Вторник, 28 Март 2017

Ошский котел

Опубликовано в Путевые заметки бывшего подводника Пятница, 30 Июль 2010 06:35
Оцените материал
(5 голосов)

Вступление

Сегодня, 19 июня вернулись из командировки в Киргизию. За неделю намотали по горам более 2000 км. Устали. Прежде всего, от атмосферы ненависти и злобы, горя и отчаяния, которыми пропитан юг Киргизии, вся Ферганская долина. Горе людское.

Может быть,  подобные отчеты покажутся многим  однообразными. И правда, что интересного в том, что постоянно в «путевых дневниках» повторяется: «сели в машину, поехали, успели, не успели…».  Человек, который сидит в уютной московской или лондонской квартире всегда знает о событии значительно больше. Он получает всю информацию. Радио, ТВ, газеты, интернет,- все в его распоряжении. Он анализирует, сопоставляет. Мы же создаем те песчинки, из которых и складывается общая новостная  картина. Попытаюсь сконцентрироваться на личных впечатлениях от увиденного и пережитого.

 

 

Дорога на Юг

Как говориться – «накаркал». В субботу 12 июня вернулся из Ташкента. Был на ШОС. Мероприятие скучнейшее, но тема «ситуация в Кыргызстане» была, чуть ли не основной на нем. Не надо быть особо проницательным, чтобы понять, что Киргизия стоит на грани.

Так вот,  по пути из аэропорта Домодедово заехал на работу.

-Что с Киргизией?

-Пока тихо….

- Имейте меня ввиду. Если что…

Приехал домой, забросил вещи в стиральную машину (в Ташкенте было под 40!). Звонок.

-Ну что,Александр,  накаркал?! Летишь в Бишкек?

-Лечу!

-Завтра утром самолет.

-Надо так надо! Сам напросился…)

Внутренне, конечно боязно, но именно такие события помогают не скиснуть на «паркетной» работе в Москве.  С точки зрения журналистики,- «война это Интересно». Уж простите меня, друзья,  за цинизм.  На войне есть эмоции, судьбы, динамика. Все это гипертрофировано, выпукло, ярко, многогранно, контрастно.

Ну да ладно… Снова еду на работу в телецентр. Дозваниваюсь до Бишкека, ищу машину для поездки на Юг. Проблематично.  Я все понимаю. Для того, чтобы согласиться на подобное «путешествие», нужно быть «немного не в себе». В конце концов, такой человек  найден.

Нас летит четверо. Корреспондент Коля Захаров, оператор Максимов Олег («Максимка»), монтажер Коля Прага (альпинист со стажем), ну и я, собственно.

План такой: «Прилетаем в воскресенье к полудню. Садимся в минивен Хонда и чешем на Юг. Не успеем доехать засветло, где-нибудь заночуем, но к событиям будем ближе»

Прилетели. Нас встретил водитель Талайбек, вылитый потомок Тамерлана. Метра под два ростом и с двумя высшими образованиями и прекрасным чувством юмора.   Обклеиваем машину «опознавательными знаками» НТВ и TV. Все, можно двигаться  на Юг! Но тут…. звонок из редакции. И «сегодня мы уже никуда не едем»… Корреспондента напрягли на «Итоговую программу», которая как раз в воскресенье и выходит. Какая же редакция откажется от услуг корреспондента, если он «на месте событий». День командировки потерян!

Вечером отправили в Москву материал через телекомпанию «Мир» и пошли поесть в кафе, что неподалеку. За соседним столиком два русских полковника кыргызских ВС. Танкисты.  Подхожу поспрашивать «о том о сем». Полковники немногословны и чувствуется, что эмоционально подавлены. Поговорили о событиях на Юге. На мой вопрос, «а где ваша армия?» они замялись.

- А ты думаешь армия на чьей стороне в этом конфликте?-  спрашивает меня один из них.

-Думаю должна быть на стороне народа…

Ответа не последовало, полковники загадочно улыбнулись. Что они имели ввиду?

