Пятница, 24 ноября 2017

Хуа Го-Фэн

Опубликовано в Капитан 3 ранга Макаров Сергей Владимирович Среда, 09 января 2013 08:19
Оцените материал
(6 голосов)

1. Строевой смотр


Февральский  мороз  совсем не улучшал настроения   участников строевого смотра дивизии.  А тут ещё  посыпал  колкий, подмороженный в полете снег.

Командир  одного из экипажей капитан 1 ранга Агафонов,  по прозвищу Хуа Го-Фэн, после развода личного состава для опроса жалоб и заявлений заскочил по делу в штаб. И в тёплой компании штабных офицеров, за рюмкой чая прижился, пропустив начало прохождения торжественным маршем. Носом к носу с командиром 33 дивизии  он встретился уже в холодном коридоре  на входе в штаб. Похожий  на небольшой самодвижущийся сугробик  адмирал  с неподдельным возмущением изрек : « Ну, Агафонов, ты даже не в снегу!!!»
На что был чисто военный ответ: « Разрешите изваляться, товарищ командующий?!»

2. Командирское решение


После окончания академии механический офицер Аврамов стал ещё более грамотным, чем раньше. Приступ неописуемой ярости у руководства дивизии  вызвал факт его категорического отказа принять электромеханическую боевую часть, успешно разворованной  за шестилетний ремонт, подводной лодки. Пошли встречные суды, выкручивания рук, инкриминирование невыполнения приказа. Но Аврамов стойко держался, заняв круговую оборону. Его выводили за штат, репрессировали, как могли, но времена волюнтаризма давно канули в лету и «ипатовский» метод (ипат, ипат и ещё раз ипат) спасал уже не всегда.

После ряда треволнений  офицер бросил чалки в тихой гавани службы эротики и разврата (СЭР – служба эксплуатации и ремонта) к обоюдному согласию противоборствующих сторон. Ну это было потом, а до этого пришлось офицеру идти к начальнику штаба на поклон. Срочно потребовались несколько суток по семейным обстоятельствам. Предстоящее глумление  командования  намечалось неотвратимым и извращенным, но видимо так приспичило. Чуда не произошло, особого разговора тоже. Монолог в исполнении капитана 1 ранга Агафонова в изобилии содержал свойственные  ему ёмкие, образные, многоэтажные и хитросделанные выражения, чрезвычайно обидные для адресата и  вызывающие гомерический хохот у слушателей.

Выскочил Аврамов помятым, но не побеждённым,  с жаждой мести в горячем сердце. Прямоходом залетел к Начпо дивизии. Видимо телефона доверия или журнала мудовых рыданий не оказалось под рукой. Опытный Начпо не стал действовать в режиме акустического подавления  и  выслушал наболевшее. И вот что он узнал:

Начальником штаба только, что был глубоко, с применением ненормативной лексики,  оскорблён  старший офицер. Но офицер оказался  ушлым и злопамятным. Весь разговор записан на диктофон и будет предоставлен в распоряжение военной прокуратуры. Здесь вам не тут. Слегка поправив настроение, Аврамов выскочил  из политико-воспитательного кабинета и направился к выходу из штаба. 10 секунд ушло у Хуа Го-Фэна  на телефонный разговор с Начпо. Восемь на принятие решения и звонок дежурной службе. Шесть на вызов перуполномоченного особого отдела.

На выходе из штаба Аврамову преградил дорогу вооруженный вахтенный.

- Да я - капитан 2 ранга Аврамов! Не узнал что ли, вот пропуск.

- Вас то мне и надо, а пропуск не нужен.

Разговор в кабинете  начштаба был продолжен в присутствии «особиста» Гены.

- Диктофон на стол.

- Предъявлю только в военной прокуратуре.

- Контрразведка, в вашем присутствии происходит утечка секретной
информации.

- Там только ваши оскорбления, товарищ капитан 1 ранга.

- А тактические номера подводных лодок, оперативные планы дивизии?

- Диктофон всё-таки придется отдать. Не заставляйте применять силу (это уже Гена).

Аврамов понял, что заигрался и желание блефовать, куда то пропало.

- Ребята, да я же пошутил.

Стул, схваченный за спинку Агафоновым, Гена перехватил уже в полёте.

3. Памятка.


Подводная  ядерная  красавица  нарядилась, подкрасилась перед прогулкой в очередную автономку. Десант главного штаба ВМФ с проверкой на готовность к выходу в море бодро сучил ножками по рубочному трапу.

