Четверг, 17 августа 2017

Грустная история

Опубликовано в Капитан 1 ранга Йорданов Николай (Болгария) Четверг, 29 апреля 2010 15:24
Оцените материал
(3 голосов)

Вряд ли есть человек в Болгарии, который не знает о трагической участи русских подводных лодок Комсомолец (1989 г.) и Курск (2000) г.

Но не все знают, что к числе затонувших из-за грубых технических и человеческих ошибках атомоходов надо добавить еще добрый десяток русских (советских) атомных и дизельных подлодок, затонувших в мировом океане после 1960 г.

Отдельно можно подсчитывать десятки случаев аварий, пожаров и потерь лодок в советских базах, о чем раньше не было принято писать и говорить. Причин высокой аварийности в советском (русском) флоте много и они самые разные, но в принципе они связаны с созданной системой в бывшем СССР.

Систему можно характеризовать как безумную даже из-за заложенных масштабов и темпов создания и использования подводного флота без соответствующей системы обеспечения ремонтов, поддержки и модернизации уже построенных кораблей, без стабильной системы обеспечения службы и жизни экипажей подводных лодок.

Этот вывод сделан давно западными аналитиками и он относится не только к подводному кораблестроению, но и к созданию надводных боевых кораблей и других видов оружейных систем в СССР. Кстати, есть основания считать, что к настоящему времени в России сделаны выводы и наступили важные положительные изменения на этот счет.

Но все таки задача, которую я себе поставил написанием этого материала не претендует на рассмотрение этого вопроса со всех сторон, а направлена на раскрытие одной, грустной истории, связанной с ремонтом советских подводных лодок в Болгарии и произошедшей в непосредственной близости от моей жизни и службы.

В 70-е годы 20 века на военном кораблеремонтном заводе КРЗ «Флотский арсенал» в Варне начался ремонт советских боевых и вспомагательных кораблей. Чаще всего это были сторожевые корабли старых проектов 50 и 159, малые противолодочные корабли, военные буксиры, исследовательские, вспомагательные суда и др.

Первым в 1971 г. пришел СКР «Волк» под командованием капитана 3 ранга Зверева. Постепенно число одновременно находившихся кораблей на КРЗ «Флотский арсенал» увеличивалось и достигло 20 и более единиц. В связи с организацией ремонтов и нахождения экипажей кораблей возникали большие трудности и проблемы, которые привели в начале 80-х годов к развертыванию штаба дивизиона ремонтирующихся кораблей, который был подчинен бригаде надводных кораблей в Севастополе.

Было построено большое пятиэтажное казарменное здание, половина которого использовалась в качестве штаба, жилых, продовольственых, складовых и других помещений в интересах советских ремонтирующихся кораблей. Некоторым из кораблей приходилось простаивать в ремонте по 2-3, а иногда и более лет из-за отсутствия запчастей и других организационных неувязок.

К тому времени на КРЗ уже был освоен ремонт более старых проектов советских подводных лодок 613 (Whisky) и 633 (Romeo). Потому не стало неожиданностью, когда в 80-те годы в заводе появилась сначала одна, а потом и другие подводные лодки пр. 613. Они все еще ходили в составе Черноморского Флота СССР.

Первой пришла в 1985 году подлодка с бортовым номером 461 под командванием капитана 2 ранга С. Мингалева. Всего за период с 1985 по 1994 год на КРЗ «Флотский арсенал» прошли ремонт 14 советских (русских) подводных лодок.

Ремонт некоторых затянулся надолго, так как он приходили на грани возможного для подводных судов состояния: со ржавчиной и пробоинами не только в легком корпусе, но и в таких местах, которые принято считать элементами прочного корпуса, как воздухопроводы, газопроводы, захлопки и забортные отверстия.

Совсем естественно было, что между офицерским, старшинским составом, а также между матросами советских и болгарских подводных лодок завязывались знакомства и дружба. Особенно характерным это было для тех, кто тоже находились на ремонте в КРЗ.

Я имел счастье быть знакомым со многими из офицеров, а для некоторых из них быть близким семейным приятелем.