 

В 4 утра понедельника выезд из гостиницы. Дорога через перевал. Высота более 4-х километров. Дорога пустынна. Изредка попадаются легковые авто. Странное ощущение от того, что ни в попутном ни во встречном направлении нет ни одной военной или полицейской машины. Если на Юге все пылает и там «работают» силовики, то хотя бы их Тылы должны ездить.  Странно.

Время тянется медленно. Талай демострирует чудеса вождения на горных серпантинах.  Часам к 2 местного времени начинаем понимать, что война  где-то рядом.  Нагоняем колонну Красного Креста из трех машин. Два белых джипа и микроавтобус. Едут на приличной скорости, поэтому пристраиваемся к ним в колонну. Очевидно, им ехать туда же куда и нам.

На импровизированной остановке выясняем, что колонна едет в Джалал-Абад, везет медикаменты в больницу. В колонне два врача, остальные- местные водители. Одного врача зовут Пьер, он француз. Прекрасно говорит по-русски, даже шутит. Берем у него короткое интервью.  Второй-  швейцарец врач-нейрохирург.  С ним только по-английски.  Обмениваемся телефонами на всякий случай. Едем дальше.

Въезжаем в Ноокенский район. На дороге начали появляться «блок-посты». На них люди, вооруженные дубинами и охотничьими ружьями. Это кыргызы. У некоторых вижу автоматы. Но это не милиция и не военные. На каждом посту импровизированная баррикада из камней поперек дороги. Через проломы в камнях, а где и  по обочине проезжаем дальше. Люди с дубинами что-то кричат нам вслед, машут руками.

В поселке Базар-Курган (километров 35 от Джалал-Абада) еще пару блок-постов. На них нам говорят, что «в Джалал-Абаде война, а где-то на перевале перед ним работает снайпер, который мочит всех без разбора».  Вдоль  центральной улицы  Базар-Кургана  горят несколько домов.  Возле них машины без номеров, в них кто-то что-то грузит. Мародеры.

В трех километрах от Джелал-Абада спускаемся с перевала. Указатель  направо-  «Кыш Завод». Едем прямо.  По левую сторону промасленная дорога и несколько сгоревших и перевернутых авто.  Их остовы едва дымятся, но ясно, что это случилось сегодня утром.  По дороге разбросаны домашние вещи. Справа в кювете белая Газель, почти целая. Уже виден поворот на город. Над ним поднимаются столбы черного и белого дыма. Выстрелов не слышно. На душе хреново.

Колонна Красного Креста делает остановку. К нам подходит Пьер

-Мы связались с комендантом Джалал-Абада. Он сказал, что в город ехать нельзя, он не может обеспечить безопасность. Поэтому мы поедем сразу в Ош, там спокойнее. Вы с нами?

Конечно было бы не плохо поехать с ними, шансов доехать больше… Но до эфира в Москве остаются считанные часы, а нам еще надо смонтироваться и перегнать по спутниковому интернету картинку. Если будем все время «кататься», то страна ничего не увидит и всем нашим мучениям грош цена.

Прощаемся с Пьером. Сами перебираемся от «тревожного места» выше, к указателю «Кыш Завод». Коля пишет текст. Пытаемся «на коленке» собрать материал. Тут мы понимаем, что  родная телекомпания не зря наградила нас раритетом- компьютером НР с оперативкой 512МБ. Таких дивайсов уже не бывает! Все о-о-о-о-о-чень медленно! На каком-то этапе чудо-агрегат расходует половину своей батареи, переходит в «экономичный режим» и вообще отказывается что-либо считать.

Теперь нам нужна обычная розетка. Банальная, любая, но с напряжением в 220 вольт.

В Джалал-Абаде нет света. Возвращаемся в Базар-Курган. На блок посту возле речки останавливаемся. Берем пару интервью у дружинников-ополченцев. Обстановка нервная, но НТВ там знают (многие работали в России), поэтому охотно общаются. Все в один голос утверждают, что в них стреляли узбеки из автоматов, а у кыргызов  только вот эти колья и охотничьи ружья.  Время идет и я нервничаю.

-Мужики, а где здесь можно остановиться?

