Пятница, 23 февраля 2018

Несанкционированное всплытие

Опубликовано в Капитан 3 ранга Макаров Сергей Владимирович Вторник, 08 января 2013 13:37
Оцените материал
(7 голосов)

Оба реактора по 30%, вперёд  90 об/мин. За обшивкой хлюпает Гренландское море. За кормой Фарреро-Исландский противолодочный рубеж и два месяца автономки. На фоне затянувшегося режима  «Тишина» вяло протекает большая приборка. Чистота - залог здоровья! В здоровом теле – здоровый дух! Чисто не там где метут, а там где не сорят!

Короче: «Шире размах соцсоревнования!». Мыльная пена  свисает с подволока, трубопроводов, приборчиков, механизмов, распредщитов. Трюмы, каюты, рубки, гальюны и заповедные лодочные шхерки приобретают утреннюю весеннюю свежесть и натуральность первозданной окраски. Слоновка, от души разбавленная белилами, радует замыленный подводнический глаз и улучшает морально-психологическое состояние экипажа.

В центральном  работа тоже кипит. Командирскую вахту несёт  старпом Палыч. У него сегодня  прекрасное настроение и он радует подчиненных лирическими воспоминаниями.

Айсберги моря Баффина, новейшие эхо-ледомерные потуги советской науки и массовое  послепоходное помешательство участников героического похода. Образно, занимательно, увлекательно. Момент, когда боцман, перестав следить за дорогой, развернулся к пульту «Корунд» спиной, а его задница слегка переложила БКГР (большие кормовые горизонтальные рули)  на всплытие, не заметил никто.  Вахтенный механик через пару минут начал  сбор получасовых докладов об осмотре отсеков. Бодрое кукарекание вахтенных  об отсутствии замечаний и глубине 98 метров склизкими флотскими макаронами повисало на его сосредоточенных ушах. Вахтенный электрик первого отсека, к счастью,  фактически посмотревший на глубиномер,   несколько неуверенно доложил:

« Первый осмотрен, замечаний нет,  глубина 12 метров.»

- Ты что белены, объелся, окуляры протри!- на автомате рыкнул ВИМ «Каштану»* и медленно поднял голову в поисках глубиномера. Шейные позвонки хрустнули от неприятного удивления. И тут все в центральном  внезапно  ощутили легкое покачивание от набегающей волны. Боцман, почуяв  что-то неладное перестал выдавать мыло и ветошь очередным страждущим приборщикам и метнулся к пульту.

- Боцман, бля, без дифферента, на х…, на…, на 100 метров, сволочь старая!!!

Командир, после праведных трудов, ворочался в каюте, ещё в заводе  любовно оборудованной глубиномером. Будить его в планы центрального, понятно, не входило.

Но подводная лодка заупрямилась. То вверх, то вниз. Вы уж определитесь, Магелланы!

Да и поверхностное натяжение начало присасывать. Уже пять градусов на нос, а  железо тонуть не хочет, хоть «быструю» заполняй. Хорошо, что буксируемую антенну «Ласточка» ещё в Норвежском море  винтом обрубили, а то с ней ещё геморрой. Прибавили тихонько оборотов, наконец, нырнули, чуть не свалив спящего капитана с кровати. Пронесло…

Вахтенному механику, по совместительству командиру дивизиона движения, срочно требовалось кого-нибудь дрюкнуть, для успокоения расшатавшихся нервов. Роднее всех был пульт управления главной энергетической установкой.

- Так какая глубина у нас, касатики?-  ласково спросил « Каштан»* у вахтенного оператора.

-  У вас не знаем, а на глубиномере ПУ ГЭУ 52 метра, товарищ капитан 3 ранга, почему всплываем без предупреждения?- поинтересовался пульт.

-  Это сейчас, а три минуты назад?!!!

-  Глубину три минуты назад не помним, выполняем главное правило операторов «еб…о

в табло», а глубиномер сзади.  «На фасаде места не хватило»,- дополнил вторым планом киповец.

-  Погодите у меня, я научу вас  вахту бдеть,- пообещал комдив раз. А надо сказать честно: он это умел.

