Вторник, 25 Июль 2017

Рассказ подводника. Александр Изюмов

Опубликовано в Капитан 2 ранга Изюмов Александр Александрович Вторник, 12 Ноябрь 2013 09:44
Оцените материал
(2 голосов)

«Лягушка» с крылатыми ракетами 

 Бурное развитие подводного флота в Советском Союзе началось сразу после окончания Великой Отечественной войны. Конструкторские бюро разрабатывали все новые проекты. С 1950 по 1957 было построено 215 лодок проекта 613. Это самый массовый проект, подвергавшийся различным модернизациям. Лодки 613 проекта оказались настолько удачными, что при решение задачи вооружения подводного флота  крылатыми ракетами использовались за основу именно эти дизельные подводные лодки.


Их корпуса разрезали, и между частями вваривался ракетный отсек. Длина лодки увеличилась на 9 метров и достигла 85 метров. Подводное водоизмещение увеличилось на 350 тонн до 1660. С 1958 года по 1962 на Балтийском заводе по проекту ЦКБ-112 (ныне - «Лазурит») было переоборудовано 6 подводных лодок. Это уже был проект 665.  Ракетный отсек имел 4 стационарных контейнера по бокам от рубки с углом возвышения в 15 градусов. Пуск осуществлялся сразу после всплытия одиночными ракетами или залпом в любой комбинации. Дальность полета ракеты П-5 составляла 570 км. Боевая часть весом до тонны могла снаряжаться ядерным зарядом в 650 килотонн тротилового эквивалента. На лодках 665 проекта пришлось отказаться от кормовых торпедных аппаратов и всех запасных торпед. Из-за необычного силуэта в обиходе лодку называли «каракатицей» или «лягушкой».

Ширина лодки - 6,7, осадка – 4,8. Подводная скорость 11 узлов. Экипаж 58 человек. Глубина погружения рабочая – 200 метров. Автономность 45 суток.

      Последняя, шестая лодка этого проекта (еще будучи 613 проектом) была заложена 25 апреля 1953 года, вступила в строй 12 апреля 1954 года. В 1963 году в Ленинграде на Балтийском заводе имени Орджоникидзе лодку модернизировали под 665 проект. 18 июня 1967 г. лодка под номером С-164 вошла в состав Черноморского флота, в 155-ю бригаду подводных лодок. Первым ее командиром был Александр Изюмов. В разные годы лодкой С-164 командовали И. Рябинин, А. Карлов, Т. Межалис, А. Петроченко. В 1971 году лодка взяла приз главкома ВМФ по стрельбе крылатыми ракетами. В 1972 и 1974 годах лодка признавалась лучшей среди ракетных лодок флота. 19 апреля 1978 года лодка выведена из боевого состава флота и была разделана на металлолом в Инкермане.

 

Подводник с китайской границы

 

Родился Александр Изюмов 14 июля 1931 года  в городе Уральске Казахской ССР. Отец его к тому времени служил в пограничных войсках. Все его предки были уральскими казаками. Отец срочную службу начинал на Западной границе, окончил школу командиров  кавалеристов в Ленинграде. И его направили служить на китайскую границу  под Алма-Ата. Воинская служба отца и детские годы Саши были связаны с китайской границей. О морской службе мечтать будущий подводник стал еще в седьмом классе. Отец был тогда на фронте, а Саша рвался в Нахимовское училище. Твердо решил ехать в Ленинград. Мать отговаривала, даже классного руководителя подключила. Мол, окончишь 10-й класс, тогда и поступай в училище.



Саша подчинился воле матери, но от мечты не отказался. В девятом классе списался с училищем имени Фрунзе, получил программы вступительных экзаменов, подготовил и заранее отправил все документы. Сдал выпускные экзамены в школе, получил серебряную медаль. А медаль освобождала от вступительных экзаменов в военном училище. Сложил чемодан из фибры и поехал в Ленинград. В училище, пока остальные абитуриенты сдавали экзамены, Изюмов книжки читал. Зачислили всех кандидатами и отправили в Кронштадт на линкор «Марат». Точнее, на то, что от него осталось, когда ему нос оторвало взрывом. Там кандидаты практику проходили, морское дело изучали.  Месяц на шлюпках ходили, палубу драили, жили в большом кубрике, спали на подвесных койках. Потом еще месяц подготовки на другой базе. Изучали стрелковое оружие и его применение. Снова на яликах ходили. И лишь потом вернули всех в училище. На втором курсе курсантов разделили по специализациям. Первоначально всех готовили на вахтенных офицеров. В одном наборе учились пять рот. Вот их и назначили без всяческих совещаний и уговоров. Первая рота – штурмана, вторая – артиллеристы, третья – минеры, четвертая – гидрографы, пятая – инженеры.  Таким образом, третий и четвертый курс уже имели специализацию в обучении. Так и лейтенант Изюмов диплом получил по штурманской части. Но в те годы бурно строился подводный флот. Не хватало офицеров-подводников. И до 60% выпускников ряда морских училищ сразу оставили на курсах переподготовки. Курсы базировались в училище имени Фрунзе. А практику по легководолазному делу проходили в учебном отряде. Проучились пять месяцев. Преподавали устройство подводной лодки, приборы управления стрельбо и другие дисциплины.