-А вот, за мостом гостиница, там можно.

- А там места есть?

-Есть. Там хозяин узбек был. Теперь мы хозяева!

Подъезжаем к гостинице. Абсолютно целая, въездные ворота нараспашку. Охраны нет, но двери в гостиницу закрыты. Ищут ключи. Что-то как-то не очень хочется спать в «трофейном» помещении. Решаем не останавливаться здесь.

-Мужики, а может лучше в частный дом?

Рядом оказался Рустам. Приглашает всю группу к себе домой. Опять едем. Дом большой. Точнее два дома. В одном живет он со своей  семьей, другой отвели нам. Места сколько хочешь, только в доме нет ни единого стула. Все местные сидят на ногах или корточках. Возможно, это и удобно, но наши «европейские» ноги заходятся через пять минут от сидения на них.

Корреспондент и оператор уезжают еще что-нибудь снять, невзирая на комендантский час, который наступил с 18.00. Но власти все равно нет!  Мы с монтажером остаемся в доме. Пытаемся «слить» материал в Москву. Нас облепляют хозяйские дети. Еще бы, чудо, невиданное в этих местах- «телевидение из Москвы приехало»))).

Коля Захаров возвращается со съемки. Наснимал несметную кучу пожарищ и интервью. Сказал, что почти все узбеки из Базар-Кургана сбежали в сторону Узбекистана. Обращаемся к Рустаму за помощью. Нужны узбеки, которые не ушли. Теперь уже я еду с ним к узбеку, а корреспондент остается в доме писать текст на «вечер».

Пишем интервью. Он говорит о том, что «это его Родина и он никуда не поедет, здесь похоронены его предки». В конце интервью узбек и его кыргызские соседи жмут друг другу руки. Выглядит вполне естественно. Для нашего репортажа это крайне важно. В подобных сюжетах надо обязательно соблюсти баланс, сохранить нейтральную позицию, во что бы то ни стало. Иначе  можно подлить масла в огонь конфликта. А горит здесь сразу и очень хорошо.

На выпуск 19.00 кое-как успели. Сил уже нет.  В соседнем магазине купили яиц и колбасы (ничего другого там не оказалось). Легкий ужин разморил, спать планирую на улице. Гигантский топчан под деревом грецкого ореха.  На сон грядущий позвонил Пьеру. Их колонна благополучно добралась до Оша, доставила лекарства. Узнаю у него телефон коменданта Джалал-Абада. Планирую позвонить тому утром, чтобы выяснить обстановку.

Завтра в Джалал-Абад!

Государственная граница

Проснулись с рассветом. Спать на свежем воздухе необычайно. Голова светлая. Мысли трезвые. Настроение поганое. Водитель Талай говорит, что без гарантий безопасности в Джалал-Абад не поедет. Звоню в Останкино.

-Есть что по агентствам?

-Все тихо

Звоню коменданту Джалал-Абада

-Как обстановка?

-Все тихо, путь свободен. Подъезжайте к администрации Базар-Кургана, обратитесь от моего имени, пусть дадут сопровождение.

-Есть!

Едем в администрацию. Перед нею колонна милицейских машин, они собираются на границу, возвращать узбекских беженцев. Верится слабо…

Иду в зданию администрации. Перед входом сотрудники кыргызского ФСО.

-Мужики, передаю просьбу коменданта дать нам сопровождение

-Нет машин, но мы через минут 40 поедем.

Добро. Есть время смотаться на границу? посмотреть что там. Выдвигаемся. До нее километров 20. На полпути стихийный митинг кыргызов. Увидев, что мы российские телевизионщики, старейшины просят записать на камеру «официальное обращение» к власти. Зачитывает его этнический узбек, мужчина лет 55.

-Пункт первый: Не пропускать узбеков без проверки на отсутствие оружия. Второй: выявить зачинщиков и осудить…. Третий: Передать под командование местной администрации 50(!) российских солдат, для обеспечения безопасности им стабильности…. И так до шестого… Последний пункт требований гласит: Никого не пропускать в сторону границы и обратно, пока не будут выполнены эти требования.

