Среда, 18 октября 2017

Глава 3. Наследники Морского Корпуса Петра Великого

Опубликовано в Подводная Гвардия Четверг, 01 марта 2012 09:30
Оцените материал
(0 голосов)
Воины, пришёл час, который решит судьбу Отечества.
Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра,
но за Государство, Петру вручённое, за род свой, за
Отечество, за Православную нашу Веру и Церковь.
Имейте в сражении перед собой Правду и Бога,
Защитника Вашего, а о Петре ведайте, что ему жизнь
не дорога, жила бы только Россия во Славе и
благоденствии, для благоденствия вашего!

Из речи Петра Великого перед Полтавской битвой


1
Не  к  месту  выкрики  и  споры,
И заблуждения - «Не  верь!»
Известно,  русские  поморы
В  Европу  прорубили  дверь.
Они  у  времени  реки
Давно  уже  не  мужики  -
Коль  парус  с  юности  знаком,
Как  называться  мужиком?
В  нём  удивительная  сила  -
Помор,  под  сумрачный  сувой,
В  своей  купели вековой
Давно  настраивал  ветрило!
И  шёл  от  северных  снегов
До  скандинавских  берегов.

2
Хранил  небесный  Покровитель  -
Покой  несли  колокола,
А  Соловецкая  Обитель
Помору  помощью  была.
Для  Новгородской  старины
Отважным  не  было  цены  -
За  ними  был  великий  дар
Везти  из-за  моря  товар!
Летела,  удивляя,  слава
И  богател  поморский  род!
О  том,  что  нужен  мореход,
Однажды  вспомнила  Держава,
И  Пётр,  в  Москве  закончив  спор,
На  Север  бросил  царский  взор.

3  
Край  благодатный,  как  подмога,
Ведь  тут  царём  назначен  взлёт!
И  «Государева  дорога»  
Легла  средь  топей  и  болот.
Так,  неожиданно  для  шведа,
Была  замыслена  победа,
И  под  отеческий  недуг
Рать  потекла  на  Нотебург!
Вот  вроде  сдвинуты  завалы  -
Заполнен  северный  пробел,
И  строит  новый  корабел
Суда  на  верфях  Соломбалы  -
Тут  что  и  как  не  говори,
Но  мы  давно  не  дикари!

4  
Опасна  русская  морока,
Когда  монарх  и  пьян,  и  сыт
Но  если  он  не  лежебока  -
То  и  боярин  знаменит,
А  мужику  работа  кстати,
И  он  плетёт  не  только  лапти,
А  строит  собственным  трудом
Корабль  большой  и  русский  дом!
А  там,  где  севера  звезда,
Где  в  новый  мир  открыта  штора,
У  безымянного  простора,
Глядишь,  и  строят  города!
Глядишь,  разорван  шведский  круг,
И  удивляет  Петербург.

5
А  вот  уже  и  волей  царской
В  сюрприз  потуги  сведены,
И  классы  Школы  Навигацкой
Москве  купеческой  даны.
Дворянский  сын,  боярский  внук
В  стихии  хитростных  наук  -
Их  удивлённый  смотрит  глаз
Впервые  в  жизни  на  компас!
И  новым  блеском  светят  грани,
И клонят  жёсткие  ветра,
И  служат  волею  Петра
Стране  пожизненно  дворяне,
Косым  крестом  сияет  флаг,
И  нет  у  Кормчего  деляг!

6
Всем  стало  ясно  -  для  Монарха
Привычны  бег  и  непокой!
Хватило  царственного  взмаха
Секирой  острой  и  рукой.
Уж  на  виду  у  всей  Европы
Плетут  канаты,  ладят  стропы,
Да  валят  вечные  леса
И  шьют  России  паруса!
Вот  над Невой  пила  запела
И  лень  славянскую  смела,
И  тут  на  царские  дела
Народ  глядит  оторопело  -
Испуган  он  и  удивлён,
Считая  истину  за  сон.

7
Коль  царь  умён - к  чему  подсказка
И  рядом  царственный  плебей?
Нужна!  Нужна  России  встряска  -
Тряси,  да  душу  не  разбей!
И  будь  по  царским  меркам  строг,
Но  не  бери  битьём  налог,
И  головой  соображай,
Чтоб  был  в  России  урожай!
Чтоб  был в  России  воевода,
Чтоб  он  не  врал,  не  воровал,
А  чтобы  жилы  надрывал
Во  благо  русского  народа,
И  повторял - я  не  дрожу,
А  честно  Отчине  служу!

8
Чтоб  не  неслись  в  России  стоны
И  чтоб  не  только  брать,  но  дать!
Чтоб  царь  библейские  законы
Умел  порою  соблюдать
И  видеть  там,  где  тёмный  лес,
Не  свой - державный  интерес,
И  быть  за  зверский  аппетит
Небесной  карой  для  элит!
Эпохи  смутные  бывали,
И  как  точней  не  говори,
Случались  разные  цари
И  Русь - Россию  надрывали,
А  обнищавшая  толпа
В  свои  стучала  черепа.

