Среда, 13 декабря 2017

Как один адвокат генералов и адмиралов "преступниками" сделал

Опубликовано в Вице-адмирал Рязанцев Валерий Дмитриевич Воскресенье, 02 февраля 2014 14:44
Оцените материал
(1 Голосовать)

В  газете  «Совершенно секретно» № 1/296 за январь 2014 года была опубликована статья «Дело «Курска»: адвокат обвиняет». Само название статьи  вызывает недоумение. В судебных системах   адвокаты, вроде бы защищают, а прокуроры - обвиняют. Ну да ладно,  журналисты, лучше меня знаете, как надо писать.   Статья эта принадлежит перу известного адвоката Б. Кузнецова, и является продолжением  и дополнением к его книге о гибели АПЛ «Курск» «Она утонула…»  В своем труде  Б. Кузнецов  обвиняет генпрокурора РФ  в том, что В. Устинов  в своей книге «Правда о «Курске», исказил правду о катастрофе АПЛ «Курск». Книга Б. Кузнецова так и называется:   «Она утонула…» Правда о «Курске», которую скрыл генпрокурор Устинов». Там же Б. Кузнецов с уверенностью утверждает, что эксперты В. Колкутин и С. Козлов сфальсифицировали результаты экспертиз, которые они проводили (каждый, в своей  сфере профессиональной деятельности).  В  аннотации к книге  «Она утонула…»,  издательство «Де-Факто»  указало, что «…моряков не удалось спасти из-за разгильдяйства командования Северного Флота».  В   новой статье  ко второму  изданию  книги «Она утонула…», которая  была опубликована в газете «Совершенно секретно»,  Б. Кузнецов  в своих обвинениях «пошел» еще дальше. По его мнению, лицами, причастными к трагедии экипажа АПЛ «Курск»,  являются: президент РФ В. Путин, генпрокурор РФ В. Устинов, главнокомандующий ВМФ  В. Куроедов, командующий СФ В. Попов, главный военный прокурор А. Савинков, судебно-медицинский эксперт В. Колкутин.  В своих «новых разоблачениях преступной деятельности этих лиц» Б. Кузнецов выступает уже не только в роли адвоката. Он присвоил   себе  права  прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, арбитра и  судьи. Согласно Федеральному  Закону  «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» одной из обязанностей адвоката является :

 « собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами …». Если  Б. Кузнецов участвовал в досудебных мероприятиях в деле о гибели экипажа АПЛ «Курск» в качестве адвоката по оказанию  юридической помощи потерпевшим (родственникам погибших моряков), тогда он должен был собрать необходимые факты и документы,  которые  кого-то, в чем-то обвиняли. Какое отношение к гибели АПЛ «Курск» имеет президент РФ? По мнению адвоката Б. Кузнецова  «Владимир Владимирович Путин, являясь избранным Президентом Российской Федерации…Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации, знал или должен был знать о проведении ВМФ РФ крупнейших в новейшей истории России военно-морских учений на Северном флоте, однако в существо подготовки учений не вникал, руководство ВМФ и Северного флота не заслушивал, сам участия в учениях не принимал, а в период учений с 10 по 13августа 2000 года находился в отпуске… Неся личную ответственность за состояние обороноспособности страны, отнесся к своим обязанностям халатно, бесконтрольно передоверил организацию и проведение учений руководству ВМФ и Северного флота». Что можно сказать по этому заявлению. Только то, что Б. Кузнецов абсолютно не знает нормативные государственные документы, регламентирующие служебные обязанности  высших должностных лиц  страны.  В  Военной доктрине Российской Федерации  сказано: «Полномочия Президента РФ в сфере управления Вооруженными Силами РФ делятся на два уровня их реализации, и связаны с проведением комплекса взаимосвязанных мероприятий в мирное и военное время. В ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ  угрожаемого периода Президент РФ может принять на себя  НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ  управление Вооруженными Силами по отражению агрессии против России». Что, в августе 2000 года кто-то собирался нападать на Россию?  