Приехал в училище министр Военно-морского флота Николай Герасимович Кузнецов. Побывал на занятиях, беседовал с офицерами-курсантами, с будущими подводниками. Уехал высокий гость. И приказ выдал отправить всех по флотам. Дескать, нечего офицерам штаны за партами протирать. И поехали одни на Каспий, другие – в Севастополь. А Изюмову повезло и он отправился на Северный флот в Полярный. Расписали офицеров по 2-3 человека на лодки. Александр попал на С-16. Это еще довоенной постройки лодка «Сталинец». Через три недели пришел приказ, и всех зачислили на должности. Лодка уже не плавала, но экзамены на ней по самостоятельному управлению группой сдать удалось. Лодку С-16 сдали на утилизацию. Лейтенанта Изюмова назначили на С-165, на новенькую лодку 613 проекта. Командиром был Гаранцов. А весь экипаж прибыл с Тихоокеанского флота. Штурмана лодки в тот момент назначили помощником командира той же лодки. И Изюмов принял от него дела до прибытия настоящего штатного штурмана. Александр время даром не терял. Сдал экзамен на самостоятельное управление лодкой. Ходили в море на отработку задачи №2. Успешно. Прибыл штатный штурман С-165, а Изюмов был назначен штурманом на строящуюся лодку С-289. Командиром ее был Владимир Самойлов, будущий командир бригады в Балаклаве, заместитель командующего ЧФ, командир Ленинградской военно-морской базы.  



Сформировали экипаж и отправили в Северодвинск на двухмесячную стажировку на действующую лодку 613 проекта. Когда строящаяся лодка потребовала присутствия экипажа – перебрались в Сормово. Прошла лодка на заводе швартовые испытания. Лодку погрузили в транспортный док и по Волге отправили в Баку. На Каспии находилась сдаточная база, где строящиеся лодки проходили ходовые и государственные истытания. Испытания прошли удачно и лодка своим ходом идет до Астрахани. Вновь транспортсный док принял в себя корабли и по шлюзам самой малой скоростью в Беломорск. Мариинская система шлюзов была древней, еще петровской постройки. В Полярный пришли уже своим ходом. Лодку назначили в первую бригаду. В конце 1956 года экипаж сдал первую, а потом и вторую задачи.

 

Шпион дальнего плавания

 

Командование скучать не давало. Собрали как то молодых штурманов и приказали им отправляться в спецкомандировку. Но сперва в режиме строжайшей секретности курсы фотографирования организовали прямо в Полярном. Научили фотографировать, обрабатывать пленки, печатать фотографии. Потом дипломы гражданских штурманов выдали и мощные бинокли. В гражданскую одежду переодели. На поезде в Одессу оправили. А тут каждого из 19-ти лейтенантов-подводников первой группы в команду всевозможных судов записали в качестве штурманов. Задача стояла простая – путешествуя по миру на торговых судах в чужеземных портах присматриваться, фотографировать всякие объекты, знакомиться с театром возможных военных действий. Оригинальный метод подготовки боевых штурманов подводных лодок позволил молодым людям мир посмотреть. 


Особый отдел тщательно готовил разведчиков. Изюмову не очень повезло с назначением. Попал он на древний теплоход «Аргун» типа «Либерти» американской постройки, еще по ленд-лизу. Пароход в океан не выпускали. Но в Средиземном море поплавать довелось вдосталь. Бывали в Сирии, в Греции. В Египет, воюющий с Израилем, возили оружие. Начиная от патронов и пушек заканчивая самолетами, танками и боеприпасами. Обратно везли хлопок и бокситы. В каждом порту по неделе под разгрузкой-погрузкой стояли. Успевали разведчики сфотографировать практически все, что в порту было интересного. По возвращению в Одессу, подводники шли в особый отдел и отчитывались о командировке, выкладывали все фотоснимки и подробнейшие описания увиденного. Год отплавал старший лейтенант Изюмов на «Аргуне» и последний рейс совершил на танкере «Кострома» вокруг Европы. Командировку завершил в Питере. И был зачислен на штурманские курсы в Балтийском училище.  По окончании учебы Александр Изюмов получает назначение флагманским штурманом в дивизион подводных лодок в Полярном.