9
Коль  нет  для  счастья  перерыва,
А  в  обозлённых  душах  гарь,
Была  ли  польза  от  надрыва
И  был  ли  славен  государь?
И  почему  во  тьме  годин
Царь  для  Европы  господин,
А  для  Отечества - для  нас,
То  Шут,  то  Пьянь,  то  Свистопляс?
Кому  беда,  кому-то  барство!
Но  от  отеческих  щедрот,
Пётр,  создавая  русский  флот,
Создал  Державу - Государство!
Не  мы,  кто  помнит - не  забыл,
Пустили  Царство  на  распыл.

10
Мы, не  витийствуя,  служили,
Гордились  славной  стариной
И  бесконечно  дорожили
Своей  измученной  страной,
И  понимали – там,  где  флот,
Есть  настоящий  патриот,
И  нас  под  отческий  капкан
Проверил  грозный  океан!
Перемешали  долю  драги
И  вековой  славянский  род,
И  пишет  кровушкой  народ
Закон  на  гербовой  бумаге!
И  всё  не  то,  и  всё  не  так,
И  правят  деньги  и  баскак.

11
Мы  век  без  роздыха!  Устали!
И  всё  нам  на  ноги  не  встать!
В  Европе  немцев  сосчитали,
А  русских  будет  кто  считать?
Жена - без  мужа,  мать - без  сына,
А  кто  берёг  нас  у  Берлина?
И  опознать  кому  дано
Нас  по  костям  Бородино?
Где  крест  и  холмик  у  погоста
И  где  она - святая  высь?
Отцы  в  беде  самосожглись
Святым  огнём  до  Холокоста!
Таков  отеческий  изъян  -
Считать  не  любят  россиян.

12
Коль  гибнут  лучшие  мужчины  -
Мы  ставим  скромную  свечу!
Видать  и  я  не  без  причины
Стихом  о  времени  кричу.
Ведь  как  иглой  калёных  спиц
Мне  душу  рвёт  Аустерлиц,
А  я  в  лосинах,  со  штыком
С  гусарским  следую  полком
И  чую,  что  дойду  едва  ли  -
То  пули  нет,  то  перекос!
Я  задаю стране  вопрос  -
За  трон  какой  мы  воевали?
И  за  какой  кавказский  двор
Мы  умираем  до  сих  пор?

13
Простите!  Будто  бы  в  горячке
Залез  я  в  дебри  старины,
И  не  могу  без  дикой  скачки,
Без  драки,  сечи  и  войны!
А  где  героя  я  оставил?
Он  жив,  и  сам  согласно  правил,
Послушав  Божеский  совет,
На  Первый  прибыл  факультет.
Герой  уже  не  бредит  снами
И  не  ведёт  с  друзьями  спор,
А  знает  точно - до  сих  пор
Наш  флот  гордится  штурманами!
Ведь  там,  где  северный  восход,
Почти  готов  атомоход.

14
Жизнь  не  бывает  без  урона,
Но  не  идёт  герой  ко  дну  -
Он  три  нахимовских  шеврона
Сменил  на  «галочку»  одну.
Из  бескозырки - учит  впрок!
Как  сделать  правильный  «грибок».
Понятно,  он  не  новичок,
Коль  есть  нахимовский  значок.
А  брюки  клёш - забудь,  как  звали,
Отныне  новое  меню  -
Коль  жизнь  сменилась  на  корню,  
Нередко  брюки  ушивали,
Но  есть  на всех,  кто  любит  клёв,
Служака  Жора  Коноплёв!

15
Не  допускавший  в  форме  брака,  
Сторонник  самых  строгих  мер,
В  войну - отличнейший  вояка
И  безупречный  офицер!
Не  для  него  курсант - Левша,
На  Жоре   флотские  клеша,
Он  мореман,  известно,  тот  -
Сам  плац  брючинами  метёт!  
И  судьям  на  слово  не  верит  -
Свой  вяжет  крепко  узелок,
А  если  что,  не  на  глазок,
Линейкой  брючину  измерит
И  скажет - «Ваша  благородь!
Изволь  брючину  распороть!»

16
На  взлёте  юная  когорта
Жизнь  пишет  с  нового  листа!
Иной  сосед,  иная  рота,
Но  всё  же  прежняя  мечта
И  прежний  жизненный  расклад,
И  время  бьёт  с  надеждой  в  лад,
И  нет  сомнения  в  душе
На  рукотворном  вираже!
Отцы  учились  здесь  и  деды  -
Листай  на  память  имена,
Гордись,  любимая  страна,
Что  есть  Наследники  Победы,
Что  смена  есть,  она  в  пути  -
Осталось  только  подрасти!

17
Тут  на  картинах  мачты,  реи
И  искр  в  ночи  летящий сноп  -
Живут  в  картинной  галерее
Гангут  и  Чесма,  и  Синоп!
Под  царским  праведным  перстом
Есть  флаг  с  Андреевским  Крестом,
Нет  волшебства - случайных  чар,
Но  есть  разбитый  янычар,
Есть  подвиг  времени  геройский
И  слава  прожитых  веков,
Есть  флотоводец  Ушаков,
Есть  Боголюбов,  Айвазовский!
Хоть  тяжек  Родины  урон,
Но  не  распалась  связь  времён.

