Пятница, 24 Март 2017

Сказки "подводного народа" Севера

Опубликовано в Вице-адмирал Рязанцев Валерий Дмитриевич Понедельник, 17 Февраль 2014 14:43
Оцените материал
(2 голосов)

Сказки любят читать и слушать все – и мал и стар. Однако искусные  рассказчики сказок встречаются нечасто. Интересно рассказать или прочитать сказку - это как рассказать анекдот. Кто-то расскажет анекдот так, что слушатели будут  «умирать « от смеха. А кто-то расскажет этот же анекдот  так, что слушатели в конце зададут вопрос: «И что здесь смешного?» Хороший сказочник расскажет сказку и те, кто его слушал, запомнят ее, запомнят на всю жизнь то, чему учит сказка.  Современное молодое поколение как-то не очень любит читать и слушать сказки (сужу по своей внучке).  Они больше любят находиться в своем «сказочном  виртуальном мире». Но люди  старшего возраста  часто вспоминают свое детство, те сказки, которые им рассказывали  в садах, дома и школе. Они любят смотреть наших современных юмористов, которые ежедневно с экранов ТВ рассказывают нам анекдоты и «сказки  о нашей жизни». Люди старшего возраста  верили и верят в то, что добро всегда победит зло (как в сказке), и что их современные Золушки и Емели, не прикладывая особых усилий, в конце концов,   станут богатыми, образованными  и успешными людьми.

 

В рассказывании  анекдотов и сказок не отстают от  известных юмористов  и наши военные моряки. После развала СССР появилось  масса мемуарной литературы, рассказов и повестей о Военно-морском флоте СССР России.   Авторы этих  изложений  рассказывают российскому народу  о  том, как наш флот  «выиграл битву за Атлантику», о том, как  в   «океанских героических  походах»   корабли  СССР и России «топили» весь флот США и НАТО вместе взятый.

 

В непомерном  своем воображении  отдельные авторы договорились до того, что, якобы,  одна российская атомная подводная лодка (949 А проекта) может спокойно расправиться со всем 6 флотом США, а 4 атомные подводные лодки  (671 РТМ проекта) без какого-либо боевого обеспечения, смогут  найти и уничтожить в Северной Атлантике все ПЛАРБы  США, Англии и Франции. И ведь этим «сказочным расчетам патриотов ВМФ»  наш народ верит.

 

Народ верит военным писателям – маринистам, офицерам-подводникам, командирам подводных лодок, адмиралам, которые рассказывают на страницах газет и журналов, в книгах и в Интернете о том, какие «ужасы» довелось испытать советским подводникам во времена Холодной войны (период 60-х – 90-х годов 20 столетия).

 

С  «новыми подробностями» они рассказывают о  катастрофах  и авариях наших боевых кораблей, о том, как за 20 лет послевоенного периода наш военно-морской флот по боевой мощи достиг «паритета» с флотом США и НАТО, о том, как советские военные моряки стали лучшими военными моряками всех морских держав  мира.

 

В последнее время на страницах  СМИ стали появляться публикации о «тайных  операциях», которые выполняли в океане наши атомные подводные лодки, о, никем и ничем не подтвержденным, подводных столкновениях наших атомных подводных лодок с иностранными подводными лодками.

 

Самое удивительное в этих изложениях и воспоминаниях  это то, что, чем больше времени прошло с того момента, когда,  якобы, случилось то или иное  событие, тем больше «подробностей  вспоминают»  участники этого события. Время не стирает из памяти этих людей эти подробности. Они  напоминают  сказочников, которые забыли содержание сказки, и на ходу, во время рассказа, начинают сочинять  свою версию народной сказки.

 

Чтобы не быть обвиненным в искажении «героической истории ВМФ СССР», прокомментирую два рассказа о подводниках, которые имеются в Сети,  и об их «героической Холодной войне в океане». Первый рассказ называется «Подводный таран. Из летописи Холодной войны» автор Н. Черкашин, военный писатель-маринист, капитан 1 ранга.  

 

Второй рассказ – «История одной фотографии. Командир АПЛ К-465 вспоминает…» автор Батаев В.М.,  бывший командир АПЛ К-465, капитан 1 ранга. 