Закрепившись на ста метрах, поинтересовались глубиной под килем. Она оказалась внушительной: минут десять на велосипеде ехать. Отдали должное чувствительности боцманской задницы: могла ведь и на погружение рули переложить. Дело осталось за малым. В каюте командира был ещё и барограф, поставленный, прежде всего для контроля вахты в фактуре проверок прочного корпуса на герметичность. Этого «шпиона» с самописцем на мякине не проведёшь.  При всплытии обжатие корпуса стало меньше, плечи шпангоутов расправились, давление то и упало. Пришлось подставлять командира дивизиона живучести за   якобы незапланированный пуск компрессора на снятие давления с лодки, в целях обеспечения здоровья и работоспособности экипажа. Надо сказать,  что организм нашего командира 790 мм ртутного столба воспринимал хуже  2% двуокиси углерода. Леонид Павлович мужественно вынес разнос по поводу несоблюдения режима «Тишина», выполняя одну из главных заповедей подводника, да и вообще российского воина. Сам погибай, а товарища выручай. Сколько спирта-ректификата он получил в качестве компенсации, не знаю. Старпом наливал…

Через несколько лет, провожая механика  преподавать в Обнинск, вспомнили былое.

Командир так и не поверил. – Разыгрываете, черти!

_________________________

*ВИМ - вахтенный инженер-механик, «Каштан» - общекорабельная громкоговорящая связь

Прочитано 5400 раз

Добавить комментарий

Дорогие подводники! Будьте корректны и тактичны в комментариях. Не превращайте сайт в сборище хамов и скандалистов!


