Интервью «Russian Submarine»

Опубликовано в Музыка Вторник, 06 ноября 2018 10:02
Оцените материал
(0 голосов)

В эфире Александр Викторов

 

Друзья! Сегодня в кают-компании «Russian Submarine» автор, исполнитель любимых песен подводников, журналист и очень интересный человек — Александр Викторов.

Добрый вечер, Александр. Рад видеть Вас в нашей «Кают-компании». Мы тут в сообществе иногда «пиратствуем» Вашими песнями из альбомов «Автономка». Песни настолько близки всем нам, исполнены искренне и правдиво, что не возможно удержаться от соблазна разместить в ветке сообщества клип с песнями в Вашем исполнении. Раскрыть полностью тему подводного флота без песен о службе практически не возможно. Очень многое, что было написано и спето о подводниках, хранилось на магнитофонных плёнках практически у всех служивших на подводных лодках, а Вам удалось собрать всё это наследие в альбом и придать профессиональное исполнение и звучание. Сам их часто слушаю. Мне всё нравится. Что можно считать отправной точкой в Вашем творчестве, когда случилось начало?

 

Мне посчастливилось родиться в поющей семье. Все «картинки» из детства, так или иначе, существуют в музыкальном сопровождении моих родителей. Папа и мама музыкального образования не имели и не имеют до сих пор, но дуэт у них фантастический. Русские песни, украинские, эстрада, арии и дуэты из опер и оперетт. Понятно, что это художественная самодеятельность, но для меня ребенка это было очень важным. Находиться в творческой среде и не стать хоть чуточку артистом, мне кажется невозможно. Первый мой концерт «на весь лес» состоялся в году 73-м, во время семейного сбора земляники. Я помню высокую, почти в мой трехлетний рост траву, пенек и то, как я стою на нем и пою. То была (по воспоминаниям мамы) песня «Червона рута». По воспоминаниям родителей, любил я «попеть» на вокзалах и в аэропортах, чем вгонял их в краску. Нет, не потому, что плохо пел, просто очень громко). А папа мой в то время служил врачом на лодках 613 проекта, поэтому в семейном репертуаре обязательно были морские песни.

 

И как-то все сложилось и музыка, и флот, и все это рядом. Приезжая в отпуск, куда-нибудь в «сухопутье», я искренне удивлялся отсутствию военных в черной форме.

 

Классе в седьмом были освоены первые гитарные аккорды. Помню, мы жили в Лиепае и к нам в гости приехал папин сослуживец. Именно от него я услышал песню «Девятый отсек» и тут же перерисовал аккорды и текст.

 

 

То, как эта песня записана в альбоме «Автономка-1», это и есть «еще тот» вариант. В подростковом возрасте в моем багаже было до десятка флотских песен, но все, кроме «Девятого отсека» и «Раскинулось море широко» были написаны профессиональными авторами. Тогда же появились и слушатели, чьи отцы тоже служили на флоте. А когда есть слушатель, то появляется мощный стимул к расширению репертуара и повышению его качества. Так что отправная точка у меня больше похожа на тире.

 

Знаю, что Вы из флотской семьи, какое-то время жили в Палдиски. Кстати, мои родители тоже там жили, а я в то время уже учился в военном училище. Какое самое яркое впечатление из детства повлиявшее на выбор профессии в будущем?

 

Палдиски помню смутно. Помню папу, вернувшегося из автономки с большим пакетом шоколадок. Помню, как решил самостоятельно сесть в таллинскую электричку, но был ссажен (город-то закрытый). В гостинице напротив нашего дома жили подводники-«северяне» с семьями. Там у меня появилась первая подружка - Наташа. Мне было года четыре с половиной, ей три с половиной. Мою нынешнюю супругу тоже зовут Наташа. Ее семья жила именно в этот период, именно в этой гостинице. И у нее был лучший друг -Саша, по словам тещи, «постарше и чернявенький такой». И моя мама про Наташу подтверждает. Так что, хотите верьте, хотите нет, а так бывает… Правда, познакомились с Натальей второй раз мы уже на Камчатке. Но это уже другая история…

 

 

По поводу профессии, у меня четкого понимания долго не было. Папа врач (хоть и военно-морской, но врач), бабушка терапевт… Я с детства тоже бредил «устройством человека»). Да, я хотел стать врачом! В более сознательном возрасте я начал понимать, что быть врачом это интересно, но чересчур статично. А мне хотелось эмоций, динамики, смены мест и картинки за окном. Как не странно, но сильнее всего повлияла на мою дальнейшую жизнь видимая, надводная часть Флота. И это был парад на День ВМФ в Тосмарском канале Лиепаи.

 

 

Когда красавцы корабли выходили из канала и палили из всего куда-то туда, в море… Я понял, что это громко, но Ооочень красиво.

