  приобрести достаточный практический  опыт, и после завершения срока командировки вполне можешь  расчитывать на перевод в один из  госпиталей.

-Предложение заманчивое, я подумаю.

-На раздумья у тебя есть всего два дня, я обещал дать ответ флотскому кадровику по твоей кандидатуре. Так что, давай, думай.

-Раздумывал я недолго. Решение у меня созрело быстро. Да и жена при телефонном разговоре поддержала меня, услышав  про заграничную командировку, она очень этому  обрадовалась. Ответ флагманскому врачу я дал на следующий день.

Документы на перевод к новому месту службы я готовил удивительно быстро, у меня уже был накоплен немалый  опыт по их оформлению, шутка ли сказать, в этом году я уже третий раз их собираю. После подачи документов о моем переводе последовала длительная пауза, которая породила у меня сомнения в благополучном исходе начатого дела. Потерпев полтора месяца, я вновь стал звонить Казанчеву, интересоваться ходом процесса. Анатолий Георгиевич успокаивал меня, но я к его заверениям уже относился с недоверием, в памяти всплывали эпизоды с моей несостоявшейся учебой в академии. И все же, на этот раз, мое желание исполнилось, мою кандидатуру утвердили. Хлопоты по оформлению виз, заграничных паспортов можно отнести к разряду приятных. Мне неоднократно приходилось ездить в Таллин. Все эти выезды в эстонскую столицу находились в зависимости от задач боевой подготовки, в которых участвовала наша лодка. От выходов в море меня никто не освобождал, каждая моя поездка в Таллин была строго регламентирована по времени. Был случай, когда мне пришлось прыгать с поезда на ходу, для того, чтобы успеть на выход в море. Электричка,  на которой я возвращался из Таллина,  проходила мимо нашей бригады без остановки, машинист поезда обещал мне замедлить скорость движения в месте моего «десантирования», но о своем обещании, видимо, забыл, и мне пришлось прыгать на полном ходу. Мой подвиг никто не оценил по достоинству. Намеченный выход в море был, к тому же, отменен. Напрасно я рисковал жизнью, изображая из себя каскадера. В первые дни января я занимался бронированием своей квартиры, распродажей, а точнее, - раздачей  мебели, отправкой контейнера, передачей своего жилья новому владельцу. Моя служба в бригаде продолжалась вплоть до самого последнего дня. Подводная лодка «С-283» ушла в Лиепаю еще в декабре месяце. Перед ее уходом я сдал дела и обязанности – все, что касалось медицины, то  я сдал документацию и медицинские укладки  старпому, а продовольствие  передал мичману Балаеву. На этот раз передача автономного пайка не вызвала у меня никаких душевных потрясений, «жратвы» на лодке оставалось больше чем достаточно. Прощание с экипажем получилось каким-то суетным. Офицеры подарили мне на прощание наручные часы «Полет». Мне хотелось попрощаться с моими боевыми товарищами по-хорошему, было желание посидеть с ними в неформальной обстановке, сказать им добрые слова. Но времени на проведение прощального ужина было в обрез, поэтому прощаться пришлось наспех, как-то слишком буднично. Оформление моих выездных документов завершилось в январе 1975 года. 21 января я с семьей отправился к новому месту службы на поезде, который следовал в западном направлении. Ранним утром 25 января 1975 года я прибыл в Зассниц, где меня уже заждались. Принимать дела было не у кого, мой предшественник не дождался меня, уехал за две недели до моего прибытия.

Прочитано 2511 раз

Пользователь