Вторник, 24 октября 2017

Еще раз о "морских сказках" и "военных моряках-сказочниках"

Опубликовано в Вице-адмирал Рязанцев Валерий Дмитриевич Понедельник, 10 ноября 2014 10:11
Оцените материал
(5 голосов)

Уважаемые коллеги-подводники, военные моряки,  доброжелательные  и нейтральные читатели,  враги-тролли!

 

              Те два эпизода, якобы, имевшихся  столкновений К-306 и К-465 с иностранными подводными лодками,  о которых  я высказал свое мнение, вызвали  у читателей определенные личные суждения. Как говорил английский философ и политик Ф. Бэкон: «Истина есть дочь времени, а не авторитета». Кто бы не высказывал о чем-то или о ком-то   свое мнение и суждение, истиной  всегда   будет ПРАВДА, а не авторитет, звания, должности или награды говорящего. 


В своих  высказываниях я не претендовал  на то, что это именно и есть правда или истина. Я просто сказал  о том, что рассказы участников этих  «столкновений подводных лодок под водой»,  имели много противоречивых сведений и, зачастую, то, о чем они рассказывали, не соответствовало требованиям  служебных документам того времени. В своих высказываниях о Военно-морском флоте СССР и России, о его руководителях или  просто о военных моряках, я не использую «административный ресурс», якобы,   своего авторитета, звания, должностей и наград. Я не считаю себя авторитетным военным моряком-подводником. Но, я считаю себя достаточно грамотным специалистом  подводного дела, чтобы  поправлять тех, которые,  опираясь на свои прошлые заслуги и  служебный авторитет, сегодня распространяют недостоверные сведения о ВМФ, о боевых возможностях морской техники и оружия, об авариях и катастрофах кораблей, о «происках бывших врагов» и о «подвигах советских моряков». Они распространяют свои недостоверные сведения, а точнее – свой вымысел, а еще точнее – ложь и вранье, не опираясь даже на имеющиеся фактические исторические документы, фактические современные  документы и исследования, фактическую материальную доказательную базу.


«Отсебятину» пишут и рассказывают  военные писатели – маринисты, адмиралы, старшие и младшие офицеры, ученые и конструкторы, корабельные и береговые офицеры, юристы и гуманисты, правоведы и историки. Все это преподносится под вывеской патриотизма, героизма советских и российских моряков, соблюдения традиций ВМФ. Такие их «истории и рассказы» я назвал «сказками», а этих  личностей – «сказочниками».  Достаточно много пользователей Сети с этим не согласны. А отдельные личности, типа М. Климова,  те в неистовой злобе опять обвиняют меня во всех смертных грехах. Для них привожу высказывания Наполеона: « Все имеет предел, даже ненависть». Конечно, Наполеон для М. Климова не авторитет, поэтому в отношении М. Климова Наполеон ошибся. У этого господина ненависть по отношению ко мне, не только не имеет предела, она постоянно прогрессирует, пока не доведет этого человека до сумасшествия (возможно, уже довела).