Николай Йорданов

Здесь своевременно упомянуть некоторые имена командиров дивизиона, начальников штаба и командиров кораблей: Рифат  А. Шамсутдинов, Василий  М. Крят, Валерий  И. Работягин, Константин  Б. Пикин (вечная ему память), Владимир Бабенко, Анатолий Бабенко, Анатолий Голубев, Олег Добровольский, Владимир Харченко, Сергей Попов и многие другие.

Не буду приводить здесь имена других своих севастопольских и одесских знакомых по линии совместных учебных и боевых мероприятий.

Иногда организовались совместные спортивные соревнования и праздники. Естественным было возникновение близких знакомств, особенно, когда было решено в жилом районе Аспарухово предоставить квартиры для офицеров штаба дивизиона вместе с их семьями.

Некоторым из наших знакомых настолько опротивел казарменный образ жизни, что они использовали каждый удобный случай «проветриться». Благо возможностей для «проветривания» было много. От использования возможностей наших пляжей и экскурсии «на природе», до помощи в ремонтах наших жилищ или работы на участках «ранчо» от 600 или 800 кв. м.

Уже прошли первые волны перестройки, когда 6 декабря 1988 г. на ремонт пришла первая подлодка известного проекта 641 (Foxtrot) — т. н. «работяги» холодной войны. (Это подводные лодки, 4 из которых были посланы Хрущевым на Кубу во времена Карибского кризиса в 1962 г., а десятки других несли многомесячную боевую службу в Атлантике, Тихом и даже в Индийском океанах. )

Подводная лодка с командиром капитаном 2 ранга Сыворотченко несла бортовой номер 778.

К тому времени я уже был преподавателем в военно-морском училище им. Н. Й. Вапцарова и мои связи с заводскими делами и подводниками поддерживались прежде всего через мою супругу Янку. Она один из ветеранов этого завода.

Ремонт той подлодки продолжился до 25.03.1994 г. (целых 5 лет и 4 месяцев), когда был прекращен решением русского командования, несмотря на то, что готовность лодки была около 95 процентов, т. е. перед проведением швартовых испытаний.

Девятого августа 1991 г. пришла на ремонт еще одна пр. 641 с командиром капитаном 2 ранга Рябовым и бортовым номером 882. Ее ремонт продолжился тоже до 25.03.1994 г., причем уровень исполненных ремонтных работ был только 15-20 %.

Причины большой продолжительности ремонтов заключались не только в технических трудностях, а скорее всего во влиянии наступивших в Болгарии и в России политические перемени и острый экономический кризис.

Развитие кризиса с ремонтом подводных лодок и других русских надводных кораблей, находившихся в КРЗ «Флотский арсенал» и «Одесос» являлось частью политических и экономических переговоров между Болгарией и Россией для разрешения вопросов т. н. межгосударственных долгов.

Все таки Москвой было принято решение по ремонтирующимся кораблям в Болгарии, которое состояло в закрытии дивизиона ремонтирующихся кораблей в Варне и перебазировании кораблей, которые были на ходу, в Севастополь.

Для той цели в марте-апреле 1994 г. все материальные средства и личный состав были погружены на пришедший из Севастополя большой десантный корабль и перевезены в главную базу русского Черноморского флота.

В итоге Россия «забыла» в КРЗ «Одесос» 2 подводные лодки и 3 вспомогательных корабля.

Очевидцы мне рассказывали, что наиболее грустный момент во всей истории произошел на пирсе, где находились подводные лодки.

15 апреля 1994 г. командиры подводных лодок организовали торжественный спуск военноморских флагов России на возглавляемых ими кораблях, а при сходе экипажей с подводных лодок многие из них целовали рубки и палубы любимых кораблей, некоторые со слезами в глазах. Церемонию наблюдали с сочувствием рабочие на пирсе. После обеда команды погрузились на бдк и к 1700 часов все отплыли в море.

Обе подлодки остались ошвартованными к пирсу и руководство завода попало в неудобное положение, чтобы поддерживать их ежедневное состояние. Для этой цели было договорено с командованием болгарских ВМС организовать дежурство силами бывших болгарских подводников — механиков.