Почему президент РФ в августе 2000 года должен был   осуществлять непосредственное управление Вооруженными Силами, заслушивать  руководителя учения СФ, принимать в них участие? Что, в августе 2000 года Министерство обороны РФ, Генеральный штаб ВС РФ, Главное командование ВМФ  сложили свои полномочия или была образована Ставка Верховного Главнокомандования или Комитет по обороне? Ничего этого и в помине не было. Что,  президент РФ не имеет права на отдых?  И учения на СФ были не «крупнейшими в новейшей истории России», а обыкновенными военно-морскими учениями, которые ежегодно проводились на каждом флоте  не один раз. Кроме того, адвокату Б. Кузнецову надо знать, что президент РФ, являясь Верховным  Главнокомандующим Вооруженными Силами РФ, руководит не только вооруженными силами Армии и Флота, но и вооруженными силами МВД, МЧС, ФСБ и др. вооруженными формированиями РФ. И что, теперь президент РФ  должен заслушивать и участвовать во всех учениях, которые проводят эти ведомства? Тогда, что же будут делать различные министерства, департаменты и руководители силовых структур? Кто же будет управлять страной, если президент РФ будет почти ежедневно где-нибудь участвовать в каких-нибудь учениях вооруженных сил?  Но для адвоката Б. Кузнецова нужно обвинить именно президента РФ В. В. Путина.  Он ведь считает, что именно  В.В. Путин вынудил его эмигрировать в Америку и искать там политического убежища. Адвокат Б. Кузнецов причисляет себя к выдающимся адвокатам современности. Он считает себя адвокатом-правозащитником всех «обездоленных и обиженных российским правосудием граждан». Наверное, ему не дает покоя адвокатская слава прославленных российских адвокатов Ф. Плевако и А. Кони. Ознакомившись с  материалами  следственного дела по факту гибели АПЛ «Курск» адвокат Б. Кузнецов сразу понял, что это дело может принести ему «мировую известность». Ведь о гибели АПЛ «Курск» знает весь мир. Поэтому и защитника потерпевших в этом деле узнает весь мир. Адвокат Б. Кузнецов «собирал» материалы  о  гибели экипажа и АПЛ «Курск» не только из следственного дела. Он их брал из различных публикаций газет, журналов, книг, высказываний  специалистов разных профессий и должностей. Собрал  «все в кучу» и выдал свое заключение: « Подводники 9 отсека были живы почти 2 суток, стучали и звали на помощь 2 суток, но никто к ним не пришел из-за преступно-халатных действий руководителей спасательной операции и руководства страны».  Где и какие доказательства  представил Б. Кузнецов по этому утверждению? Никаких, кроме голословного заявления  того, что судмедэксперт В. Колкутин  «сфабриковал» результаты судебной экспертизы по установлению времени смерти  подводников 9 отсека. Оказывается, в мире имеются  какие-то другие методики по установлению времени смерти людей при тех или иных обстоятельствах, а судмедэксперт В. Колкутин в своем исследовании «применил» не научные способы. Почему же адвокат Б. Кузнецов не спросил тех экспертов (в том числе и зарубежных),  к которым он обращался за консультацией, какими методиками определения времени смерти подводников надо было пользоваться в данном случае В. Колкунину? Почему,  на каком основании  Б. Кузнецов утверждает, что подводники 9 отсека жили около 2-х суток? Только на основании одного факта: спасатели до 14 августа 2000 года слышали металлические удары, которые шли из корпуса затонувшей АПЛ. При этом ссылается на акустико - фонографическую экспертизу  военных моряков. В одном случае Б. Кузнецов  бездоказательно оспаривает результаты экспертизы В. Колкутина, в другом – безоговорочно доверяет акустико-фонографической  экспертизе (ни с кем не советуется, ни к каким другим специалистам – гидроакустикам  не обращается за помощью и разъяснением). Почему? Потому что экспертиза В. Колкутина « идет в разрез» с амбициозными планами  личного пиара  адвоката, а фонографическая экспертиза «подтверждает»  утверждения  адвоката Б. Кузнецова о «фальсификации прокурорами