Чтобы не быть голословным по отношению к «сказочникам», приведу ряд своих суждений по другим фактам  таких  высказываний. Вот мемуары адмирала флота Г. Егорова, бывшего начальника ГШ ВМФ, где  он описывает факт обнаружения в годы войны немецкой подводной лодки в Балтийском море. Точно не помню, по памяти: «…будучи на боевой позиции в Балтийском море на пл «малютка», в жестокий шторм, в подводном положении, акустик обнаружил шумы немецкой подводной лодки…Акустик постоянно докладывал изменение пеленга… Анализируя доклады акустика решил, что немецкая подводная лодка направляется в Финский залив…Об этом факте донес  командованию на берег…За это экипаж получил благодарность от командования флота» Допускаю, что те, кто не связан с подводной службой, поверят этому рассказу. Не могу представить  себе того, что этому факту поверят профессионалы-подводники. Как можно «анализировать доклады акустика» и определить  курс пл и район, куда движется эта пл? По изменению пеленга можно определить сторону движения пл (и то, при определенных условиях, можно ошибиться даже со стороной движения обнаруженной пл). По изменению пеленга можно определить ориентировочный курс, скорость, дистанцию  обнаруженной цели, но только штурманским способом. Но ведь адмирал флота не пишет о том, что штурман определил курс немецкой пл, и о том, что по определенному курсу командир решил, что пл следует  в НАПРАВЛЕНИИ ФИНСКОГО ЗАЛИВА, НО НЕ «В ФИНСКИЙ ЗАЛИВ».  Сказка? Я считаю, что сказка, как и то, что Г. Егоров рассказывает,  как они на пл в 1942 году обнаружили немецкий эсминец, который работал по ЗПС (звукоподводной связи) с немецкой подводной лодкой и передавал ей информацию. Какая ЗПС на эсминцах и немецких подводных лодках в 1942 году?  Кроме  гидролокатора (асдика) никакой аппаратуры подводной связи на немецких кораблях в то время не было. На немецких пл в то время даже радиолокатора  не было, а не то, чтобы аппаратуры ЗПС. Сказка? Пусть читатель сам судит.

Еще о советских подводниках времен войны. Советская пл М-117 совершила 14 боевых  походов в Черном море. По докладу командира пл за время этих походов было потоплено 10  немецких и румынских транспортов.  После войны, по немецким и румынским архивам,  не подтверждено ни одного факта  потопления транспортов М-117.

Что это? Вранье командира пл?  Возможно. Возможно, ошибка с определенным умыслом.   Ведь  вражеские архивы, зачастую, были  точнее докладов советских командиров пл. Советская пл  К-2 Северного флота, по докладу командира пл, в сентябре 1941 года потопила норвежский транспорт «Лофотен».  Фактически этот транспорт благополучно плавал до 1964 года и никогда не тонул. Сказка? Нет, не сказка, а вранье командира пл.  В январе 1942 года вышла директива политуправления ВМФ,  где в частности говорилось: «…На кораблях и в частях флота за последнее время имеет большое распространение всякого рода вранья и лжи. Много вранья встречается в информациях и докладах вышестоящему командованию со стороны командиров и политработников…». Эта директива военного времени. Кто-нибудь из послевоенных моряков припомнит, чтобы подобные  директивы  были в мирное время?  Их не было, хотя в мирное время в СА и ВМФ СССР  вранья и лжи было  в десятки  раз больше, чем в военное. Поэтому  в мемуарах  великого полководца, которые вышли уже после кончины автора,  маршал Г.К. Жуков  и посещал Малую землю, чтобы посоветоваться с начальником политотдела армии Л.И. Брежневым, надо ли маршалу  наступать  на Кавказе или не надо.

Вот информация о репрессиях в отношении адмиралов ВМФ  в книге Н. Мормуля, Л. Осипенко, Л. Жильцова «Атомная подводная эпопея. Подвиги, неудачи, катастрофы».

«…ВМФ в очередной раз «трясли». В распоряжении американцев оказались данные о стоящей на вооружении в СССР секретной акустической торпеде. И хотя речь шла о трофейной немецкой торпеде, сведения о которой к американцам могли попасть и другими путями, на флоте начались репрессии. Руководители этой темы адмиралы Л.М. Галлер, Г.А. Степанов, В.А. Алафузов осуждены судом. А министра  ВМФ Н.Г. Кузнецова разжаловали в  контр-адмиралы и отправили служить на Дальний Восток». Исторически, вроде бы,  верно, такой факт  репрессий действительно был.  А по существу - извращение истории.  Во-первых, в то время, когда судили адмиралов  (1947-1948 г.г.) в СССР не было никакой секретной акустической торпеды. Первая акустическая торпеда САЭТ-50  в СССР была принята на вооружение в начале 1950 года. И никакие сведения о ней адмиралы не могли передать союзникам.  Второе, адмиралам были предъявлены обвинения в том, что в 1943-1944 годах, без разрешения Правительства СССР,  ими были переданы англичанам чертежи советской авиационной торпеды 45-36 АВА (авиационная, высотная, Алферова),  в которой применялась парашютная система торможения. Но эти торпеды в 1943 году были захвачены немцами в Севастополе и никакого секрета уже не несли. Также адмиралов обвиняли в том, что они передали американцам секретные карты Камчатки. Но копии этих карт были у японцев, и никакого секрета в них не было.  О том, что англичанам в 1944 году были показаны (а не переданы) чертежи немецкой секретной акустической торпеды Т-V в обвинении адмиралов ничего не говорилось.  Так как можно назвать сведения авторов «Атомной подводной эпопеи»? Враньем, ложью, искажением истории, недостоверными сведениями?  Как хотите назовите это, но только не правдой.