И так наши колеги Борис Стоянов, Христо Господинов, Михаил Чавров и др. (некоторые из них уже не среди нас) организовали 24-часовое дежурство и на протяжение около полугода поддерживали двух подлодок на воде и в безаварийном состоянии.t;/p>

В результате проведенных с Россией переговоров все таки дошли до следующего решения: подводные лодки и другие суда предоставляются Болгарии в счет долга и за оплату проведенных ремонтных работ, при условии не вводить их в строй. Руководством военно-ремонтных заводов «Терем» принимается решение продать суда на металлолом , а деньги от продажи предоставить заводу.

Операцию по буксировке лодок организовали с приваренными входными люками и без экипажей на борту.

В конце 1994 г. лодки одна за другой отвезли в Босфор, а оттуда — на т. н. «разборку» кораблей, развернутую в заливе Али ага, севернее Измира.

Купил их по цене под 100 000 долларов каждая гражданин Турции, который родился в Болгарии и переселился в соседнее государство во время так назваемых «экскурсий», организованных коммунистическим режимом в связи с переименованием болгарских мюсюлман.

При буксировке лодок на них был поднят турецкий флаг. Ответственным и консультантом по проведению операции был назначен бывший подводник инженер-механик Михаил Барбов, который провел в Турции около месяца.



Николай Йорданов

И так, тут есть определенный комизм: в Болгарию пришли две советские подлодки, которые в 1991 г. перешли под российский флаг, а в 1994 г. дважды меняли принадлежность и поднимали болгарский, а затем турецкий флаг, перед тем как быть пущенным «на иголки».

Как эпилог этой ремонтно-транспортной истории: В результате переговоров с русской фирмой «Росвооружение» в октябре-ноябре 1999 г. морской транспорт «Азов» вывез все оставшееся техническое имущество из КРЗ «Флотский арсенал».

Николай Василев Йорданов
21.11.2007 г.

На снимке: торжественное собрание по случаю 10 годовщины поднятия болгарского военно-морского флага на пл 81 «Победа» пр.633. Собрание проводится в октябре 1982 г. в салоне советской плавучей базе в КРЗ, совместно с экипажем советской ремонтирующейся подлодки пр. 613 под № 903. Командир Олег Добровольский произносит приветствие. Первый справа автор, следующий — Геннадий Барышников, командир БЧ-5 советской подводной лодки.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Подводную лодку "Б-41" списали в сентябре 1993 года приказом командующего ЧФ с формулировкой "Ввиду невозможности дальнейшего использования по прямому назначению боевых кораблей". Однако реально лодка была списана еще в 1992 году, при нахождении её в ремонте на заводе "Флотский арсенал" в г.Варна (Болгария). Командование ЧФ пыталось подготовить подлодку (а так же однотипную ей подлодку "Б-326" ("Б-116") из ремонта к переходу в Севастополь под буксирами, но буксирные устройства оказались не в строю, винто-рулевые группы не проверены, аварийно-спасательным ими противопожарным имуществом не укомплектованы, личный состав не имел допусков к плаванию. В результате "Б-326" ("Б-116"), отремонтированная на 96 процентов готовности, была продана Болгарии в счет долга России за её ремонт и стоянку в порту Варна, а "Б-41" - как металлолом. Информация с сайта РПФ.



2. Номера и командиры всех лодок, которые были на ремонте в КРЗ "Флотский Арсенал":

461, кап.2 р.С.А.Мингалев, 1982-83;
381, кап.3 р.А.В.Петраченко – 1983-84;
903, кап.2 р.О.Е.Добровольский – 1982-83;
171, кап.3 р.Е.Б.Зданевич – 1984 – 85;
202, кап.2 р.В.В.Суслов, - 1985;
457, кап.2 р.А.М.Хорьков – 1984 – 86;
152, кап.2 р.Вл.Бабенко – 1985 – 86;
133, кап.2 р.Ан.Бабенко – 1985 – 86;
413, кап.2 р.В.Ив.Тихоновский – 1986 -87;
778/641, кап.2 р.А.С.Сыворотченко-1988 – 94;
217, кап.3 р.А.Н.Терехин – 1988 – 89;
462, кап.2 р.А.Ив.Головань – 1988 – 89;
428, нет записи для командира – 1987;
882/641, кап.2 р. Рябов – 1991 – 1994. {multithumb}
Прочитано 6104 раз

Пользователь