 

Начну по порядку. Н. Черкашин в своем изложении рассказывает о, якобы, имевшемся случае столкновения  у берегов Англии нашей атомной подводной лодки К-306 Северного флота, 1 флотилии пл с американской ПЛАРБ «Натаниель Грин». То, что писатель Н. Черкашин может на ходу сочинять «сказки о подводниках», известно многим. Его «сказочные сюжеты»  о гибели К-129, К-8, К-429 поражают не только военных моряков-подводников, но и гражданских лиц. Особенно «способности сказочника»  Н. Черкашина  проявились  в его публикациях о гибели АПЛ К-141 «Курск». Но речь сегодня не о «Курске», а о К-306  и о  1 флотилии пл Северного флота , в боевой состав которой входила и АПЛ «Курск». Итак, начинаем читать «сказку» о К-306 и  «сказочные рассказы  сказочников»  Н. Черкашина и отдельных членов экипажа К-306, которых Н. Черкашин нашел для того, чтобы «сказка о подводном таране»  была правдоподобной.

«Многоцелевая – торпедная атомная подводная лодка К-306 под командованием капитана 1 ранга Э. Гурьева вышла к берегам Англии с особым заданием. Надо было скрытно подойти к выходу из бухты Клайд Брит, где базировались американские атомные ракетные лодки типа «Джорж Вашингтон» - авт. Н. Черкашин» 

 

Во-первых, такой бухты на картах Шотландии нет. И  залива с таким названием нет. Есть залив Форт-оф- Клайд, где имеются бухты Лох-Лонг, Холи-Лох и др., в которых  для ПЛАРБ Англии создана военно-морская база  Фаслейн.  Во-вторых, ПЛАРБ США типа «Джорж Вашингтон» никогда не базировались в Англии. Там базировались ПЛАРБ США типа «Лафайет». И в – третьих, они  базировались не в «бухте и заливе Клайд Брит», а в бухте Холи-Лох залива Форт-оф-Клайд.

 

«Рассказывает капитан 1 ранга запаса Александр Викторович Кузьмин, ходивший на К-306 приписным командиром штурманской боевой части:-Вообще-то к той боевой службе мы готовились основательно. С нами шел еще и опытнейший дивизионный штурман Анатолий Сопрунов… До залива Клайд Брит мы добрались благополучно. Если не считать одного происшествия, о котором знали лишь несколько человек. За несколько суток до столкновения с американской лодкой наша «ласточка» коснулась грунта.- авт. Н. Черкашин и А. Кузьмин)

 

Во-первых, на боевую службу  атомных подводных лодок никогда не назначают «приписной личный состав». Если на К-306 была вакантная должность командира штурманской боевой части, тогда  на эту должность  не менее чем за два месяца до выхода в поход,  А. Кузьмин должен был официально назначен приказом командующего СФ. Во-вторых, «дивизионный штурман» есть только в дивизионах кораблей. К-306 входила в состав дивизии атомных подводных лодок,  и в штабе дивизии был флагманский штурман, а не «дивизионный  штурман». В-третьих, если в поход шел флагманский штурман дивизии, значит  на борту должен был находиться кто-то из командования дивизии (начальник штаба дивизии, заместитель командира дивизии или командир дивизии). О таком начальнике никто не вспоминает ни слова.

 

Если же такого начальника не было на борту, тогда флагманский штурман должен был получить права такого начальника (старшего на борту),  как представитель штаба дивизии. Но я уверен,  старший начальник в этом походе был на борту  К-306, только  странно, что о нем никто не вспоминает. В-четвертых, касание грунта атомной подводной лодкой есть морское навигационное происшествие, которое указывает на профессиональные  ошибки командира АПЛ, флагманского штурмана дивизии и штурмана АПЛ. Касание грунта не будет выглядеть «довольно мягким толчком», как об этом рассказывает боцман мичман запаса Н. Молчанов. Я видел, как в доке из межбортного пространства АПЛ, которая  «коснулась грунта», вытаскивали донные валуны  весом в несколько сот килограммов, и как были разворочены балластные цистерны и нос АПЛ после таких «касаний». Попробуйте на движущемся автомобиле «коснуться» бетонного ограждения. Что будет с автомобилем после такого «касания»?  Касание грунта всегда считалось столкновением с грунтом. Такое «касание»  сопровождается, как правило,  большими дифферентами и кренами АПЛ, повреждениями носовой оконечности АПЛ и легкого корпуса.  О таком касании будет знать весь экипаж АПЛ, а не «несколько человек». Тем более, что после касания грунта надо немедленно подать команду: «Осмотреться в отсеках». 

