Вторник, 26 сентября 2017

Расставание с ремонтом. Прикомандирование к ПЛ «С – 166»

Опубликовано в Подполковник м/с Викторов Виталий Львович "Воспоминания врача дизельной подводной лодки" Вторник, 05 мая 2015 19:53
Оцените материал
(1 Голосовать)

Между тем служба шла своим чередом. Меня, как и прежде, «покусывали» за несданные зачеты. Но начальники, видимо, устали ждать от меня подвигов, и смирились с текущим положением дел. Как боевую единицу, меня совали во все наряды, какие только позволяла воспаленная фантазия начальников. Я дежурил по дому офицеров, по комендатуре, ходил в патруль. Моя патрульная служба, однажды,  едва не закончилась арестом. Вина моя заключалась в том, что я никого не задержал в городе и даже не выявил никаких нарушений. Комендант города рвал и метал, а я продолжал пассивничать,  не желая ни к кому применять карательные меры. Лишь в самом конце своего дежурства я, испугавшись гауптвахты, применил свои санкции к морякам с корабля Северного флота, чем смягчил сердце подполковника Карабута. Думал ли я в те минуты, что четверть века спустя я буду работать в Администрации Смоленской области вместе с племянником коменданта г. Таллина, тоже, кстати, Карабутом и тоже подполковником (запаса).


     Мое отношение ко всем этим «свинцовым мерзостям» службы было резко отрицательным. Я постоянно боролся за свои права, возражал, ругался, скулил, выл, но никто меня ни слушал и я продолжал ходить в наряды, не свойственные занимаемой на корабле должности. Между тем, в специальные наряды (дежурства по госпиталю и по неотложной помощи) меня, почему-то,  упорно не желали привлекать. После своего прибытия с учебных сборов я не имел ни одного выходного дня. Поездки на электричке на службу и обратно, отсутствие полноценного сна, болезненное состояние жены изрядно вымотали меня.  Служба меня все больше и больше разочаровывала. Я в эти минуты очень жалел о том, что пошел служить. Наверное, я никогда не смогу привыкнуть к военной службе, думал я в минуты затишья. Видимо, все это – не мое.


     Ремонт нашей лодки продолжался все с нарастающим отставанием от графика, всем уже стало казаться, что это стояние в заводе вообще никогда не закончится. Однажды на заводе произошло  чрезвычайное происшествие. Стоявшая по соседству с нами малая подводная лодка затонула у причала. Я до сих пор не знаю, какая причина повлекла погружение лодки. Скорее всего, это была чья-то халатность, но вполне вероятно, это могли быть и чьи-то преднамеренные действия. Флотская комиссия несколько дней работала на заводе, изучая причины аварии. Командир лодки капитан 3-го ранга Б.Горбунов был снят с должности и уволен в запас.  


     В начале декабря 1969 года я был поставлен в известность, что пойду на зимовку в город Балтийск на подводной лодке «С-166». Начальник медицинской службы этой подводной лодки капитан Валя Сафронов был направлен учиться в интернатуру по хирургии, а я должен был его подменить. О том, что такое зимовка, я еще не знал, но по рассказам бывалых моряков  - это «удовольствие» как минимум на полгода. Известие о предстоящей зимовке меня не обрадовало. Поначалу я даже не хотел рассказывать своей жене о предстоящих событиях в моей службе. Но поразмыслив, я все же открыл ей свою душу. Оставлять на столь продолжительное время любимую женщину в болезненном состоянии я не имел право. Выход был один – отвезти ее домой к родителям. Как осуществить эту затею я пока не знал. Я не верил в то, что командир меня отпустит даже на 3 дня. Появились мысли о самовольном отъезде, движимый самыми гуманными побуждениями я начал готовиться в дорогу. Когда приготовления к отъезду были закончены, я, все-таки, решил подстраховаться, и  посвятил в свой план дивизионного врача майора Иванова, который тут же дал мне дельный совет.


Не нужно заниматься партизанщиной, - сказал Игорь Петрович, - обратись к командиру с рапортом, Олежка – хороший человек, он тебя поймет и непременно предоставит отпуск.


И верно. После моего официального обращения командир оказался на высоте. Он вошел в мое положение, проявил благородство, предоставив  мне  отпуск сроком на 5 дней. И мы с женой поехали в Шайковку. Как только нога моей жены переступила порог родительского дома, явления токсикоза, изнурявшие ее столь сильно, вдруг, буквально на глазах, стали проходить. Я был весьма обрадован и приятно удивлен, что у Аллочки вновь появился аппетит. На флот я уезжал с легким сердцем, веря в то, что с женой все будет в порядке. В родительском доме ей уделят должное внимание. Тесть был уже пенсионером, имел массу свободного времени и мог приготовить для своей дочери все, что она пожелает. Каши он готовил мастерски. Именно с тарелки гречневой каши и началось возвращение к жизни матери будущего моряка-подводника.

Прочитано 1617 раз
Другие материалы в этой категории: « Моя первая зимовка Соседи по квартире »

Пользователь