Только этого не хватало! Именно нам туда и надо…

Сели в машину. Открыл стекло и кричу в толпу

- Мужики, но мы ведь не Власть, мы- Пресса, пропустите пожалуйста…..

Толпа расступается. Проезжаем в сторону границы через баррикаду из камней и тракторного прицепа. Еще километров 15 и мы утыкаемся в ….узбекских пограничников. Кыргызов на границе нет.  Пограничники отвернулись от камеры.  Они стоят на небольшом мосту (метров пять шириной), по ту  сторону несколько БТРов. Стволы пушек развернуты в сторону Киргизии. На кыргызской стороне этнические узбеки,  их десятки тысяч, на несколько километров вправо и влево от моста. Над сидящими на корточках людьми стоит непрерывный вой и стоны. Нас окружают люди. Много людей.  Каждый хочет рассказать  свою историю и свое горе. Видя, что телеканал из России все кричат:

-Где российские войска!?  Почему Россия допустила это?! Где Путин, Медведев, почему они молчат!?

-Я… не знаю!

Я и вправду не знаю… Самое ужасное, что мы сможем помочь этим людям только тем, что покажем их и их историю. И все.

Еле уезжаем. Эмоции узбеков на пределе. Уже три дня они ждут прохода на узбекскую территорию на солнцепеке, без воды и пищи. Но граница закрыта. Пропустили туда только женщин с детьми.  Главный вопрос у всех узбеков «за что все это!?»

Я не могу ответить на этот вопрос. Я знаю, что хлеб будет и вода будет, но домой вернутся не многие из них. Увы. Многим просто некуда возвращаться, а нищим быть все равно где, на территории Узбекистана или Киргизии. У многих домов уже нет, они сожжены.

Уезжаем с тяжелым сердцем. Талай молчит. Ему неприятно то, что происходит. Как этнический кыргыз, он ищет оправдания происходящему, но соглашается, что это ужасно и смотреть на это не возможно. Это и не его война! Мир сошел с ума!

Возвратившись к администрации в Базар-Кургане, попадаем в кортеж Омурбека Текебаева, зама Розы Отунбаевой. Колонна движется на огромной скорости в сторону  Джалал-Абада.  Падаем на хвост!))  Вдоль дороги военные, через каждые 200 метров. Где же вы были вчера, милые! Через 30 километров попадаем в аэропорт. Текебаева в кортеже нет, он должен прилететь на вертолете на местный аэродром.

Здравствуй, Джалал-Абад!

Джалал-Абад

На летном поле Джалал-Абадского аэродрома выставили охрану. Причем это не военные, а кыргызская ФСО. Ждем Текебаева, который вот-вот приземлится.  Ближе к зданию аэровокзала-курятника, рядом с плакатом «Добро пожаловать!»  носилки с ранеными. Здесь и кыргызы и узбеки. Рядом.   Некоторые раненые сидят на лавочке неподалеку.  Пытаемся пообщаться с пострадавшими. Нас мучает вопрос, из-за чего все началось. Один из легкораненых узбеков пожимает плечами. Может говорить не хочет, а может и вправду не знает. Да, и опрошенные кыргызы, ничего «про причины» не знают. Максимум на что они способны, рассказать про обстоятельства своего ранения, да о том, что власть плохая.

Приземлился Текебаев. Берем короткое интервью по ситуации на Юге. Он рассказывает  о стабилизации ситуации, провокаторах, снайперах и о том, что генпрокуратура КР во всем разберется и всех накажет.  Чувствуется, что чиновник нервничает, от каждого его слова зависит ситуация.

Под прикрытием охраны кортеж уезжает. Мы остаемся возле аэропорта. К нам подходит невысокий кыргыз в черной майке, представляется дружинником из Бишкека Абдераимом. Он представляет некое «народное» движение и все события в Джалал-Абаде видел своими глазами, патрулируя вместе с узбеками проблемные районы.  Обещает все показать, как есть.