 

Продолжаем дальше «слушать сказку А. Кузьмина». «Все действовали, как предписывали руководящие документы: РЗК передал нам контакт, согласно наставлению- взрывами трех гранат…А поскольку глубина была небольшая – 86 метров, то пошла мощная звуковая реверберация. После каждого взрыва гранаты экран гидролокатора засвечивался почти на минуту. Таким образом, К-306 ослепла почти на 4 минуты. Поскольку лодки шли навстречу друг другу да еще практически на одной глубине – они столкнулись. К-306 ударила «Натаниель Грин» в район кормы, повредив американцам две шахты. По счастью, человеческих жертв не было ни с той, ни с другой стороны. Причиной такого ЧП можно считать несовершенство техники передачи контакта. …Никто не мог предположить, что лодка может оглохнуть и ослепнуть на несколько минут….А ведь если бы на разведкорабле была система ЗПС – звукоподводной связи, контакт нам могли бы передать совершенно бесшумно. Вины экипажа в случившемся не было. – авт. А. Кузьмин»

 

 

Во-первых, о какой глубине (86 метров) идет речь? О глубине моря в районе плавания или о глубине хода АПЛ? Судя по «мощной звуковой реверберации», речь идет о глубине моря. Тогда почему американская ПЛАРБ погрузилась на такой малой глубине? Американские ПЛА  после выхода из базы не погружаются на таких малых глубинах (также как и наши АПЛ). Если же речь идет о глубине хода нашей АПЛ, тогда откуда А. Кузьмин знает, что ПЛАРБ США шла на одной и той же глубине, что и К-306? Откуда А. Кузьмин знает, что у американцев были повреждены «две шахты»? Ракетные шахты на ПЛАРБ находятся внутри прочного корпуса подводной лодки, и чтобы их повредить, надо пробить прочный корпус.  Чудеса в сказках происходят часто, но таких «подробностей» о том, что «человеческих жертв не было ни с той, ни с другой стороны»  и о поврежденных «двух шахтах», не знают до сих пор даже американцы. Американцы до сих пор не знают о том, что было такое столкновение (мы тоже не знаем об этом происшествии).

 

Во-вторых, работа ЗПС кораблей в море обнаруживается довольно на больших расстояниях (даже в кодовом режиме), поэтому говорить о «совершенно бесшумной» передаче контакта не приходится. Но в сказках все бывает, даже мертвые оживают после окропления трупа живой водой.

 

В-третьих, в официальных документ никогда не было, и нет способа  передача контакта от надводного корабля подводной лодке с использованием ВИЗ (взрывных источников звука). Передача контакта предусматривает   установление обоюдной связи НК-АПЛ, и наведения принимающей  контакт АПЛ на иностранную ПЛА. Откуда РЗК мог знать, что К-306 обнаружила «Натаниель Грин», и когда надо было  передавать ей контакт?  Тем более, что взрыв трех гранат   являлся и является сигналом для подводных лодок: «Прекратить выполнение задач в подводном положении, немедленно всплыть в надводное положение» Неужели, штаб 1 флотилии пл, штаб СФ и ВМФ, когда готовили боевой распоряжение на поход для К-306, не знали об этом сигнале?  Неужели командир АПЛ К-306 капитан 1 ранга Э. Гурьев  не знал значения этого сигнала? А если знал, почему не возразил начальникам, когда докладывал свое решение на поход?

 

 

В сказках происходят удивительные события. Вот рассказ старшины команды торпедистов К-306  М. Смолинского: «Смотрю – а на стеллажах правого борта верхние торпеды вышли из зацепов и двинулись к задним крышкам торпедных аппаратов…Это конец! А дальше чудо: все торпеды вернулись в свои ложементы  и зацепы сами защелкнулись!...Дифферент на нос растет. Градусов за 17 перевалил! Стоять трудно.»  А вот «сказ» мичмана Н. Молчанова: Мы уже держали контакт. Но РЗК об этом не знал, и поступил так, как требует инструкция… Акустик даже наушники не успел снять, как прогремел первый взрыв. Мы были слишком близко от РЗК, и потому взрыв прозвучал особенно громко, его слышали во всех отсеках. А у акустика из ушей пошла кровь…» 

 

Сказка о чудесах самая интересная сказка. Только вот непонятно, как могли торпеды освободиться от механических   зацепов и «двинуться к задним крышкам торпедных аппаратов»? Как могли торпеды при дифференте «…за 17 градусов на нос» вернуться на свои места и защелкнуться зацепами?! Где, в какой сказке такое видано? Стоп! А Емеля на печи катался? Катался. А ведра с водой сами в избу шли? Шли. Тогда какие вопросы к торпедам, которые сами «едут в гору» и сами «защелкивают зацепы»? В сказках все бывает! А в сказках «подводных людей» Севера мы и не такое еще услышим. Чтобы увидеть,  как у акустика идет  «кровь из ушей», надо очень  часто смотреть фильм: «Командир счастливой «щуки».  Какой же заряд был во взрывном источнике звука, сброшенного с РЗК, если у акустика К-306 лопнули барабанные перепонки? Наверное,  не меньше, чем глубинная бомба, а может и больше.

