Вторник, 27 Июнь 2017

Ольшанский В. А. Прорыв в глубину. Полвека спустя.

Опубликовано в Подполковник м/с Ольшанский Валерий Александрович Вторник, 14 Апрель 2015 09:21
Оцените материал
(2 голосов)

Автору этих строк лично встретиться с доктором Ольшанским довелось в мае 2014 года в шоферской медкомиссии. Вместо традиционных вопросов о самочувствии услышал: «Здравствуйте, молодой человек. А я тот самый Ольшанский. О котором в ваших телепрограммах «Рассказы подводников» неоднократно мои коллеги говорили». Так и завязалось очное знакомство, обернувшееся очередным фильмом о покорителях глубин.

На предложение побеседовать о службе на подводной лодке Валерий Ольшанский ответил сдержано: «А что там рассказывать. Служба, как служба». Но с третьего раза все же разговорился и поведал историю врача-подводника на экспериментальной подводной лодке «666»: «Интервью давать не привык. Так что сами потом выбирайте и корректируйте текст». Но корректировать ничего не пришлось. Рассказчик Валерий Александрович отменный и память его не подводит.

Началась история будущего врача-подводника задолго до призыва на срочную службу. Закончил Валерий Воронежское медицинское училище по специальности фельдшер, не помышляя о воинской карьере. Тем более, о флоте. А подводные лодки только в кино видел, но внимания на них не обращал. Шел 1959 год, когда военное командование как-то сразу сократило количество военных медицинских училищ. Офицерские  должности в медицинской службе пустовали. На них начали назначать срочников-медиков. В июне 1959 года собрали в Воронеже выпускников со всего центра России и с Кавказа, человек 50, и призвали на срочную службу. Всю группу отправили на Дальний Восток эшелоном. С первого дня проходили курс молодого бойца во Владивостоке в экипаже. Затем – школа оружия на Русском острове, распределения по медицинским частям Тихоокеанского флота. Ольшанскому выпало служить в авиации дальнего действия в дивизию имени Острякова в 49-й минно-торпедном полку. Полк дислоцировался под городом Артем недалеко от Владивостока. На вооружении стояли бомбардировщики Ту-16 дальнего действия.  Два года срочной службы отдал Валерий медицинскому обеспечению полетов морской авиации.




К окончанию срочной службы главный врач полка рекомендовал Ольшанскому продолжить обучение в Военно-медицинской Академии в Ленинграде. Предложение было неожиданным, но привлекательным. Начал готовиться к вступительным экзаменам. Успешно сдал их в Хабаровске. Так в 1961 году началась учеба будущего офицера. Курсантские годы в Ленинграде пролетели, как одно мгновение. За шесть лет ребята получили специальность морского врача для службы на атомных подводных лодках всех флотов. Весь выпуск получил распределение на атомоходы, которые в тот момент были приоритетным направлением в развитии военно-морского флота. Но в распределении было исключение.

Еще будучи курсантом Ольшанский занимался интересным разделом специальной физиологией, связанной с водолазной медициной, то его судьба была несколько иной, чем у его однокашников по академии. В научном кружке Валерий опубликовал статью, посвященную выживанию экипажа в затонувшей подводной лодке при наличие травм и кровопотерь. Это была его первая научная работа. Статья была замечена.

Выпускник Академии был направлен на Черноморский флот врачом-физиологом на специальную подводную лодку.  В 1967 году лейтенант Ольшанский прибыл в Севастополь. В штабе Черноморского Флота он получил назначение на базирующуюся в Феодосии подводную лодку С-63. В то время это была единственная лодка спецпроекта 666. Это лодка средняя, дизельная, переоборудованная для экспериментов и исследований по программе спасения затонувших подводных лодок и членов их экипажей.



Вместо торпедных аппаратов в первом отсеке был смонтирован комплекс барокамер. Это был большой трехступенчатый комплекс длительного пребывания под высоким давлением. Два отсека были жилыми. Один предназначался для работ по подготовке к выходу в море и для возвращения.



В комплексе могли проживать исследователи и выходить во внешнюю среду на глубинах погружения лодки. В специальном водолазном снаряжении исследователи через шлюзовые камеры выходили на дно моря.


Перед тем как приступить к исполнению обязанностей врача-испытателя, Валерий Ольшанский прошел дополнительную стажировку в Сороковом институте в городе Ломоносове. А течение полугода получена специальность офицера-водолаза, освоены различные виды водолазного снаряжения.



После прохождения строгой медицинской комиссии Ольшанского зачислили в группу акванавтов. За эти полгода и лодка преобразилась. Ее до предела набили необходимой техникой и оборудованием.





Появились многочисленные баллоны с гелео-кислородной смесью, с воздухом. Лодку оснастили огромными якорями, с помощью которых она могла зависать над затонувшей субмариной. Лодка могла принимать на борт членов спасаемого экипажа. Для этого аварийный экипаж через торпедные аппараты покидал свою лодку, его встречали спасатели из лежащей рядом лодки «666» и по лееру транспортировали в приемный шлюз.

В 1968 году по программе Вооруженных Сил в Советском Союзе начались эксперименты по длительному пребыванию людей под повышенном давлении. Задача имела военный аспект, но методы ее решения были ценны и для народного хозяйства. В частности, для освоения прибрежного шельфа. После двух экспериментов продолжительностью по 15 суток и обследования в Ленинградском Военно-морском госпитале, был сформирован основной состав исследователей.