Вот воспоминания 93-летнего адмирала П.Г. Котова, бывшего начальника Управления кораблестроения ВМФ. Интервью у него брала Р.В. Кузнецова, историк-архивист, невестка Н.Г. Кузнецова. Вопрос Кузнецовой Р.В.: «Павел Григорьевич, я знаю из архивных данных, что Николай Герасимович писал большой доклад Сталину об устаревшем флоте и недостатках в вооружении еще в 1952 году и что на Президиуме ЦК этот доклад рассматривался. Вы смотрели эти документы?» 

Ответ П.Г. Котова: «Смотрел эти документы…Он писал…,что нужно строить атомные подводные лодки. Он еще в 1946 году писал Сталину письмо и посылал доклад о том, что нужно строить корабли с двигателями на атомной энергии». Хорошо, что 93-летний П.Г. Котов «не вспомнил» о том, что Н.Г. Кузнецов в 1933 году, будучи старшим помощником командира крейсера «Червона Украина», уже тогда думал об атомных надводных крейсерах.

О какой атомной энергии для кораблей мог писать Н.Г. Кузнецов в 1946 году? Даже ученые-физики СССР не думали об этом. Они думали,  как создать ядерный реактор для получения оружейного плутония, а не о ядерных реакторах для кораблей. Даже американцам, которые в то время уже имели ядерную бомбу,  только в конце 1946 года, пришла идея разработки ядерного реактора для пл, которую они воплотили в «Наутилусе" только в 1954 году. Кто поверит воспоминаниям престарелого адмирала? Где эти письма Н. Кузнецова И. Сталину? Ни в одном архиве их нет,  и не было.  И. Сталин подписал постановление на проектирование атомной подводной лодки только в 1952 году, через 3 года после создания в СССР ядерной бомбы. Но ведь недостоверные «воспоминания о неимоверных способностях начальников ВМФ предвидеть  будущее развития флота»  высказывают   бывшие крупные руководители ВМФ,  а солидные издания и  наш народ им верит.

А вот что пишут мои современники. Рассказ контр-адмирала  В. Лебедько, записанный военным писателем Н. Черкашиным. «15 ноября 1969 года я шел старшим на борту на К-19. Мы находились в учебном полигоне. В 7.10 приказываю перейти с глубины 60 метров на 70. Акустик докладывает: «Горизонт чист». А через 3 минуты страшный удар сотрясает корабль…Потом узнали, что столкнулись с американским атомоходом «Гэтоу». Он держался под водой без хода, почему мы его и не услышали…Не так давно, работая в Гатчинском военно-морском архиве, я узнал, что от нашего удара «Гэтоу» получил пробоину в прочном корпусе. Американский атомоход лег на грунт…Потом подлодка все же вернулась в свою базу». Задам контр-адмиралу несколько вопросов.

Первый: «На каком основании он вмешивался в управление кораблем, давая приказания на изменение глубины»? Старший на борту не имеет права командовать кораблем, пока  сам не вступит в управление кораблем и не сделает  об этом запись в вахтенном журнале.

Второй вопрос: «Как он узнал, что американская пла находилась под водой без хода?