правды о гибели моряков 9 отсека». Недавно в газете «Русский вестник» было опубликовано интервью одного из «лучших в ВМФ  экспертов – торпедистов»  капитана 1 ранга  В. Акименко, который работал в правительственной комиссии по расследованию катастрофы АПЛ «Курск». Его «глубокие познания» свойств перекиси водорода поражают не только взрослых людей, они поражают своей безграмотностью  даже  учеников 9-11 классов средней школы. Возможно, такие «эксперты» как капитан 1 ранга В. Акименко, проводили и акустико-фонографическую экспертизу? И их выводы о том, что слышимые  в течение 2 суток 13-14 августа 2000 года звуки имеют «свойства звуков от человеческой деятельности» тоже плод их «высокого профессионализма»? Только зачем проводить такие экспертизы  в кабинетах? Ведь можно было сделать эту экспертизу абсолютно по-другому. Вывести в море однотипную  с «Курском»  АПЛ, погрузить ее в определенном районе, лечь АПЛ определенным способом на грунт, включить  в работу аварийную МГС-30 и  подать со спасательного судна кодовый запросный сигнал. Уверен,  эксперты получили бы точно такие же гидроакустические звуки, которые были слышны 13-14 августа 2000 года. Что бы снять всякие инсинуации и фальсификации в деле о времени жизни подводников 9 отсека и «о сигналах  живых подводников», такую  экспертизу можно сделать и  сегодня. Тогда отпадут всякие домыслы.  Тогда  Б. Кузнецов и другие лица, которые утверждают  подобное,   окажутся  «старухами» из известной пушкинской сказки (У А.С. Пушкина – старуха). К сожалению, следователи не прислушались к моему совету  в 2001 году, не провели такую экспертизу таким способом. На этом сегодня спекулируют многие «правдолюбы и профессионалы подводного дела», в том числе и адвокат Б. Кузнецов. 

Какую правду о гибели АПЛ «Курск» (по мнению Б. Кузнецова) скрыли прокуроры В. Устинов и А. Савинков? Что, в следственном деле имеются какие-то другие документы расследования катастрофы, которые видел и читал адвокат Б. Кузнецов, а прокуроры их изъяли и не приобщили к делу? Что, адвокат Б. Кузнецов имеет результаты экспертиз каких-то независимых экспертов, которые не совпадают с официально проведенными экспертизами?  У адвоката Б. Кузнецова есть консультативные заключения отдельных независимых экспертов, в которых  приводятся такие слова: «не представляется возможным», «неизвестно», «невозможно установить» и прочие смысловые неопределенности. Сомнения профессора И. Морилда в достоверности установления приблизительного времени смерти подводников 9 отсека, которые определила официальная комплексная экспертиза, Б. Кузнецов сразу же трактует как отрицание  и опровержение  официальной экспертизы. Разве можно так делать?  Негласно, в юриспруденции и адвокатов существует  такое понятие: главная задача адвоката в защите  обвиняемых –  «развалить»  в суде уголовное дело, а в защите потерпевших –  найти в уголовном деле  следственные ошибки и нарушения процессуальных норм.  Именно этим  в деле о гибели АПЛ «Курск»  занимается адвокат  Б. Кузнецов на протяжении вот уже почти 10 лет.  Но от потерпевших (родственников погибших подводников)  нет никаких заявлений и ходатайств о том, что следствие  каким-то образом нарушило их права или необъективно провело следственные мероприятия.  Такие претензии существуют сами по себе только в голове адвоката Б. Кузнецова. И только на основании сомнительных выводов  акустико-фонографической экспертизы и  недостоверных заявлений командования Северного флота  о том, что с подводниками АПЛ «Курск» в первые часы после катастрофы была установлена  «какая-то связь».  Давайте  разберемся, какие звуки исходили из затонувшей АПЛ  согласно записям  в  вахтенных журналах  кораблей, которые участвовали в спасательной операции.  