Воскресенье, 23 Апрель 2017

Развертывание и переход в район БС

Опубликовано в Капитан 1 ранга Коротких Виктор Васильевич Пятница, 22 Ноябрь 2013 12:55
Оцените материал
(1 Голосовать)

В сумерках вышли из бухты Павловского. До района дифферентовки и точки погружения шли за кораблем–конвоиром, морским тральщиком бригады охраны водного района вмб Стрелок. После дифферентовки заняли точку погружения, погрузились и начали переход в район БС. Маршрут перехода из Японского моря в Восточно-Китайское море проходил через Корейский пролив, который о. Цусима делит на Западный проход (проход Браутона) и Восточный проход (проход Крузенштерна). Глубины пролива – 120-130 м, что позволяет форсировать пролив в подводном положении. В проливной зоне создана система противолодочного наблюдения в составе:


-гидрофонно-кабельных линий, проложенных по дну Западного и Восточного проходов;


-береговых радиолокационных станций обнаружения надводных целей;


-центров обработки информации о обнаруженных целях в Чинхэ (п-ов Корея) и Китакюсю (Япония).


На подходе к Корейскому проливу всплыли на перископную глубину и уточнили свое место. Западный проход форсировали на глубине 60-70 м, прикрываясь шумами, проходящего в попутном направлении, сухогруза. Для приема информации в сеансы связи с КП ГШ ВМФ и для определения места всплывали на перископную глубину в основном в темное время суток. После форсирования проливной зоны всплыли на сеанс связи и определение своего место с помощью радионавигационной системы (РНС) «Лоран-С» и по звездам с помощью астронавигационного комплекса «Лира». В течении последующих двух суток при всплытии на перископную глубину на пассивной станции обнаружения радиолокационных сигналов «Накат-М», на 3-м поддиапазоне, обнаруживали слабый сигнал авиационной РЛС AN/APS-80, носитель противолодочный самолет ВМС США «Орион-Р3А».

 

Предполагая о возможности слежения за АПЛ, производили уклонение от противолодочной авиации противника в соответствии с требованиями Наставления по боевой деятельности ПЛ ВМФ (НПЛ-69), погружением на глубину не менее 200 м, приведение пеленга, на работающую самолетную РЛС, на кормовые курсовые углы, и минимально-малошумной скоростью пройти расстояние равное длине барьера с учетом радиуса барьера и дальности обнаружении радиоакустического буя. Так как уверенности в точности месте АПЛ у командира штурманской боевой части (БЧ-1) капитана 3 ранга В.Савчука не было, место АПЛ не контролировалось более 2-х суток, он убедил командира всплыть для определения места в светлое время суток. Но всплыв на перископную глубину, обнаружили на станции «Накат-М» слабый сигнал, работающей авиационной РЛС.

 

Начали опять производить уклонение, как рекомендует НПЛ-69. Услышав, что дана команда боцману на горизонтальные рули погружаться на Н-200 м, командир штурманской боевой части доложил командиру АПЛ и заместителю командира дивизии капитану 1 ранга Г.Сучкову о том, что погружаться на Н-200 м не рекомендует, так как у него нет уверенности в месте подводной лодки и нельзя забывать о приказании командующего КТОФ о плавании в районе вершины с Н-195 м. Продолжали идти на глубине 200 м и только после того, как командир штурманской боевой части капитан 3 ранга В.Савчук сказал, что он сейчас запишет в навигационный журнал о невыполнении командованием его рекомендаций по безопасности плавания, командир АПЛ дал команду на горизонтальные рули: «Боцман! Всплывать на Н-150 м !». Переведя дифферент на корму, боцман доложил: «Глубина 195 м. Дифферент 5,0 градусов на корму! Подводная лодка всплывает!». Буквально через несколько секунд раздался удар в носовой части подводной лодки, которая задрожала, как будто «проехали по кочкам». Командир дал команду: «Осмотреться в отсеках!». Из отсеков доложили: «Отсеки осмотрены, замечаний нет!». И только командир гидроакустической группы доложил, что излучатель гидролокатора с нулевого положения разворачивается влево и высказал предположение о разрушении обтекателя гидроакустической станции (ГАС). Его предположение подтвердилось после возвращения с БС и постановке АПЛ в док, обтекатель ГАС был разрушен и из ниши ГАС выгребли около 1,5 т кораллов и ила.

 

Если бы командир АПЛ капитан 1 ранга В.Ф.Копьев не выполнил рекомендации командира штурманской боевой части, если бы командир штурманской боевой части не проявил настойчивости, то последствия были бы непредсказуемые. Ведь в ТАТА № 3,4 были загружены торпеды с ядерными боеголовками, в ТА № 5 находилась готовые к боевому применению торпеда, а в торпедном аппарате № 6 практическая торпеда для атаки главной цели (крейсера) отряда боевых кораблей КТОФ с затоплением после прохождения ее дистанции хода. Кто-то из экипажа родился в рубашке или святой Николай Угодник хранил нас всех! Мы были благодарны нашему старшему штурману АПЛ «К-122» – капитану 3 ранга Вадиму Ивановичу Савчуку за его принципиальность. Благодаря ему остались живыми и живем до сих пор! Нам так не хватило тех шести футов, которые не пожелал нам командир 26 ДиПЛ КТОФ контр-адмирал И.Вереникин. После этого выбрали время для всплытия и определения места с использованием РНС «Лоран-С», навигационного комплекса «Сила-Н» и радиомаяков. С полной уверенностью в достоверности своего места мы приступили к форсированию пролива между о. Окинава и о. Токуносима архипелага Рюкю (Нансей). Вошли в Филиппинское море. В период развертывания и перехода в район боевой службы опытовая 2-х канальная аппаратура поиска подводных лодок и надводных кораблей (судов) по контролю изменения температурных и оптических параметров воды кильватерного следа кораблей работала стабильно. Мы обнаружили кильватерные следы кораблей и судов и незначительное маневрирование изменением курсом и глубиной подводной лодки позволяли классифицировать их принадлежность к надводным кораблям и судам, но слежение за ними не могли проводить, так как нам была поставлена задача поиска и слежения за подводными лодками ВМС США в предполагаемом районе их боевого патрулирования в Филиппинском море.

 

При следовании в район БС нам при необходимости приходилось увеличивать скорость подводного хода свыше 14 узлов, при переходе на управление по глубине малыми кормовыми горизонтальными рулями (МКГР) выяснилось, что МКГР, как с центрального поста, так и из 9-го отсека, не работают. Работы, проводимые под руководством командира группы автоматики и телемеханики 1-го дивизиона БЧ-5 капитан-лейтенантом О.Ястребовым, по поиску неисправности к положительным результатам не привели, причина неисправности МКГР не выяснили. Командиром АПЛ капитаном 1 ранга В.Ф.Копьевым было принято решения: МКГР привести в плоскость рамы (нулевое положение) и во всем диапазоне скоростей подводного хода управлять АПЛ только большими кормовыми рулями (БКГР), соблюдая осторожность и внимательность. Какие неожиданности нас ждут впереди от этой неисправности с МКГР никто не мог предположить, даже наши старшие начальники: командир АПЛ капитан 1 ранга В.Ф.Копьев и заместитель командира 26-ой дивизии атомных подводных лодок КТОФ капитан 1 ранга Г.Сучков.
Прочитано 4058 раз
Другие материалы в этой категории: « Крещенные глубиной Поиск ПЛАРБ ВМС США »

Пользователь