Третий вопрос: «Чьи архивные документы адмирал читал в архиве»?

Если советские, то откуда в архивах сведения о том, что «Гэтоу» ложилась на грунт в связи с повреждением прочного корпуса?  Если пл получила пробоину в прочном корпусе и легла на грунт, значит она имела  такую отрицательную плавучесть, которая не позволяла  ей держать заданную глубину и продолжать движение. Такую отрицательную плавучесть нельзя компенсировать вспомогательным балластом, ее можно компенсировать только продуванием главного балласта и всплытием в надводное положение. Значит «Гэтоу» должна была  всплыть в надводное положение вместо покладки на грунт. После столкновения,  пробоину в прочном корпуса невозможно заделать, да еще в подводном положении, на грунте, где глубина более 70 метров. Адмирал В. Лебедько , возможно, никогда не был на тренировках по борьбе за живучесть  на водолазном тренажере,  никогда не заделывал пробоины  диаметром 5-6 см   с давлением воды 3-4 атмосферы (эквивалентно глубине 30-40 метров). Даже при таком давлении очень трудно завести пластырь   на «голый корпус»  (без кабелей и механизмов) и на пробоину такого малого диаметра. Что тогда можно говорить о пробоине после столкновений подводных лодок и глубинах погружения более 70 метров? Как заделать пробоину   в прочном корпусе, если из-за кабелей и механизмов к такой пробоине  просто  не добраться? Даже если создать противодавление в аварийном отсеке.  При большой пробоине прочного корпуса, отсек будет заполнен водой через несколько десятков секунд. Никому не успеть за такой короткий промежуток времени создать противодавление в отсеке. Даже,  при наличии «воздушной подушки» в отсеке на таких  глубинах,   выжившие подводники не смогут вести борьбу за живучесть из-за  большого давления  (даже в индивидуальных дыхательных аппаратах. Погибнут   от переохлаждения, или от кессонной болезни, или задохнутся от недостатка воздуха). Н. Черкашину простительно писать такие рассказы, он «сказочник всероссийского масштаба», но контр-адмиралу, подводнику,  непростительно  заниматься враньем, непростительно быть дилетантом в подводном деле. Где доказательства столкновения К-19 с «Гэтоу», которые должны были остаться на корпусе К-19? Их нет, так как нет  такого факта. Столкновение придумали  «флотоводцы мирного времени», чтобы скрыть собственные промахи в навигационной или командирской аварии. Но это только мое мнение, у других оно может быть другим.


Вот еще один «адмиральский вымысел», опубликованный тем же Н. Черкашиным в книге «Унесенные бездной». « После беседы с адмиралом Поникаровским: «…у американских подводников есть право применять оружие по своему усмотрению, у российских – не было и нет. Как советским, так и российским командирам подлодок предписывалось и предписывается в случае нападения на корабль всплыть, донести об инциденте и ждать распоряжения из Москвы». Если эти слова произнес адмирал Поникаровский, тогда он просто никогда не держал в руках боевых распоряжений, которые получали наши командиры подводных лодок, уходя в дальние походы. Во всех таких боевых распоряжениях говорилось о том, что обычное оружие  командир пл может применять на самооборону с немедленным докладом на КП (ЦКП) флота о факте применении оружия. Наш командир пл, при обнаружении факта атаки его корабля,  всегда имел право самостоятельно применить обычное оружие. И американские командиры пл не могли применять свое обычное оружие «по своему усмотрению». Они  могли самостоятельно применить оружие только при установлении факта атаки их корабля. Капитану 1 ранга Н. Черкашину простительно писать такую муть, а вот адмиралу Поникаровскому говорить подобные вещи, значит показывать военным морякам свою (мягко говоря)  некомпетентность. Но ведь говорят и описывают  подобные вымыслы  высокопоставленные начальники флота,  народ этому верит, адмирал ведь сказал. Это  такие,  и подобные им,  высказывания я назвал «сказками». Это еще мягко сказано. Это не «сказки», это дурь и вранье, порожденные непрофессионализмом высокопоставленных чиновников от ВМФ и безграмотностью отдельных «офицеров-сказочников».