 

А потом я увлекся радиоспортом и радиоэлектроникой и выбор произошел сам собой.

 

Вы курсант военного училища, времена тогда были тяжёлые, не было соблазна изменить вектор жизни тогда?

 

Я поступал в 1987 году. Мандраж конечно присутствовал, ибо с математикой (именно с математикой!) отношения по жизни не складывались. Физика и геометрия давались, а она -нет. Но, тут повезло, в каком-то смысле. Первые два экзамена были гуманитарные и там я заработал все что смог и хотел. Физику сдал на четверку. А дальше, «зачетка сработала» и на математике я выжил).

 

В 87 и 88 было как-то все ровненько. Дефицит, конечно, был, но мне после Смоленска (последнее место службы отца) он казался изобилием. Да и раскисать на первом и втором курсах было особо некогда. Все из-за этой математики.

 

 

На третьем курсе стало как-то свободнее, до и увольнения могли быть каждый день. Вот тут-то к уставной жизни стали подтягиваться все иные ее формы. Со всеми своими плюсами и минусами. Захотелось вдруг перемен.

 

 

Причем именно перемен к лучшему. Вряд ли я тогда понимал, что перемены приведут к развалу нашей большой Родины и к миллионам маленьких и больших трагедий.

 

Потом Вы служили на Камчатке. Как туда попали? Для молодых читателей поясню, что раньше на Камчатку и Север шли служить лучшие из лучших?

 

Нет, отличником я не был. Впрочем, двоечником тоже. Один раз стал «Академиком» в зимнюю сессию, получив двойку по политэкономии.

 

В остальном- все ровненько, без особых загулов и залетов. Ближе к выпуску стало понятно, что основная масса будущих лейтенантов стремится служить на Балтике (это местные или обросшие местными женами), или на ЧФ (там хотя бы тепло). Основные «сражения» были на этих фронтах.

 

Самым бесперспективным с любой точки зрения было распределение на ТОФ. Призрак БРЗК «Урал» с нерешенными вопросами электромагнитной совместимости пугал наши неокрепшие умы и души. На Камчатку я попросился. Сначала на стажировку в Рыбачий (Вилючинск-3). И мне удалось туда попасть. Стажировка выглядела довольно странной. В начале 92-го года основную часть населения и служивого, в том числе, заботило, как свести концы с концами. В начале 90-х почти все гарнизоны необъятной страны выглядели крайне депрессивно. Но в Рыбачем был ансамбль! В ДОФе! И мне удалось в него вписаться. Поэтому, на Камчатку и только на Камчатку.

 

 

1992 год, тяжелейшее время в нашей стране. Лейтенант Викторов прибыл служить. Были ли у Вас противоречия реальности, в которую попали и теми мечтами, которыми мы все жили, учась в военно- морском училище?

 

Не могу сказать, что я был реалистом на тот момент, скорее романтиком. Да и в двадцать лет на некоторые вещи смотришь иначе, чем в пятьдесят. Может не так драматизируешь, смотришь на все происходящее поверхностно. На лодку я пришел в августе 1992-го (командир Игишев С М) и первое время мы «морячили» весьма активно.

 

Потом железо начало ломаться и мы встали… Корабли в СССР строила вся страна, теперь ее не стало. Не стало и запчастей. Конечно, это очень сильно огорчало. Особенно на фоне дикой инфляции и прочих бытовых неурядиц. Часто прикомандировывали на выход в море к другим кораблям.

 

 

В свободное время пел в кабаке «Нептун» (благо статус военнослужащего это позволял, ибо творчество), участвовал в каких-то конкурсах. Жизнь хоть и была сложной, но очень веселой.

 

 

Вы видели где-нибудь в Калуге или Твери, чтобы люди в 5 утра перевозили на саночках мебель? А я на Камчатке видел! К 97-му году я понял, что ничего путного из меня здесь не вырастет. Благо заканчивался мой контракт и я его продлевать не стал.

 

Мои однокашники, друзья по Камчатке помнят Вас, ещё когда Вы служили. Потом Вы приезжали уже с концертами. Какие были ощущения внутренние именно при возвращении в подводную среду, но уже в новом качестве?

 

Переход был относительно безболезненным. Я четко понимал, что в охранники я не пойду, а буду заниматься творчеством. В последние годы службы удалось скопить некоторую сумму. Половина суммы на материке была потрачена на бытовую технику, а половина на профессиональную аппаратуру.

 

И я пошел музыкантом в кабак. Репертуар был, аппаратура была, «Мурку» и «Таганку» знал.

 

В 98-м поругался с местными бандитами и уехал в Москву. Там работать было интереснее из-за высочайшей конкуренции в среде музыкантов. Нужно было иметь свое творческое лицо. Одновременно стал подрабатывать в рекламной студии, где создавались ролики для различных радиостанций. «Окучивал» Билайн и много чего поменьше). Школа, конечно колоссальная!