Вахтенный журнал таркр «Петр Великий, 13-14  августа 2000 года. «Серия однородных стуков», «однородные стуки», «серия стуков», «постоянные стуки на протяжении 30 секунд», «стуки: 1-продолжительный, 7- коротких», «серия стуков из одиннадцати ударов», «одиночные стуки», «тройные стуки», «серия стуков металлического тона, напоминающие сигналы бедствия SOS», «прослушиваются звуки SOS», «ряд тройных ударов», «медленные тройные звуки». Кто может  однозначно утверждать, что такие виды звуковых сигналов  подавали подводники 9 отсека?  Я, думаю, никто. Потому что, если бы такие сигналы подавали подводники, они бы не прибегали  к такому «разнообразию» звуковых сигналов. Они бы просто стучали, без всяких «SOS» и «без упорядоченных интервалов» между ударами. 13 и 14 августа 2000 года аварийные спасательные аппараты    пытались стыковаться к АПЛ «Курск», АС-32 даже столкнулся с кормовым стабилизатором АПЛ «Курск». Если бы подводники 9 отсека  в это время были живы, они  наверняка бы услышали  действия спасателей. Что делают люди, которые попали в беду, при обнаружении факта их поиска спасателями? Для привлечения внимания спасателей,  они начинают кричать, махать руками, различной одеждой, запускать какие-либо сигнальные средства, жечь костры и пр. действия.  Почему же подводники 9 отсека  13-14 августа 2000 года, слыша стуки спасателей, работу гидроакустических станций,  никак не реагировали на это, никакие  хаотичные сигнальные действия не производили (хотя бы начали стучать по корпусу все 23 человека  или выпускать воздух высокого давления через кормовую группу цистерн главного балласта) ? Почему за 2 суток подводного плена подводники 9 отсека не предприняли ни одной попытки самоспасения и выхода на поверхность  самостоятельно? Глубина  моря позволяла подводникам 9 отсека выходить самостоятельно. Однако  трап спасательного люка не был приготовлен для входа в люк,  буй-вьюшка не готовилась к обеспечению выход. С  нее  не был снят даже чехол.  Воздушные и водяные системы спасательного люка  не готовились к работе. Неужели человек, попав в смертельную западню, не будет бороться за то, чтобы любым способом из нее выбраться? Конечно,  будет. Почему же этого не делали подводники 9 отсека?  Они что, надеялись на бога или спасателей?  Нет. Об этом сказано в записке капитан-лейтенанта Д. Колесникова.  Почему же в течение 2 суток жизни в 9 отсеке (по утверждению Б. Кузнецова),  они не сделали того, о чем написал Д. Колесников?  Почему за 2 суток подводники не написали более подробно о своем  состоянии и возможности спасения?  Потому что они просто не успели всего этого сделать –  все они погибли именно в тот промежуток времени, который определили официальные эксперты.  Если с помощью научных медицинских  методик  невозможно точно устанавливать время смерти человека,  можно по косвенным уликам и признакам  установить  хотя бы  приблизительное  время смерти потерпевшего (осматривая место гибели человека,   местность,  помещения, предметы, коммунальные сети, опрашивая свидетелей, анализируя данные видеокамер  и т.п.)  Это можно установить даже после  продолжительного времени, прошедшего   после смерти человека.  И вот, адвокат Б. Кузнецов,  отрицая все прямые и косвенные признаки и факты о времени смерти подводников 9 отсека, делает умопомрачительные выводы только на основании  одной сомнительной экспертизе о стуках из затонувшей АПЛ.  Разве это правильно, с юридической точки зрения, делать обвинительные выводы  на основании  одного события или факта, отбрасывая  при этом,  не один десяток других фактов?  «Знаменитый адвокат» Б. Кузнецов считает, что это правильно.  Какие статьи Уголовного кодекса РФ адвокат может предъявить прокурорам и следователям  в качестве их обвинения? Статьи «Принуждение к даче показаний» или «Фальсификация доказательств» или «Воспрепятствование осуществления правосудия и производству предварительного расследования»?  Тогда докажите это собственными  материалами собственного расследования. Кроме слов у Б. Кузнецова ничего нет. И такие действия адвоката Б. Кузнецова подпадают под статью УК РФ «Клевета».  