Защитный код
Обновить

Комментарии   

0 # Виктор 25.08.2017 20:26
Здравствуй Сережа. Какую историю ты вспомнил 30-летней давности, я аж слезу пустил от ностальгии. А теперь послушай как все было от первого лица. Да да, именно я являлся виновником данного происшествия.
Это была моя первая автономка и пошел я в нее недопущенным зеленантом, только после училища. Сплю урывками, пишу за всех вахтенный журнал, изучаю подводную лодку и пытаюсь сдавать зачеты. В тот день я решил что выучил наконец систему погружения-вспл ытия и бодрым шагом следовал в центральный пост. Я уже не бился головой о торчащие с разных сторон клапана, а ловко уворачивался от них, от чего начинал ощущать себя матерым морским волком. В центральном царил дежурный анабиоз как в фильмах про зомби, когда они еще не учуяли жертву. Лодка со скоростью 6 узлов шла на глубине 60 метров. Подойдя аккуратно к старпому я нарушил тишину громким докладом "РРРазрешите сдать вам систему погружения-вспл ытия!" Александр Палыч Бут сидел приняв форму кресла. Он медленно приоткрыл левый глаз. Повернул его сначала в мою сторону, потом куда-то в переборку и спросил "Что это?" Я мысленно провел линию от его левого зрачка, перпендикулярно сетчатки и линия эта уперлась в большой красный вентиль над головой боцмана. Я конечно же не знал что это за вентиль, смотрел на него и морщил лоб. "Иди читай" -произнес Палыч и с умилением закрыл левый глаз. Придется читать. Благо на подводной лодке все клапана имеют шильдики с надписями. Что бы добраться до этого клапана нужно было пройти мимо полуспящего боцмана и его пультом управления рулями. Пульт назывался "Шпат", а не "Корунд". Тут ты, Сережа ошибся. Мы же в эту автономку ходили не на родной 388-й, а на 254-й. Был бы "Корунд", не было бы и этой истории. Пульт "Шпат" имеет такую особенность. Боцман занимает нужную глубину и устанавливает носовые рули на автоматическое удержание глубины, большие кормовые рули на автоматическое удержание диффирента, а вертикальный руль на автомат курса. И все. Можно дремать. Никуда она не денецца. А что бы руль снять с автомата, достаточно легонько коснуться джойстика ручного управления и руль уже слушается джойстика, а не автопилота. Что бы поставить его на автомат нужно вернуть джойстик в ноль и нажать утопленную кнопку.
Так вот, что бы добраться до желанного клапана мне нужно было протиснуться между боцманом и его пультом "Шпат". Я в училище учился в культурной столице, не то что некоторые, и прекрасно знал как надо в театре в пробираться к своему месту. Лицом к зрителям. Лицом, а не тыльной частью. Вот я и стал пробираться лицом к боцману, а тыльной частью к "Шпату". И тут моя тыльная часть чего-то коснулась и послышался тихий щелчок. Одновременно с этим открылись глаза боцмана. Я решал что это его глаза так со щелчком открываются. "Че ты тут делаешь?" - буркнул боцман. "Да я вот, это самое, клапан мне нада". "Проваливай отсюда!". Я быстро шмыгнул к клапану, прочитал его бирку "Аварийный клапан продувания ЦГБ №5 правый борт" и тут же выпрыгнул обратно. Боцман посмотрел на глубину, дифферент, курс, буркнул еще что-то неразборчивое в мой адрес и успокоившись начал погружаться в анабиоз. Я решил сразу не будить старпома, походить, почитать другие клапана, находящиеся в его зоне видимости. Пришло время получасового доклада. ВИМ лениво принимал эти штатные доклады и эти доклады не нарушали общий покой, пока ВИМ не принял доклад от вахтенного первого отсека. "Докладывает матрос Постнов. Первый отсек осмотрен, замечаний нет. Глубина 10 метров!". ВИМом был Леонид Палыч, старый комдив. Такой не ответит просто "Есть" в ответ на монотонный доклад, Глубина 10 метров это что? Но доклад какого-то вахтенного матроса был не достаточным основанием что бы старый ВИМ поднял голову и взглянул на глубиномер. Это было выше его достоинства. Он красноречивыми выражениями объяснил матросу Постнову где находятся у него глаза и отвесил несколько комментариев в адрес его учителей, которые учили его читать буквы и цифры. Комплименты в адрес матросов было обыденным делом и находящиеся в анабиозе обычно на них не реагировали. Теперь про Пульт ГЭУ. Там ребята сидят хитрые и "Каштан" связи с пультом ГЭУ в центральном посту всегда с нажатой и заблокированной кнопкой. Это для того что бы на ПУ ГЭУ всегда слушали что происходит в центральном и были в курсе событий. Там ребята не гордые и после ругани Леонида Палыча они взглянули у себя на глубиномер и позвонив в центральный доложили "Пульт осмотрен замечаний нет. Глубина 10 метров." Доклад с пульта был для ВИМа веским основанием для того что бы взглянуть на глубиномер. Он медленно стал запрокидывать голову и замер. Видимо в такие мгновения мозг подводника посылает какие-то невидимые сигналы тревоги в радиусе 10 метров. Резко встрепенулся вахтенный БИП КБЧ7, резко взглянул на глубиномер, рефлекторно схватил параллельную линейку и наотмашь врезал по лысому затылку боцмана. Из штурманской рубки с огромным атласом лоций Баренцева моря выбежал штурман с глазами насаженного на кол филина и рванул к боцману. Боцман как нашкодивший кот втянул голову в плечи и принимая удар атласом схватился руками за джойстики рулей и в считанные секунды без дифферента вернул лодку на глубину 60 метров. Так что никто даже не почувствовал. Но это его не спасло. Старпом уже вскочил со своего кресла и кричал что-то про сексуальную ориентацию боцмана, БИП и штурман поочередно отвешивали ему леща когда боцман пытался оправдываться. Остаток вахты прошел для всех бодро. Я стоял в стороне и наблюдал за всем этим с наслаждением. Всегда приятно смотреть на какую-нибудь заварушку когда ты не при чем. Но тут я почувствовал что-то не ладное. Боцман сидел красный как рак и ему уже не позволяли даже на миг повернуть голову от пульта. Так вот голова его смотрела в пульт, а глаза как у рака вылезли из орбит и развернулись на меня. По губам боцмана я прочитал "Падла!" Чего это он?- подумал я. Это он о ком? Мысленно я начал откручивать время назад. Вот я читаю бирку на клапане, вот я пробираюсь мимо боцмана и вот он щелчок. Этот щелчок теперь ударом молнии оглушил меня. Я спрятался от взгляда боцмана за перископ, сердце мое стучало так, что вот-вот вылетит нахрен. Я только что чуть ни утопил подводную лодку. Я снял носовые рули с автомата глубины и это счастье что лодка стала всплывать, а не погружаться. Видно своей тыльной частью я качнул джойстик на всплытие.
Нет нет. Боцман меня не вложил. Только когда проходил мимо меня по узкому центральному проходу пихнул меня своим толстым животом так, что я улетел в каюту которая была ближайшая в проходе.
Эту историю решили не разглашать и ни в каком журнале не фиксировать. Даже командир ничего не узнал.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Пользователь