 

Дальше  в рассказах членов экипажа К-306. еще больше чудес. Вот рассказ А. Кузьмина: «- Американская ПЛАРБ вынуждена была всплыть. Мы же подсвплыли (так в тексте –авт.) под перископ сразу увидели ее. «Натаниель Грин» сидел в воде с большим креном на правый борт. На корпус выбрались растерянные матросы, командир с мостика пытался понять, что произошло. Надо было сфотографировать картину через перископ, но в штурманском фотоаппарате не было пленки. Пришлось взять карандаш и быстро зарисовать… У американской ПЛАРБ бортовой номер 636….У американцев были пробиты цистерны главного балласта»

 

 

Читатели! Вы даже представить себе не можете, какие «психологи» служили на К-306!  Глядя в окуляр  перископ, они нутром почувствовали, что на «палубе американской ПЛАРБ находились РАСТЕРЯННЫЕ матросы», что командир ПЛАРБ «ПЫТАЛСЯ понять, что произошло».  Ну, а увидеть в перископ бортовой номер «636»,  который никогда не несли и не несут атомные подводные лодки США (так же, как и наши АПЛ), это надо постараться!! Телепатические способности А. Кузьмина превосходят даже способности В. Мессинга. Какой же надо иметь талантище, чтобы через окуляр перископа «увидеть» справочник по иностранным флотам, где указаны бортовые номера всех  ПЛА  США?

 

Талантище и способности у А. Кузьмина безграничны, но подготовить к боевому походу штурманскую боевую часть он не смог. Даже пленку в штурманский фотоаппарат  забыл вставить. Как их выпустили в море? На борту 4 штурмана, а АПЛ сталкивается с грунтом!!!  На борту 4 штурмана, а К-306 сталкивается с  ПЛАРБ США !!!   А где же фотоснимки «поврежденной ПЛАРБ «Натаниель Грин» с РЗК? Он ведь рядом был  с всплывшей американской ПЛАРБ? Или на РЗК тоже не оказалось фотопленки? Их нет, так как нет такого факта. Это только «потрясающая сказка» Н. Черкашина и отдельных членов экипажа К-306 !!!

 

 

Вот продолжение рассказа мичмана Н. Молчанова. Ему, якобы, это рассказывал командир АПЛ К-306 капитан 1 ранга Э. Гурьев: «…американцы тоже всплыли – в позиционное положение….Вижу в перископ командира «Натаниель Грина», люди в свитерах по корпусу бегают и оглядываются, понять ничего не могут» Да что там понимать, тем более  таким «психологам», как на К-306.  Бегали американцы по палубе ПЛАРБ и  оглядывались, не гонятся ли за ними  русские «Иваны», которые столкнулись с ними  в подводном положении, а теперь, пользуясь  американской беспомощностью, в надводном положении  хотят устроить  разборки и заставить американцев подписать двусторонний акт о морском происшествии.    Американцы не знали русских народных сказок, поэтому и «бегали» по палубе», опасаясь непредсказуемости «иванушек». А это уже сказка от первого лица - собирателя и распространителя сказок «подводных людей» Севера Н. Черкашина.

 

«Надо сказать, что мой собеседник в ту пору считался лучшим боцманом если не всего Северного флота, то 1-й флотилии атомных подводных лодок уж точно. Мог держать глубину в 3-4 сантиметра! До трех баллов моря под линзы перископа глубину держал. Чутье в пальцах было…Командир иногда сбрасывал обороты до нуля, и тогда лодка шла на инерции. Мичман Молчанов умел управлять рулями глубины и в таком чрезвычайно трудном режиме. Держал глубину, сжимая рукояти манипуляторов, так что пальцы немели… Это был лучший экипаж не только в дивизии, но и на всем Северном флоте…»

 

«Сказочнику» Н. Черкашину надо знать, что глубиномеры, по которым осуществляется управление АПЛ по глубине, имеют шкалу измерения с точностью до метра. Как можно определить точность удержания глубины хода АПЛ 3-4 сантиметра, известно только «сказочникам» Н. Черкашину и Н. Молчанову. Далее, даже в штиль, погружение АПЛ «под линзы перископа» не даст возможности вести визуальное наблюдение. Линзу будет заливать водой от набегающего потока. А при волнении моря в 3 балла,  линзу перископа будет заливать,  даже если головка перископа будет возвышаться над поверхностью моря в 1 метр. При волнении моря  3 балла,  высота волны  больше метра. И «сжимать рукояти манипуляторов, так, что пальцы немеют»  при любых ситуациях и на любых режимах хода АПЛ, нет необходимости.