Едем. Дорога от аэропорта идет вдоль сожженных домов. Некоторые еще дымятся. На перекрестке останавливаемся.  Рядом со сгоревшим узбекским домом, сломанная БМП.  Со стороны двора доносятся женские крики.

-Здесь сожгли двух женщин - сказал Абдераим-  Заживо сожгли. А вот эта БМП обстреливала дом, пыталась пробить ворота. Потом машина сломалась и ее бросили.

-Кто бросил?

-Какие-то люди. В форме. Пойдемте, покажу, что эти сволочи сделали?

Заходим во двор. На земле расстелены белые простыни. На них то, что  осталось от двух женщин. Собственно, осталось не так уж много.  Останки одной, размером с ребенка и обугленная голова другой в картонной коробке.  Вот и все.

Берем короткое интервью у хозяина дома.  Кажется, даже он, в некоторой растерянности от произошедшего.

-Кто это сделал?

-Власть! Люди не могли такого сделать!

Садимся в машину, едем в сторону университета «Дружбы народов». Его тоже сожгли и разграбили. Хозяином был узбек, который на свои деньги его в свое время построил. За это и сожгли.  Выгорели аудитории, русская школа-лицей по соседству, и библиотека. На асфальте разбросаны учебники,  детские книги, «Рабочие прописи» на русском языке. Из всей библиотеки уцелели несколько десятков Коранов - подарок арабских стран университету. Здесь  учились студенты разных национальностей, в том числе и из-за границы.  Заведение считалось очень престижным. Теперь не понятно, когда его восстановят, и кто здесь будет учиться.

Мучаю Абдераима вопросами.

-А что милиция все эти дни делала?

- Знаешь Саша, самое интересное, что единственными, кто пытался навести, хоть какой-то порядок были местное ФСБ и СОБР из Бишкека. СОБР  и снайперов хорошо отлавливал. А вот местная милиция однозначно встала на сторону кыргызов. Она не разводила толпу, а наоборот подогревала страсти. Знаешь, вот, допустим,  толпа идет на толпу, подъезжает милицейский БМП, разворачивает пулемет в сторону узбеков и дает очередь. Вот так было. И оружие они своим отдавали. Просто так, без боя.

-Так может там и не милиционеры были?

- Может и не милиционеры…..

Абдераим уезжакет.

Все, пора что-то сотворить на вечерний эфир. По сгоревшей улице выезжаем на круг и поворачиваем в сторону Базар-Кургана.  Сгоревшие накануне машины уже убрали. Дорога свободна.

Приехали в дом. Хозяйская детвора носит воду, наполняет здоровенный бак в бане-пристройке.  Ведра тяжелые, поэтому самые маленькие носят ведра вдвоем. Да, такими темпами я не скоро смою с себя дорожную пыль….)  Подхожу к колодцу и сам  зачерпываю воду. Ловлю на себе взгляд старшей девочки, лет 16-ти. Она задает вопрос, после которого меня просто клинит.

-А почему взрослый мужчина работает?!  У нас так не принято.

Повисла пауза, даже не соображу сразу, что ответить.

-Потому, что взрослый мужчина хочет быстро принять душ. )

Вечер прошел традиционно, в неравной борьбе с нашей допотопной техникой.  Временами мне даже кажется, что мы ее побеждаем, или уже победили. Но это, увы,  иллюзия))).   Материал на вечер вышел.  Завтра едем в Ош.

Ош

Выехали в Ош засветло. Дорога через Джалал-Абад, по объездной и еще 100 километров.  По пути въезжаем в Узген. Решили позавтракать. На рынке чудесный плов из знаменитого узгенского риса.  Когда его варят, то он увеличивается в три раза в размере и при этом не разваривается. Ходят слухи, что этот рис в наших краях даже пытаются подделывать, подкрашивая кирпичной пылью.

А такой самсы я вообще никогда в жизни не ел! В тандыре на дровах! Пять процентов теста, а остальное мясо….С желтой морковью, с луком…а какая баранина! Готовят узбеки. Одна самса -25 сом (это в районе 18 рублей). Вполне «Народная» еда.