 

 

В 1999 записал на студии первый «попсовый» альбом про любовь, который оказался никому не нужен, даже мне. И совершенно случайно были записаны две песни «Девятый Отсек» и «Тихий Океан». И тут их взяли в сборник на диске!

 

Вы не представляете, насколько я был горд и счастлив. В 2001 году выходит первая «Автономка» (по сути из тех песен, что я знал пел на тот момент сам). А потом, мы с товарищем сняли кино. За шесть месяцев, вдвоем. И это фильм показал Первый канал (тогда ОРТ), вечером в прайм-тайм. Фильм назывался «Русская глубина». В нем мы попытались объяснить зрителю роль Подводных Сил во внешней политике СССР. Сейчас я уже этот фильм смотреть не стану, но именно так я попал на работу «в телевизор». Где тружусь и сейчас. После увольнения в 1997-м на лодках бывал еще около дюжины раз.

 

 

Моим первым проектом на НТВ был фильм «Уйти, чтобы вернуться». В сентябре 2001 мы ходили на АПЛ «Томск» на учения. Собственно, об этом и был фильм). Находясь на «Томске» поймал себя на мысли, что «а руки-то помнят».

 

 

Расскажите пожалуйста о концертной деятельности, много ли ездите по стране?

 

С концертами сложный вопрос. В моих альбомах играют «сессионные» музыканты. То есть, аранжировщик создает некую «рыбу», а потом приходят музыканты и каждый записывает свою партию. Звукорежиссер все это сводит в единое произведение. Так вот, стоять одному на сцене и петь под «минусовку» не очень комфортно. До сих пор убежден, что для концертной деятельности нужен коллектив. А его на данный момент не существует. Да и музыкой нельзя заниматься чуть-чуть. В нее нужно погружаться ежедневно и ежечасно.

 

Нынешняя основная работа не оставляет на музыку времени. К тому же, я до сих пор не ставил задачу коммерциализировать проект «Автономка». В Google и Apple, Яндекс Музыке, ВКонтакте и Одноклассниках, давно официально размещены все мои альбомы. Это приносит совсем небольшие деньги. А вот чтоб концерты и чтоб с билетами, это я пока не понимаю, как сделать. В прошлом году было два выступления в Питере на закрытых мероприятиях. Был гонорар и оплаченная дорога. Так что, приглашайте, что-нибудь придумаем.

 

 

Какая на Ваш взгляд песня о подводниках, флоте, не из Вашего репертуара, нравится Вам больше всего?

 

Очень рад, что есть авторы и исполнители, которые поют про жизнь и службу подводника. Идеальное попадание, это когда песню принимают и профессиональные моряки и она понятна обывателю. Очень нравится творчество Александра Валявина и песня «Люк 10-го отсека». Считаю его творчество находкой в наше время, когда вроде все уже спето и рассказано. Трогательно, без пафоса и жизненно.

 

Уже много песен записано, я так понимаю ещё будут проекты, а какая песня, теперь уже из Вашего репертуара, ближе всего Вам?

 

Ближе, конечно то, что записано недавно. Я имею ввиду «Автономка-4». За подводников!». Альбом получился немного «пьющим», но так сложилось). Там и матросские «переделки» из 70-х («Над нами двести сорок», «Подводники Заполярья») и серьезная поэзия Александра Коротынского («За подводников!», «Сто метров»)

 

Огромное спасибо за подробное и откровенное интервью. От имени «Russian Submarine» желаю Вам творческих успехов, ждём новые песни. Уверен, что они будут. Удачи во всём, особенно в Вашей новой профессиональной деятельности — журналистике. Профессия не менее опасная, чем служба на подводных лодках.

 

Желаю всем читателям «Russian Submarine» мира, добра и всего самого наилучшего.

 

В заключении хочу обратить внимание читателей на ссылки, которые я приведу ниже. Очень интересный материал, рекомендую к прочтению.

«Воспоминания врача дизельной подводной лодки»

Подполковник медицинской службы Викторов Виталий Львович.

http://avtonomka.org/vospominaniya/content/160-p-pk-m-s-viktorov-vitalij-lvovich-vospominaniya-vracha-dizelnoj-podvodnoj-lodki.html

«Путевые заметки бывшего подводника»

Александр Викторов

http://avtonomka.org/putevye-zametki.html

Ну и конечно ссылка на ютуб-канал, в котором размещены все песни Александра Викторова.

https://www.youtube.com/user/wwwavtonomkaorg

Прочитано 365 раз
Другие материалы в этой категории: « "Автономка-4" (За Подводников!) Официальный альбом

Оставить комментарий

Пользователь