Вот достоверный рассказ одного высокопоставленного начальника ВМФ. Об этих событиях он рассказал мне лично. Многие военные морские летчики помнят об исследованиях, которые проводились по теме «Окно». Адмирал Н. Ясаков, который занимался этой темой, прибыл на объединение, где должен пройти очередной этап исследований. Этап был заключительным. От его результатов зависели денежные потоки на продолжение темы «Окно», разработка и внедрение на боевых самолетах и вертолетах новой техники.   Для ВПК и военных институтов это огромные деньги. Адмирал Н. Ясаков собрал моряков и летчиков, объяснил всем, как важен результат этих исследований. После инструктажа командующий объединением собрал морских летчиков палубной авиации и проставил им задачу, «кровь из носа», но результаты исследований должны быть положительными. Корабли вышли в море, вертолеты полетели на поиск иностранных пл. Через некоторое время на корабле принимают доклад противолодочного вертолета об обнаружении  иностранной пл и установлении слежения за ней. Через некоторое время идет доклад другого экипажа вертолета. Тот тоже обнаружил иностранную пл. Не проходит и 10 минут, как 3-тий  экипаж вертолета обнаружил третью иностранную пл. Тут же с моря, ночью,  адмирал Н. Ясаков по связи поднимает  с постели главкома ВМФ  адмирала флота СССР С. Горшкова и докладывает ему об «ошеломляющем успехе» исследований по теме «Окно». Через некоторое время «потекли деньги рекой»  на изготовление и установку  штатной аппаратуры по теме «Окно».  То, что 3 иностранные пл были одновременно обнаружены в очень малом районе, где по всем иностранным боевым наставлениям должна действовать только одна пл, никого не удивило. Да и фактические данные с вертолетов об обнаружении пл, никто не анализировал, кроме  ученых, которые  разрабатывали опытные образцы техники.  Хочется спросить сегодня тех, кто растратил огромные денежные средства: «Где  новая техника, которая позволяла бы обнаруживать  иностранные пл? Где тот самолет или вертолет, на котором установлена эта техника? Нет ни самолетов, ни вертолетов, ни техники. И денег нет. Тема «Окно» оказалась мыльным пузырем, «потемкинской деревней», пустышкой. И создали этот «пузырь» лично фальсификаторы – начальники ВМФ. Так и хочется спросить словами известного поэта: «Где деньги, Мань?». Подобная техника, но принятая на вооружение - поиск пл по кильватерному следу.  Я обеспечивал проведение  испытаний   опытовой аппаратурой   поиска пл по кильватерному следу. Уже тогда у меня была масса вопросов к ученым. Тем не менее, аппаратура принята на вооружение и, как говорят отчеты наших подводников, она успешно выполняет свое предназначение. С ее помощью, по отчетам, наши подводники могут сутками следить за иностранными пл. Тогда зачем американцы совершенствуют  свои гидроакустические  средства обнаружения пл и обесшумливают свои подводные лодки?  Кильватерный след ведь никуда не скроешь. Что-то я не слышал, чтобы американцы начали усиленно наверстывать упущенное – разрабатывать аппаратуру обнаружения наших пл по кильватерному следу. А американцы не любят отставать в подводном деле от кого-либо. Возможно, я ошибаюсь и у американцев уже есть такая аппаратура. Если же ее нет,  и американцы не ведут разработки в этой области, тогда нам надо задуматься (нам - это подводникам) и спросить наших ученых, как мы оказались в этой области «впереди планеты всей».  Может,   аппаратура кильватерного следа это очередное «Окно»? Подумайте  над этим, подводники действующего флота и ЧЕСТНО выскажите свое мнение. Это нужно для пользы ВМФ, а не для обличения кого-то в чем-то.