Ну, это так, к слову…

На въезде в Ош усиленные блок-посты военных. Армия проверяет всех, кто въезжает и выезжает из города.  Экипировка американская, грузовики тоже. БТРы и БМП- наши. Офицеров не много, но на обочине стоит целый генерал-майор. Оказывается, заместитель министра обороны Киргизии пожаловал в Ош «руководить Лично». Говорить с нами он отказался, но его помощник поведал, что подобных блок-постов в городе 17. Трудно определить масштаб,   и то, достаточно ли этих «17-ти». Помощник пожимает плечами.  Обмениваемся телефонами.  Едем дальше.

В Оше вдоль основных дорог сплошные пепелища. Причем сожжены не отдельные дома и улицы, а целые кварталы. На сожженном рынке в куче обугленного мусора роются люди. Увидев, что мы снимаем, бросаются в нашу сторону и просят не снимать. Это узбеки. Несколько дней назад на этом  месте был их магазин.

Заехали в российское консульство. Режим охраны чрезвычайный, на всех дипломатических машинах по российскому флагу. Видно всем и  издалека.  С третьей попытки прохожу внутрь. Запыхавшийся вице-консул извиняется. Он только что вернулся из узбекского села, вывозил россиянку.  Сегодня планируется эвакуация граждан России силами авиации МЧС. Сюда самолеты  привозят гуманитарную помощь, в Россию увозят беженцев. На наш вопрос, когда это произойдет, вице-консул пожимает  плечами.  Никто ничего не знает…

Едем к гостинице, возле которой все и началось.  Общепризнанная версия: возле гостиницы повздорили две молодые компании, узбеки и кыргызы. Все переросло в драку. Потом, каждый позвал «своих» и…. Остановить события уже было невозможно. Гостиница как раз на стыке кыргызских районов и узбекских «махаля».

Сейчас возле гостиницы на перекрестке стоит кыргызский СОБР. Часть офицеров отдыхает или играет в нарды. Просят не снимать.  На наш вопрос «почему?», отвечают, что являются оперативными сотрудниками и «лицом» светить не могут.  Еще называют себя в шутку «бурятским  ОМОНом», при этом смеются. И правда, похожи…)))

Две дороги от перекрестка ведут в узбекские села. Они перекрыты  импровизированными баррикадами. В основном , это поваленные старые деревья. Маленькая машина проедет, а вот крупнее никак.

К перекрестку со стороны города подъезжает  санитарная машина. Со стороны узбекского пригорода частная машина. Из «санитарки» на носилках выносят тело погибшего узбека  и передают родственникам. Возникает словесная перепалка. В результате СОБР стреляет в воздух. Забрав тело родственника, узбеки уезжают.

Собираемся ехать в махаля. Я резко протестую, время поджимает, еще надо вернуться и сделать сюжет  на эфир. Да,  добром это все не кончится. В воздухе висит ненависть и неизвестно на кого она выльется. Но корреспондент сгенерировал «идею» и надо ехать. Возникла ожидаемая проблема….У нас водитель кыргыз и ему в узбекский махаля ехать нельзя. Его там порвут, просто порвут. За руль праворульной Хонды садиться наш монтажер Коля Прага. Водитель Талайбек остался  за баррикадой (на кыргызской стороне) и  «провожает» свою машину печальным взглядом. Мало ли что?  С горем пополам, в сопровождении толпы разгоряченных жителей, въезжаем в село. Нас обступает толпа человек в 50. Все кричат. Кричат,- это мягко сказано. Стоит истошный вой!!!!!!!!

-Посмотрите, что они сделали с нами!!!!!!

-Где власть!?

-Мы сейчас вам все расскажем, дадим интервью!!!!!!!!

Агрессии по отношению к нам  нет. Наоборот. Все ищут сочувствия и поддержки, просят выслушать. Подошел молодой узбек с маленькой девочкой.

- Я вам все расскажу, возьмите у меня интервью…. Здесь, в соседних дворах лежат убитые, их родственники ушли и пока они не вернуться…

Понимаю, что что-то надо делать….

-Как тебя зовут?