 

Манипуляторы рулей глубины - это тот же джойстик в компьютерных  играх. Без какого-либо усилия на манипуляторы со стороны рулевого, гидравлика  будет перекладывать рули «на погружение» или «на всплытие». Щелкнул манипулятором вперед, рули переложатся « на погружение», щелкнул назад – рули переложатся «на всплытие». Управлять рулями глубины можно с помощью одного мизинца руки. Это только в сказках великаны вырывают деревья с корнем, а богатыри имеют палицу  размерами в вековой дуб. На подводных лодках великанов и богатырей нет, они есть только в мозгах безграмотных людей, которые претендуют на роль «великих сказочников», подводники «сжимают рукояти так, что пальцы немеют».  У сказочника  Н. Черкашин только «лучшие экипажи Северного флота» сажают на мель корабли, сталкиваются в подводном положении с иностранными подводными лодками и надводными кораблями, горят, взрываются  и тонут. Может «лучшим экипажам АПЛ» все ж таки поучиться у «не лучших экипажей», как избегать   происшествий  на кораблях? Ведь в сказках «старшие умные братья» всегда  в смекалке  уступали «самому младшему, не очень умному брату».

 

 

Как  в любой народной сказке, конец в этой «народной подводной сказке» счастливый. «Капитан 1 ранга Александр Кузьмин… стал впоследствии командиром самой большой в мире атомной подводной лодки типа «Акула». Сегодня живет в Киеве и успешно возглавляет Всеукраинскую ассоциацию ветеранов-подводников…Командир турбинной группы Вениамин Азарьев уехал в США к дочери, которая вышла замуж за американца. Там он нашел бывшего командира «Натаниеля Грина». Но тот так и не признался в столкновении».

 

 

            Трудно себе представить, какие связи в США надо было иметь В. Азарьеву для того, чтобы через много лет разыскать в США бывшего командира ПЛАРБ «Натаниель Грин». Да и для того, чтобы выяснить фамилию командира, который в 1974 году командовал  ПЛАРБ «Натаниель Грин»,  надо было иметь связи, по крайней мере, в кадрах ВМС США. Ведь командиры американских кораблей меняются через каждые 2 года, а в телефонных справочниках США не указывается:  «2831574375 -Джон Калахен, бывший командир ПЛАРБ «Натаниель Грин», который в 1974 году столкнулся с русской подводной лодкой К-306».

 

 

            Слава богу, что капитан 1 ранга А. Кузьмин был назначен командиром «самой большой в мире атомной подводной лодки типа «Акула». К тому времени эти подводные лодки стояли у пирсов и в море, по техническим причинам, не выходили.  С такими штурманскими  и командирскими знаниями, какие имеет  А. Кузьмин, он умудрился бы посадить на мель и самую большую подводную лодку. А потом «сочинил»  бы очередную сказку, как он в подводном положении, из-за разгильдяйства,  наглости и слабой морской выучки американских подводников, «столкнулся на самой большой АПЛ» с  ПЛА США  в «территориальных водах России». А собиратель и распространитель сказок «подводных людей» Севера Н. Черкашин написал бы еще одну сагу о «бестолковых и наглых американских подводниках», которые в ответ на подводный таран  К-306 их ПЛАРБ «Натаниель Грин», таранили наш  РПК СН «Акула» прямо в территориальных водах России. Благо, что еще живы «свидетели» этих «достижений», и они помнят до мельчайших подробностей, как «с помощью подводных таранов срывали американским ПЛАРБам  выполнение их боевых задач».

 

 

А какая же мораль этой сказки? Мораль проста: «Во всех бедах «подводных людей» Севера виноваты «проклятые американцы». Вот и сказочке конец,  кто читал  ее - тот подумает и сделает свой вывод!

 

 

Другая сказка «подводного народа» Севера принадлежит автору Батаеву Вячеславу Михайловичу, капитану 1 ранга, командиру РПК СН К-465 Северного флота. Правда, в своем изложении он прямо не утверждает, что во время боевой службы столкнулся в подводном положении с иностранной подводной лодкой. Он только откровенно  утверждает, что «…свою морду…» (нос РПК СН)  подводники разбили не об айсберг, и не о дно океана. Не надо быть специалистом-подводником, чтобы после такого «намека» не понять, что К-465 в подводном положении столкнулась с иностранной подводной лодкой, которая осуществляла слежение за РПК СН.

 

Этот рассказ  о подводном столкновении с иностранной ПЛ более реалистичен, чем предыдущий «Подводный таран», но все- таки и он является сказкой. Попробую читателям объяснить, чем отличается сказка «от Батаева» от реальной действительности. Я не говорю, что в моем объяснении будут изложены реальные события того времени. Я буду  писать лишь о том, чего в действительности тогда не могло  быть,  и о том, как субъективно и предвзято  (а не так, как требовалось это делать с точки зрения  официальных документов того времени)  командир РПК СН  оценивал и трактовал  многие события, которые произошли во время плавания до столкновения с неизвестным объектом и после столкновения.   