Дивизион только передислоцировался с Новой Земли, где принимал активное участие в испытании ядерного оружия. А затем в Сайда-губе Изюмов служил флагманским штурманом в бригаде ракетных подводных лодок.  Александра манила командирская карьера и он обратился к командиру эскадры адмиралу Егорову. Адмирал такое решение одобрил и назначил Изюмова помощником командира, а через несколько месяцев службы – старшим помощником. Время летело стремительно. И после командирских классов Изюмов получил назначение на лодку 665 проекта. По Беломорско-Балтийскому каналу четыре лодки перешли в Кронштадт. Но в Балтике стрельбы ракетами не проводились. Соседние государства добро на такие учения не давали. Тогда командование решило одну из этих лодок разместить в Балаклаве на Черном море. Лодка пришла теми же реками в Азов, а потом своим ходом в 1967 году в Балаклаву. Как раз перед Днем флота. И лодка сразу стала в 13-тый завод на средний ремонт.

 

Перипетии службы

 

Не сложились у Изюмова личные отношения с комбригом Маркеловым. Вроде и служба шла нормально, и с командирами лодок сдружился. Но вот раз на своей «Волге ГАЗ-21» Александр Изюмов с семьей в выходной день по горам поехал кататься. На Ай-Петри его продуло холодным ветром и слег он с высокой температурой. А комбриг его к себе вызывает и поручает подменить командира одной из лодок в Донузлаве. Изюмов докладывает, что температура под 40, самочувствие очень плохое, лекарства принимает. Просит пару дней дать отлежаться и подлечиться. Маркелов настаивает на немедленном отъезде в Донузлав. Идум к командиру дивизии контр-адмиралу Лазареву. Лазарев выслушал обе стороны и порекомендовал Маркелову другого командира подыскать для Донузлава. С тех пор комбриг зло затаил, с особым пристрастием за службой Изюмова следил.


Однажды лодка возвращалась в бухту после сдачи задачи 2. Комбриг рядом с командиром лодки на мостике стоит. Изюмов многократно проходил все повороты в фарватере, бухту знал отлично. И два поворота на 90 градусов предусматривал. И вдруг комбриг срывается в крик: «Командир, поворачивай! Немедленно поворачивай!» Изюмов в ответ: «Товарищ капитан первого ранга, я сам знаю, когда нужно поворачивать». Комбриг не унимается, кричит о необходимости поворота. Командир лодки Изюмов психанул и по трубопроводу голосовой связи вниз передает: «Вахтенный! Впишите в журнал, что в командование лодкой вступил капитан первого ранга Маркелов!» Маркелов тут же отработал назад: «Отставить!» Но с тех пор мира уже не было. Некоторое время спустя, на внешнем рейде Севастопольской бухты лодка стала на ночевку после отработки задачи. Решили в Балаклаву не уходить, еще предстояла работа на полигоне на следующий день. Стали на якорь, поужинали. Командир дал команду отработки на боевых постах. Радисты стали отрабатывать задачу подачи аварийного сигнала. Набирают шифрованный сигнал кодом, вводят в передатчик «Акула», нажимают кнопку и сигнал улетает в эфир. Но в учебных условиях сигнал подается не на антенну, а на эквивалент. В экипаж только пришел из учебного отряда молодой мичман-связист. Вот его и стали обучать. Старшина команды Толстухин все сделал правильно, но на эквивалент не переключился. Аварийный сигнал ушел в эфир. Сигнал первыми приняли не наши черноморские службы, а Москва. И началась суматоха. Семафорят запросы о причинах аварии. Лодку с якоря сняли, в Балаклаву пришли. Изюмова с командиром дивизии вызвали в штаб флота.


Командование приняло решение перевести Александра Изюмова на другую службу. Предложили военпредом в Таганрог ехать или в Севастополе в гидрографический дивизион идти. Обе должности не плохие для капитана второго ранга. Но в ноябре 1969 года Александр Изюмов демобилизовался, сошел на берег.

 

И уже в декабре того же года Изюмов по приглашению своего товарища, начальника подземных штолен Исаева, идет работать докмейстером. Восемь лет он каждый рабочий день утром проходил в подземелье через массивные броне-двери. Вечером – обратно. Александр Изюмов побил своеобразный рекорд мира по количеству подземных доковых операций. Работа велась в режиме особой секретности. Показательно и то, что командир подводной лодки и докмейстер подземного комплекса-укрытия впервые посетил хранилище ядерных боеголовок только в мае 2013 года. Спустя 34 года после увольнения с должности докмейстера.

 

Рассказ командира подводной лодки записал Владимир Илларионов. Май 2013. Балаклава


Прочитано 8963 раз

Пользователь