- Ислам

-Ислам, послушай,  я могу взять у тебя интервью… Но репортаж, всего 3 минуты, и это не  войдет в него… Я могу сделать вид, записать, но я тебя обману… Я не хочу этого делать…

-Я тебя понимаю…

Все наперебой начинают рассказывать о том, «что здесь было». «Стихийность» в событиях отвергают все.

- Сначала приезжала БМП и проводила «зачистку», стреляла по домам, потом приезжали на машинах люди, взламывали ворота и выносили вещи… Потом, приезжали третьи «бригады» и закидывали, ограбленные дома бутылками с бензином…. Тушить дома не давали снайперы… Вот оттуда били (показывают на вышку возле поселка). Где Россия, почему не вмешивается, нас здесь убивают!?

-………………

Из соседнего двора раздался женский крик.  Такого крика я не слышал никогда. Такого крика не бывает. Очевидно, так кричат перед тем, как сойти с ума. Оказывается, к соседям вернулись родственники и дочь нашла убитых родителей-стариков.  Горе людское…

Совсем неожиданно ко мне  подходит дедушка лет 80-ти. Держит в руках два российских паспорта.

- Дедушка, что ты здесь делаешь, сегодня эвакуация россиян?!

-Я ничего не знал. Здесь я и мой племянник, тоже гражданин России… Я вчера пытался дойти до консульства, вышел и меня…. побили…. Я вернулся….

У меня есть телефон вице- консула. Набираю.

-У Человека (гражданина России) проблема, помогите! Сейчас трубку передам.

Передаю Дедушке трубку телефона,- говорят напрямую. Отхожу в сторону. Я не могу дедушку вывезти из села…. Увы… Я нейтрален (должен быть), я вне политики и конфликта.  Ножом по сердцу! К хренам все!!!!!!!!!!! А может вывезти?!!!!!!!!!!!!!!

Вроде дедушка договорился с дипломатами. Дай Бог вывезут!

Со временем у нас напряг. Опаздываем. Совсем опаздываем.

Прощаемся с узбеками и отъезжаем в сторону «баррикад».

Подъезжаем к  дереву, что перегородило дорогу. Справа- лужа…. Берем чуть правее и нежиданно съезжаем в арык. Громкий удар по днищу машины. Только бы не картер!!!!!  И это на самой границе между махаля и городом!  А дальше что?!  Несколько попыток выехать ни к чему не приводят.  Узбеки мечутся в желании помочь. Наш Талайбек видит все «с той стороны», но подойти не может.

-Мужики, давайте вытаскивать, на эфир опаздываем!!!

Трое  узбеков входят в арык по пояс и пытаются поднять авто на руках . Тщетно, одно из колес повисло в «воздухе». Нужен буксир.

Через минут 15 находят грузовик «Мерседес». Цепляем Хонду за задний мост и под общий восторг вытягиваем ее из «лужи». Ура!

Коля, отказывается повторить «героический» маневр. За руль садится  «местный» и по тротуару , между домом, арыком  и деревом, вывозит нас из махаля на Большую дорогу… Ура!

Водитель Талайбек встречает нас  с маской скорби, отчаяния и откровенного горя. Последние 20 минут дались ему очень тяжело. Мучительно.

С машиной, на удивление, все в порядке. В путь! Домой, в нашу деревню….

…………………………………………………………………………..

В этот вечер наш «спутниковый интернет» со стоимостью в 10$ за мегабайт, вдруг накрылся. Меднм тазом!)))  Все телекомпании, хором, одновременно, одномоментно, решили им воспользоваться. И всё!  Мы бились 6 часов, но…………… тщетно. Увы….

…………………………………………………………………………………….

Назавтра в Джалал-Абаде задумали «акцию примирения» между кыргызами и узбеками. Обмен тюбетейками и кыргызскими шапочками, плюс, совместное поедание хлеба (лепешек).  Присутствовали старейшины. Акция состоялась. Вроде примирились. Надолго ли?

Прочитано 5644 раз
Другие материалы в этой категории: « Туркменистан Япония за кадром »

Пользователь