Какие  действия (бездействие) главкома ВМФ В. Куроедова, по мнению адвоката, при проведении учений и спасательной операции по АПЛ «Курск»  подпадают под статьи УК РФ? «Халатность», «Превышение должностных полномочий», «Злоупотребление должностными полномочиями» или «Утрата военного имущества»? Тогда докажите это официальными документами, фактами. Безусловно, главком  ВМФ несет персональную ответственность за гибель АПЛ «Курск». Он и взял на себя эту ответственность – написал  рапорт об увольнении с должности. Другое дело, что его отставку не приняли.  Главком ВМФ не руководил учениями СФ в августе 2000 года. Он принял  доклады своих подчиненных, командования Северного флота  о том, что корабли, экипажи кораблей и штабы СФ  готовы к проведению этого учения.  Он доверял своим подчиненным. Да  по – другому и не могло быть. У  главкома ВМФ нет (и не было)  других служебных структур, которые могли бы перепроверять доклады его подчиненных. Если начальники управлений ВМФ,  командующий Северным флотом  докладывают главкому ВМФ о том,  что все проверено, все готово к проведению учений, он что,  не должен верить этим докладам?  Кого он мог послать перепроверить их доклады? Тех же начальников, которые доложили главкому ВМФ о готовности сил и штабов к учению.  Халатность, непрофессионализм, желание выдать  желаемое за действительность, круговая порука и страх за свое благополучие, приукрашивание состояния дел и личных качеств руководителей, отсутствие точных сведений о состоянии дел на кораблях и в штабах  давно «прописались» в  управлениях ВМФ в Москве и на флотах. Поэтому отдельные  начальники ВМФ  никакой ответственности   за достоверность и полноту  своих докладов  никогда не чувствовали.  Главное – хорошо доложить, и чтобы  доклад не « раздражал»   начальника.   Это  главная причина того, что  в ВМФ регулярно происходят катастрофы и аварии кораблей, трагедии с экипажами кораблей. Это одна из главных  причин  того, что произошла катастрофа АПЛ «Курск».  Разве можно статьями Уголовного кодекса РФ «победить»  эту причину? По мнению Главной военной прокуратуры – можно. Они привлекли к уголовной ответственности  за гибель 9 подводников АПЛ К-159 командующего Северным флотом адмирала Г. Сучкова. Привлекли абсолютно незаконно и несправедливо, потому что на тот момент свежо еще было в памяти народа резонансное и громкое дело, связанное с гибелью АПЛ «Курск». Надо было найти «жертву», и чтобы «жертва была покрупнее». Нашли  командующего Северным флотом адмирала Г. Сучкова.  Но тех, кто лично отвечал за подготовку  и готовность  АПЛ к буксировке, тех,  кто лично отвечал за буксировку и безопасность плавания, тех, кто лично, в море,  не принял   мер к спасению  команды  К-159,   не тронули. Капитан 1 или 2 рангов для российского народа «стрелочник», а вот адмирал, командующий флотом  -  это   впечатляющая фигура. Народ должен видеть, что за служебные упущения государство   не прощает никого, даже адмиралов. Дальше в этом деле  вообще полная несуразица. Осужденного  адмирала Г. Сучкова назначают советником министра обороны РФ по морским делам. Это ли не нонсенс! Где, в каком государстве мира лица, осужденные судом,  продолжают оставаться государственными чиновниками?  На сфабрикованный приговор военного суда в отношении адмирала Г. Сучкова, государство ответило  фальшивой «заботой» о судьбе заслуженного моряка-подводника. За что, и зачем  надо было судить адмирала?  Не ради  искоренения недостатков во флоте был осужден адмирал Г. Сучков, и не потому, что он был прямым виновником гибели 9 подводников К-159. «Показательный суд»  над адмиралом Г. Сучковым был осуществлен ради «успокоения» общественного мнения российского народа, ради «успокоения» тех людей, которые требовали найти и наказать виновных в гибели АПЛ «Курск». Адмирал Г. Сучков – еще одна жертва в трагической гибели подводников «Курска». Это он «расплатился» за всех руководителей Северного флота, которые были причастны к гибели АПЛ «Курск». Расплатился своей  жизнью. 