Некоторые читатели  за мои высказывания  обвиняют меня в не патриотизме, в предательстве интересов ВМФ, в продажности, в безграмотности, а отдельные договорились даже до того, что я «изменник Родины, завербованный агентами ЦРУ». Хочу их спросить: «Разве можно воспитывать патриота своей Родины, опираясь на ложь, фальсификацию, вранье, безграмотность, «шапкозакидательство»?» Разве от того, что тысячу раз  начальники ВМФ  повторяют слова о том, что наш флот может соперничать с объединенными флотами США и НАТО, что-то изменилось в боеспособности нашего флота?  Думаю, что ответ очевиден. Поэтому, когда кому-то захочется рассказать о своих «морских подвигах» в мирное или военное время, постарайтесь хотя бы, чтобы это  выглядело правдиво, а не «сказкой  от большого патриота ВМФ» или «сказкой подводного народа Севера». Я знаю, какой героизм и самопожертвование проявляли военные моряки в годы войны. Я знаю, какие трудности и лишения терпели военные моряки при создании ракетно-ядерного флота. Я знаю, какие опасности могут ждать военных моряков в океане даже в мирное время.  Но я видел и знаю   обратную сторону медали жизни и службы военных моряков, строительства боевого флота, надежности и боевых возможностей  техники, профессиональной подготовки и боевой выучки  личного состава флота, вопросы аварийности  кораблей и пр. Зачастую, недостатков в этих областях  деятельности флота было  много. О них молчали все. Тех, кто осмеливался говорить об этом, просто увольняли из ВМФ или «задвигали» по службе. Почему же сегодня, когда в стране очень многое изменилось, ветераны флота, которые уже на пенсии, и которым ничего не угрожает, боятся написать правду о  нашем флоте. Опишите хорошие дела, героизм и смелость военных моряков, но скажите и о недостатках. Ведь они были причиной и тормозом в развитии советской военно-морской науки, в планировании и строительстве боевого флота, в низких боевых возможностях оружия и техники, в огромных пробелах профессиональной подготовки моряков, в предупреждении аварийности  кораблей и гибели личного состава. Никто не говорит об этом. Все поют «Аллилуйя», «захлебываются  слюной», прославляя сомнительные заслуги своих начальников,  в подобострастии и лизоблюдстве  склоняются  до пола перед бывшими  «флотоводцами мирного времени», которые довели флот «до ручки». При всем негативном отношении к служебной деятельности адмирала О. Ерофеева, я не могу не отметить, что только он, единственный высокопоставленный военачальник, откровенно сказал о недостатках в профессиональной подготовке моряков, поднимает вопросы надежности в проектировании и строительстве боевых кораблей, оружия и техники, предупреждения аварийности.   Во многом, я разделяю и поддерживаю его позицию по этим вопросам, о них я открыто говорил еще,  будучи на службе (за что и получил «по полной программе работы с не согласными»). Но разве сегодня кто-то из руководителей ВМФ прислушивается к таким высказываниям? Разве кто-то из них заявил  о волюнтаристских решениях покупки «Мистралей»? Разве кто-то сказал о том, что наши прилегающие моря не оборудованы  надежным  воздушным  и подводным наблюдением? Разве кто-то из них говорит о других проблемах ВМФ? Действующие начальники ВМФ молчат понятно почему. Но почему об этом не говорят «флотоводцы-пенсионеры»? Хотя мне понятно  и это. Все  бывшие «флотоводцы мирного времени» пристроились на теплых местах в различных госструктурах и общественных организациях, подконтрольных власти. Боятся они, как и раньше боялись, будучи на службе. Не дай бог, кому-то  из власти, не понравятся их высказывания. Поэтому и рассказывают они «сказки» о нашем флоте. Но я всегда был уверен в том, что наш флот держался, держится, и будет держаться на таких людях, которые, не боясь инквизиции, могут сказать: «И все-таки, она вертится»©.

                  В. Рязанцев

Прочитано 15341 раз

Пользователь