 

В этом, огромную «помощь» мне окажет фотография, на которой отображены повреждения корпуса РПК СН К-465, а так же рассказ командира. Я повторяю, никаких официальных документов об этом столкновении у меня нет, и во времена моей службы, мы не разбирали это аварийное происшествие. Начну с начала рассказа командира РПК СН.

 

«К моменту окончания подготовки к выходу в море мы узнали, что по решению Главного штаба ВМФ нашей лодке предстоит часть похода провести в составе тактической группы подводных лодок. По замыслу наш подводный крейсер на переходе должна была охранять ПЛА проекта 705 «К-123». …Идея эта не нова, но апробировалась она крайне редко, только в масштабах флотских учений».  

 

 

Я не знаю, почему идею о плавании РПК СН К-465 в составе тактической группы предложил Главный штаб ВМФ и почему  «к моменту окончания подготовки к выходу в море».  Курсами подготовки атомных подводных лодок  определены специальные задачи, которые должны отрабатывать АПЛ, которые привлекаются к плаванию в тактических группах. Состав тактических групп объявляется приказами  командующих флотилиями, а если тактическая группа состоит из АПЛ разных объединений, то состав такой тактической группы объявляется приказом по флоту. К-465 и К-123 входили в разные объединения. Первая была в составе 11 флотилии пл, вторая – в составе 1 флотилии пл СФ. Таким образом,  еще на этапе начала подготовки РПК СН К-465 к боевой службе, приказом командующего Северным флотом, должна была сформирована тактическая группа в составе К-465 и К-123. Во время  отработки задач боевой подготовки для выполнения похода,  обе подводные лодки в составе тактической группы должны были отработать элементы совместного плавания. И Главный штаб ВМФ к этому никакого отношения не имел.  При получении боевых распоряжений на поход,  командиры РПК СН и ПЛА  должны были принять свои решения, в том числе и решение на поход командира тактической группы (в данном случае – командира РПК СН). Командир тактической группы (командир РПК СН К-465) должен был заслушать  и утвердить решение командира К-123 при плавании в составе тактической группы. В этом решении должны были отражены все вопросы маневрирования, организация связи, действия в случае обнаружения ИПЛ, при потере связи, организация встречи после уклонения от ИПЛ, действия при аварийных ситуациях  и т.д. 

 

 

Судя по рассказу В.М Батаева,  ничего этого  не было. Перед выходом в море, у пирса «поговорили по ЗПС (звукоподводной связи)» и пошли в море. Даже в Учебном центре флотилии не отработали элементы совместного плавания! Кто виноват в этом? Скорее всего,… американцы! ( у «подводного народа» Севера они всегда и во всем виноваты). Вот поэтому  и плавали К-465 и К-123 в составе тактической группы так,  как хотели. Командир тактической группы   действиями подводных лодок своей группы фактически  не руководил и к окончанию совместного плавания,  полностью потерял обстановку. 

 

 

Далее рассказ командира РПК СН о плавании в Северном Ледовитом океане. «Осторожность и еще раз осторожность. Поэтому выбор глубины погружения диктовался оптимальным диапазоном 90-120 м….Перед сеансом связи, активно искать полыньи или тонкий лед …Способ приледнения такого тяжелого корабля был отработан безукоризненно, и прикосновение носовой оконечности корабля и рубки ко льду происходило трепетно и нежно.» 

 

 

Я не знаю, из каких соображений командир определил «оптимальный диапазон глубин 90-120 метров». Во всех официальных документах ВМФ говорилось, что при плавании в районах возможного нахождения айсбергов, безопасная глубина погружения подводных лодок должна быть  150 и более метров. По рассказу командира РПК СН К-465 плавание проходило в «приполюсном районе», рядом (конечно, относительно рядом) о. Гренландия со своими айсбергами. Неужели  командир РПК СН, докладывая свое решение на поход  старшему начальнику, определил глубину погружения в «приполюсном районе» в 90-120 метров как безопасную от столкновения с айсбергом? Неужели старший начальник согласился с таким решением командира РПК СН? Неужели штаб Северного флота, посылая РПК СН К-465 на боевую службу в Северный Ледовитый океан, не снабдил командира РПК СН картой ледовой разведки района патрулирования? Хотя бы картой ледовой разведки на ближайшую перспективу с дальнейшей передачей на РПК СН  уточненных  данных ледовой разведки? Да и командир РПК СН В.М. Батаев был опытным командиром, он что, не знал, какая должна быть глубина погружения подводной лодки в районах опасных от айсбергов? Сказка, да и только!