 Адвокат Б. Кузнецов, выступая в роли специалиста – навигатора, учит главного штурмана ВМФ, как надо  было маневрировать кораблям при пеленговании стуков. « В то время когда гидроакустики пеленговали стуки, штурмана не определяли место своего корабля, а командир или вахтенный офицер не задерживали циркуляцию» - это поучения Б. Кузнецова для военных моряков. Для Б. Кузнецова рекомендую  взять учебник «Навигация» и прочитать, как маневрируют корабли при  составлении  корабельных таблиц радиодевиации. Потом пусть адвокат выяснит, можно ли на циркуляции корабля   делать  замеры  пеленгов на маяки, радиомаяки, стационарные сооружения на берегу, суда и излучаемые звуки в море.  Я  даю такие рекомендации не для того, чтобы  из адвоката получился штурман, а для того, чтобы  адвокат занимался своими  вопросами, а не  теми, в которых он не разбирается.  Даже если адвокат и имеет диплом яхтенного капитана. Адвокат должен заниматься юридическими вопросами, а не рассказывать штурманам и командирам кораблей, как надо расставлять корабли в море, чтобы определять место  какого-либо объекта в море способом одновременного пеленгования. Это умеют делать даже курсанты военно-морских институтов. 

К сожалению, руководители Северного флота во время спасательной операции «выдали на гора» столько лжи и дезинформации, что она продолжает «гулять» на информационных просторах и сегодня. Этим и пользуется адвокат Б. Кузнецов. Ведь никто из руководителей СФ и ВМФ до сих пор не объявил официально об  ошибках и промахах, допущенных командованием ВМФ и СФ при проведении спасательной операции в августе 2000 года. Никто не принес  извинений за искаженную информацию, которая поступала   в  СМИ, в связи с неверной и ошибочной оценкой тех событий руководством СФ и ВМФ. До сих пор все молчат, как рыбы. А ведь что проще всего можно было сделать? Например, подняли АПЛ «Курск» на поверхность, выяснили, что  верхняя крышка спасательного люка была исправной, а комингс - площадка – не повреждена. Дайте информацию в СМИ, что спасательные аппараты не могли пристыковаться к АПЛ «Курск» не потому, что была повреждена крышка люка и комингс-площадка, а потому, что …  .И,  далее, скажите народу истинную причину нестыковки АС-34 и АС-36 с АПЛ «Курск». И так по всем информационным несуразицам, начиная с установления связи с подводниками затонувшей АПЛ. Тогда не будет сегодняшних книг адвокатов, интервью «лучших специалистов-подводников», не будет «гулять» устойчивое мнение многих военных моряков и гражданских лиц о столкновении АПЛ «Курск» с ПЛА США «Мемфис». Скажите народу всю правду, какой бы горькой она не была. Народ поймет, проявит понимание и сочувствие, разделит боль утраты с теми, кто потерял близких и родных, с теми, кто искренне переживает  за погибших подводников АПЛ «Курск».  Но правители привыкли держать российский народ  в неведении,  еще со времен Смутного времени. Поэтому  появлялись  Е. Пугачев, лже - цари и лже-царевичи, княжна Тараканова и др. личности, созданные искусством  дезинформации.  Сегодня адвокат Б. Кузнецов с помощью дезинформации, пытается  «создает миф»  о том, что только он владеет правдой о гибели 23 подводников АПЛ «Курск», только он может «уличить в  фальсификации»  начальников о том, как,  и когда погибли подводники 9 отсека АПЛ «Курск».   На сегодняшний день для потерпевших в деле о гибели подводников АПЛ «Курск» юридическая помощь адвоката Б. Кузнецова  не нужна. Но для Б. Кузнецова это не имеет никакого значения. Ему нужна  «международная слава гонимого властями адвоката-правозащитника». Только зачем  добиваться «такой славы»,  тревожа души погибших подводников и чувства живых их родственников?  Адвокат Б. Кузнецов – это безнравственно!

                                    В. Рязанцев

Прочитано 6409 раз

Пользователь