Набралось «проверял» в этот раз до неприличия много. А каждому «сумку охотника», скромный эбонитовый сувенир, бойкий доклад о  готовности технических средств подразделения. Наконец то и штаб дивизии с нами  в одной обойме. Зная истинную картину, поддерживают, прикрывают,обещают, мотивируют. Красота. Идиллия. Высшая форма боеготовности.Как же хочется в море.  Воистину любовь к нему прививается созданием невыносимых условий на берегу. Политрабочих оказалось больше, чем  мест в каюте ЗАМа и одного помоложе пришлось отправить в свободное плавание. Тралить лодку, так сказать. Полазил он по второму отсеку, ознакомился с наглядной агитацией, полёз в центральный. Вчитался в красиво оформленные памятки при попадании в трал, при заклинке БКГР на погружение, при прочих не совсем штатных ситуациях. Его представительная физиономия, ставшая на время серьёзной, взорвалась детским восторгом. Потеряв дар речи, он содрогался в конвульсиях, тыкая холёным пальцем в одну их однообразных рамок. Там аккуратным каллиграфическим почерком  было выведено: « Командир, помни всплытие подводной лодки – это песня, а не вопли пьяных идиотов на свалке 33 дивизии» и подписано капитан 1 ранга: В.Агафонов.

Сначала рядом с ним стали кучковаться и угорать московские братья, чуть позже веселуха поразила весь центральный пост.  Находившийся там же  автор  известной  цитаты, ознакомившись с памяткой, сурово изрёк « Стадо дебилов», но глаза его смеялись.

4. Аликов


Настал счастливый день распределения по экипажам атомных подводных лодок обученного на базе дивизии матросского пополнения. «Купцы» стояли, дружески переругиваясь между собой. Каждый из них надеялся отобрать себе сливки военно-морских специалистов, чтобы уж точно превратить их в высококлассную сметану. Контингент выпускников «дивизийной учебки» в этот раз подобрался на редкость толковым, Стройные парни, большей частью славянской национальности, чётко называли свои имена и фамилии. Проходя мимо, командир корабля капитан 1 ранга Агафонов услышал фамилию матроса – боцманенка, и в глазах его появились озорные искорки.

- Этот  мой! - воскликнул он, даже не разбираясь в специальности новобранца. Другим, уже отобранным старшиной боцманёнком, тотчас поделились с союзным экипажем. Фамилия матросика ничем бы не выделялась в общем море  пополнения, если бы такой же не было у начальника штаба дивизии, с которым у Хуа Го-Фена были «сложные» отношения. Парень оказался сообразительным, трудолюбивым и через годик уже ходил с двумя старшинскими лычками. Долго и терпеливо ждал Агафонов своего звездного часа, и вот, наконец, он наступил.

Это была не сдача задачи, не какое-нибудь весёлое учение, где от субъективного отношения старшего на борту зависит половина успеха, а переход в главную базу Северного флота для показа остатков советской военно-морской мощи очередной импортной делегации, в фарватере курса на гласность и новое мышление. Старший на борту капитан 1 ранга Аликов спокойно сидел в центральном посту и методично,  в свойственной ему корректной манере, объяснял штурманам, механикам и акустикам, что уровень их знаний по специальности значительно ниже ватерлинии.

И вот, в строгом соответствии с планом, ПЛ осуществила всплытие в надводное положение. Вахтенный офицер и вахтенный наблюдатель, перед выходом на мостик в холодное и мокрое время года, начали усиленно одеваться. Море было весьма бодрым, а ветер соответственно свежим и многократный холодный душ ребятам был обеспечен. Не прошло и минуты, как по громкоговорящей связи раздался рёв раненного в жопу носорога.

«Где этот разгильдяй Аликов?! Где чёрт носит этого недоношенного полудурка?!!!» Ни сам начальник штаба, ни большая часть экипажа в первый момент не поняли: какой именно Аликов так раздраконил командира.

Моментом позже, осознав подтекст, подводники начали ехидно скалиться.

Обычно спокойный начальник штаба, покраснел до корней волос и, полыхая гневом, покинул центральный пост.

«Центральный – мостик», - продолжал разоряться командир - «Кто нибудь найдет мне этого урода – старшину 2 статьи Аликова?!»

Когда одетый в химгондон и старую канадку, суча ножками, боцманёнок выполз на мостик, Агафонов похлопал его по плечу и, хитро прищурившись,сказал: «Всё нормально сынок. Спокойно неси вахту. Я же не виноват, что у тебя такая интересная фамилия».
Прочитано 6673 раз
Другие материалы в этой категории: « Сумка автолюбителя Циркуляха »

Пользователь