 

 

Читаем дальше: «Лодка уже легла на курс, глубина 99 метров…от сильного двойного удара в носовой части я вылетел из кресла в открытую дверь центрального поста…Лодка погружалась с дифферентом 18 градусов на нос. Глубина нарастала. Скорость упала до 7.0 узлов…Первая мысль о причине удара была: айсберг….Приледнились…рубкой проломили лед…подняли командирский перископ. Айсбергов по всему горизонту не наблюдалось…продули среднюю группу, чтобы подвсплыть повыше…Отдраил верхний рубочный люк, вышел на мостик. Надо льдом возвышалась только рубка, носа и кормы видно не было…Верхняя часть ограждения рубки была сильно помята, валялись осколки форточек и топового огня. Мощные крышки, закрывающие шахты выдвижных устройств, оставались закрытыми, но имели вмятины со стрелой прогиба до 3-см. Айсбергов не наблюдалось. …Погрузились на глубину 90 м, следуя по плану…Из головы не выходила мысль: что же мы «поцеловали»? ….Начали анализировать…Для начала я попросил весь экипаж написать на мое имя рапорта и указать в них свое местонахождение на момент столкновения, какие команды подавались из центрального поста и в отсеках, как они выполнялись и все, что каждый считает нужным доложить. Ознакомившись с рапортами, мы не нашли неверных действий личного состава…Отсутствие каких-либо айсбергов еще больше утвердило меня в том, что предмет «поцелуя» был иной. Исправность электрических цепей кормового якорного огня на верхушке стабилизатора вертикального руля также говорила о том, что стабилизатор ничего не задел. И самое главное. Удар даже в нижнюю часть айсберга, как слабо деформирующегося объекта, был бы для РПК СН сокрушающим, а т.к. этот колосс неподвижен, то при создавшемся дифференте удар стабилизатором был бы неизбежен. Через какое-то время после погружения старшина команды гидроакустиков мичман Щербаков Александр доложил ( как он умудрился услышать): «Слышу шум винтов, предполагаю - подводная лодка» Самописец на фоне клякс и пятен в течении 3-4 минут вычертил закономерную траекторию изменения пеленга. Затем шум и отметка о цели исчезла. Шум записали на магнитофон…Через двое суток в очередной сеанс связи получил разведсводку такого содержания: «Время, Широта. Долгота (Район мыса Нордкап) Английская атомная подводная лодка следует в надводном положении. Курс 210, скорость 6 узлов» . Вот тут-то и вспомнилось про то, где может быть прикопана собачонка…Динамика же столкновения мне вырисовывается следующей. РПК СН ударил ПЛА (она водоизмещение в два раза меньше) в нижнюю часть корпуса и добавил ограждением и крышей рубки.»

 

 

Вот сейчас мне потребуется фотографический снимок РПК СН с  разрушениями носовой оконечности. К нему вернемся чуть позже. Вначале задам вопросы командиру РПК СН. Почему  имеющиеся вмятины на крышках выдвижных устройств со стрелой прогиба 3-4 см командир считал повреждениями, полученными в результате столкновения с иностранной ПЛА? Ведь, согласно логике его рассуждений о столкновении с ПЛА , его РПК СН как бы «поднырнул»  под иностранную подводную лодку. И удар в таком случае был бы скользящий, а не сверху вниз. А фотография повреждений РПК СН вообще говорит об ошибочном суждении командира РПК СН (в море командир мог иметь такое суждение, он не видел повреждений носа РПК СН). Почему же даже сегодня, когда  командиру  В.М. Батаеву известны масштабы повреждений РПК СН не только видимые на фотографии, но и повреждения в подводной части подводной лодки (при доковом ремонте), он  продолжает утверждать, что  столкнулся не с айсбергом, а с иностранной подводной лодкой?  Ведь если бы столкновение было так, как предполагает командир РПК СН (РПК СН «поднырнул» под корпус ПЛА),  тогда была  бы разрушена полностью носовая часть корпуса РПК СН,  и был бы снесен не только топовый огонь, но и полностью боевая рубка с рубочными рулями.  А вот столкновение с айсбергом левой скулой носовой части корпуса  вызовет именно такие разрушения, которые видны на фотографии. А повреждения топового огня, форточек ограждения рубки и щитов выдвижных устройств были получены, с большой долей вероятности, при приледнениях на сеансы связи. Приледнение подводных лодок выполняется с дифферентом на корму  в первую очередь,   ограждением рубки (там, где находится топовый огонь и щиты выдвижных устройств) Даже самая малая скорость всплытия на стопе или непроизвольное небольшое движение вперед подводной лодки при приледнении, может вызвать такие повреждения. Командир РПК СН ничего в своем рассказе не говорит о характере разрушений в подводной части корабля.  Возможно, их там нет или есть такие разрушения и повреждения, которые начисто отвергают версию столкновения с иностранной ПЛА.  Для чего командир РПК СН заставил весь личный состав писать рапорта после столкновения? Только для того, чтобы весь экипаж при разборе говорил «складно» и так,  «как надо было командиру». Почему гидроакустик после столкновения «услышал шум подводной лодки», а до столкновения его не слышал? И почему на самописце ГАК до столкновения «не вычертилась закономерная траектория изменения пеленга»?