В Личной книжке водолаза Валерия Ольшанского занесены все значительные этапы его подводной деятельности. Самая важная запись о первом эксперименте датирована 1968 годом и пометкой «Сто метров». В первую группу вошли инженер-капитан Леонид Нежмаков (водолазный специалист подводной лодки «666»), врач-физиолог старший лейтенант медицинской службы Валерий Ольшанский, водолазы глубоководники мичманы Демьян Гонь и Григорий Пилесь. В общей сложности 96 часов акванавты провели н6а глубинах от 5 до 40 метров. Для дыхания использовалась сложная гелео-кислородная смесь. От воздуха пришлось отказаться из-за наличия в его составе азота, вызывающего на глубине наркоз.



Эксперимент прошел успешно и был засчитан, как приемо-сдаточный. Следом – цикл погружений в Севастопольской бухте. В 1970 году 14 марта на глубину 5 метров на 5 суток ушла группа экспериментаторов. Акванавты ходили по дну моря, плавали и возвращались через шлюз в барокамеру. Испытать на себе бремя науки и дыхательную смесь захотел и командир лодки Борис Гуськов.



Вместе с водолазным специалистом Александром Хибиным командира лодки прошлюзовали в барокамеру.  Но вместо командирского голоса в камере раздалось лягушачье кваканье. Гелиевая смесь неузнаваемо меняла тембр голоса. Голосовые связки становятся неподвластны человеку. Смех смехом, но командир больше в барокамеру ни разу не приходил. А группа завершила эксперимент, прошла обследование в госпитале. Отклонений здоровья не было.



Так зачем же нужны были такие эксперименты? Обычный водолаз, выполнив на глубине работу, должен проходить длительный режим декомпрессии для предупреждения кессонной болезни. На определенное время он выпадал из рабочего цикла и под воду идти не мог. Новое поколение водолазов декомпрессию не проводит, а отдыхает в барокамере и на следующий день вновь идет на выполнение работы на большой глубине. Вахтовый метод позволяет группе водолазов постоянно находиться в состоянии высокой работоспособности и готовности без замедления после отдыха идти в воду. Продолжительность вахты – около месяца. И только после завершения вахты водолазы один раз проходили ступенчатое снижение давления и возвращались на поверхность в обычное атмосферное давление.

В 1970 году было подготовлено несколько групп акванавтов. Все эксперименты проходили под пристальным вниманием ученых и врачей. Несколько институтов разрабатывало меню для питания акванавтов. Большой проблемой была оптимизация микроклимата в барокамере. Акванавты уже работали на глубине до 100 метров.

Лодка «три шестерки» привлекалась не только к научно-исследовательской работе, но и для выполнения задач боевой подготовки 153-й бригады подводных лодок. В одном из походов к берегам Кавказа на глубине 150 метров произошел прорыв забортной воды через крышку нижнего люка барокамеры. Огромным давлением сорвало стальные шпильки, которыми уплотнительная резина крепилась по периметру люка. Под давлением в 15 атмосфер морская вода начала поступать в барокамеру. В камеру подали воздух высокого давления и течь удалось устранить. Лодка продолжала взаимодействие с вертолетами флота. Но уже на глубине около 40 метров. Даже на базе, в условиях дока не удалось устранить деформацию крышки и комингс-площадки подводной лодки. Лодку перевели в Южную бухту Севастополя и сделали учебно-тренировочным центром. Здесь готовили новое поколение водолазов. Впоследствии лодка «666» была утилизирована в ковше Черной речки в Инкермане.

Валерий Ольшанский после 6 лет службы на подводной лодке перешел в противоэпидемическую службу Черноморского Флота в Санитарно-эпидемиологический отряд. Доктор возглавлял вирусологическим отделением отдела особо опасных инфекций. Под руководством ведущих ученых Военно-медицинской академии Ольшанский занимался научной работой, связанной с вирусологической защитой личного состава Флота. Валерием Александровичем были опубликованы научные работы по вакцинопрофилактике. В тот период в практику внедрялись безигольные инъекторы для вакцин. Испытания их проводились на личном составе морской пехоты, дивизии надводных кораблей, двух Высших военных училищ Севастополя. Итогом стал практический календарь прививок личного состава. И особо отмечалась работа с воинами, направляющимися в экваториальные широты к берегам Африки. В 1989 году доктор Ольшанский завершил воинскую карьеру. Преподавал в течение 10 лет военную медицину в Севастопольском медицинском училище имени Жени Дерюгиной по курсу «Военно-медицинская подготовка».

Вспоминая службу на подводной лодке Валерий Ольшанский с улыбкой говорит, что жаренные поросята, как правило, доставались экипажам, возвращающимся из дальних походов с боевых служб. А большую науку подобные поощрения обходили стороной. Праздников было мало. Будни были тяжелыми.

Сегодня дело подполковника медицинской службы Ольшанского продолжают два его сына. Один трудится в системе здравоохранения Севастополя, второй – военный врач-инфекционист. Сам Валерий Александрович продолжает практику в шоферской комиссии. Себя лежащим на диване не представляет. Намерен работать столько, сколько Господь позволит. В 2015 году доктору исполнится 75 лет.  


View on YouTube

Беседу записал Владимир Илларионов (г. Севастополь)

Прочитано 46867 раз

Пользователь