 

Из истории Великой Отечественной войны мы знаем, как отдельные командиры советских подводных лодок «инструктировали» акустика, чтобы тот «не слышал» шумов вражеских кораблей. Я знаю, как отдельные наши командиры подводных лодок при выполнении боевых упражнений по подводной лодке торпедным оружием, «инструктировали» акустика по какому пеленгу он «должен услышать лодку-цель». Поэтому,  у меня не вызывает удивления факт «обнаружение иностранной подводной лодки» после столкновения  К-465. Старшина команды акустиков всегда добросовестно выполняет требования командира АПЛ.  Если «надо» услышать шум иностранной ПЛА, он его «всегда» услышит, а запись на магнитофон будет сделана с ранее записанной фонограммы (это только мои фантазии).

 

У меня вызывает удивление тот факт, что  после столкновения  на глубине 99 метров, командир РПК СН опять продолжил плавание на глубине 90 метров. Ведь в море у командира не было полной уверенности в том, что он столкнулся с иностранной подводной лодкой. Но даже после столкновения, командир РПК СН, как говорят, «не перестраховался», не назначил большую глубину погружения РПК СН (возможно, из-за повреждений торпедного аппарата). Но нельзя было ставить под угрозу весь корабль. Надо было извлечь торпеду из поврежденного торпедного аппарата, организовать слив поступающей в него воды и   назначить безопасную  глубину погружения более 120 метров. Но если командир назначил глубину 90 метров, тогда он обязан, с целью предотвращения возможного повторного столкновения с айсбергом,  постоянно использовать тракт  миноискания. Он этого не сделал, тем самым ПОВТОРНО И СОЗНАТЕЛЬНО поставил под угрозу  безопасность корабля и жизнь  и всего экипажа.

 

 

И эта сказка оказалась со счастливым концом. Командиру РПК СН объявили выговором с формулировкой «за неправильный выбор глубины погружения». Я сомневаюсь, что была такая формулировка в наказании, но раз командир так сообщает,  можно и поверить. Хотя, судя по его рассказу,  трудно  ему верить. Командира РПК СН К-465 капитана 1 ранга Батаева В.М. надо было освобождать от должности с формулировкой: «За нарушение правил кораблевождения, что привело к большому материальному ущербу и снижению боеготовности Северного флота» Но это только мое мнение. В народных сказках «повинную голову меч не сечет» и «за одного битого, трех небитых дают». На Северном флоте  12  сюжетов  сказок «подводного народа» о том, «как бодались в морях и океанах американские и советские атомные подводные лодки».

 

Не знаю, вошли ли  «сюжеты о К-306 и К-465» в число 12. Если не вошли, тогда на Северном флоте 14 «фактов подводных столкновений АПЛ» с иностранными ПЛА.   И все они со счастливым концом. Почему же сказки о «подводных таранах и столкновениях» К-306 и К-465 должны иметь печальный конец? Это не по правилам сюжетов народных сказок. А мораль сей сказки какова? Мораль простая: «Во все виновны  американцы или англичане». Виноваты, что «лезут» со своими атомными подводными лодками в «наш» Северный Ледовитый океан,  и не дают   спокойно ходить подо льдами нашим АПЛ.  Виноваты, что при скрытном слежении за нашими подводными лодками, безграмотно маневрируют под водой, теряют обстановку  и сталкиваются с нашими АПЛ. Мало того, что не извиняются за столкновение, они  даже не признаются  в том, что имелся такой факт. Но «подводному народу» Севера все известно. Они предъявляют  претензии американцам (а заодно и англичанам)  за 12 (14)?  случаев столкновений под водой наших атомных подводных лодок с американскими ПЛА (без каких-либо доказательств). Во всех случаях  «этих столкновений» виноваты американцы. Но американцы  хранят молчание и не отвечают на эти заявления.  Айсберги тоже  хранят молчание. Но им простительно, айсберги ведь не умеют говорить.

В.Рязанцев

 

 

 

Прочитано 8538 раз

Пользователь