18
Тут  поливают  щедрой  лейкой,
Но  и  дают  воды  испить  -
«Нос  параллельною  линейкой
Себе  извольте  прищемить,
И  знайте - шутка  на  момент,
Линейка  ж - флотский  инструмент!»
Приём  для  юных  штурманов
Преподавателю  не  нов!
А  дальше  труд  в  пределах  класса  -
Картушка,  ветер  и  вода,
Как  направляют  бег,  куда,
И  суть  магнитного  компаса!
«У  всех,  поймите  сыновья,
Есть  девиация  своя!»

19  
Вот  ордена  сменили  планки:
От  новизны - не  унывай!
И  офицеры  по - гражданке
Садятся  в  питерский  трамвай.
До  них  дошёл  кремлёвский  бред,
Что  русский  воин - дармоед,
Что  офицер  не  сеет  хлеб
На  вечной  паперти  судеб!
Вот  все  приказы  громко  спеты
О  том,  что  армию - в  запас,
О  том,  что  нужен  свинопас,
И что  спасут  страну  ракеты!
Скатилась  подлости  гора
И  автогеном - крейсера!

20
Вот  так  открыло  время  боны,
Забыв  про  мудрость - «Не  вреди!»
Свои  в  Кремле  Наполеоны,
Свои  в  Кремле  флотовожди!
Что  ж,  флотский  воин  словом  сыт  -
Он  повидал  своих  Никит!
И  ни  к  чему  урок  седин,
Коль  глупость  делает  один.
До  слёз  в  Отечестве  печали,
Но  больше  некого  корить  -
Века  кричать  и  говорить
Народ  в  России  отучали:
Твори  безумие,  твори,
Но  ты  молчи,  не  говори!

21  
Долби  по  главному  стамеска
И  делай  всё  наоборот  -
О  том,  что  предан  Маринеско,
Не  услыхал  геройский  флот!
Куют  соратники,  куют,
Но  и  Героев  предают,
А  мы  по  бровочке,  бочком
Идём,  как  правило,  молчком,
Порою  хлопаем  открыто,
И  нас  не  бьёт  случайный  гром  -
Пьём  «шило»,  водку,  а  не  бром,
И  нам  что  Путин,  что  Никита!
Но  под  разброд  своих  минут
Мы  разберём,  где  дурь,  где  культ!

22
Поговорим  в  кустах  приватно,
Отыщем  жемчуг  в  стороне,
Что  вождь - баран,  не  скажем  внятно
В  постели  собственной  жене,
А  что  не  скажем,  то  запомним
И  долг  назначенный  исполним,
И  крикнем  под  кремлёвский  срам  -
«России  служим,  не  царям!»
Не  предадим  отцовской  Веры,
Не  примем  глупость  с  кондачка  -
Мы  знаем,  в  смутные  века,
России  служат  офицеры,
Жаль,  за  Отчизну  наша  рать
Века  привыкла  умирать!

23
Цвети,  Земля,  пока  истома  
И  сохранилась  береста!
Вот  ждут  в  училище  Главкома
И  свиту  в  целых  три  хвоста.
Понятно  флоту,  встреча  кстати,
Встречай  Горшкова,  Ванифатьев,
Коль  под  училищным  звонком
С  Главкомом  новеньким  знаком.
Под  знаком  давней  перемены
Назначен  был  суровый  слёт  -
И  комсомольцы  шли  на  флот,
И  обживали  эти  стены  -
Мелькнула  судеб  череда,
Смешав  суровые  года.

24
Коль  держишь  слово  для  запаса  -
О  том,  что  видишь,  промолчи!
Главком  картушкою  компаса
Прошёл  сквозь  звёзды  и  лучи  -
Он  не  наказанный  кадет,
Но  для  него  запрета  нет!
Шёл  коридорною  стрелой
Где,  коль  портрет,  то  и  Герой!
Он  знал  давно,  что  это  значит  -
Смотри  с  надеждою,  смотри!
Горшкова  года  через  три
Героем  Родина  назначит,
И  будет  новый  рулевой  -
И  на портрете,  и  живой!

25
Нет!  Не  держали  нас  на  мушке
И  не  пугал  служебный  хор  -
Мы  не  ходили  по  картушке,
Тут  неуместен  разговор!
Шли  ближе  к  стенке,  и  по  кругу,
Свой  путь  показывая  другу  -
Картушка - символ,  будто  флаг,
Для  офицеров  и  салаг!
Главкому  всё,  как  видно,  ясно  -
Ему  известно,  как  ходить,
Да  и  не  нам  его  судить  -
Он  ритуалы  знал  прекрасно!
Познавший  крик, познавший  стон
И  эхо  Сталинских  времён!

26
Но  русский  воин  благодарен,
Хотя  века  несёт  урон!
Узнали - в  космосе  Гагарин,
А  значит - космос  покорён!
Нёс  Левитан  Победу  в  массы  -
Шумели  кубрики  и  классы,
Да  хлопал  Первый  факультет
Во  славу  Родины  ракет!
Неслось  «Ура!» - за  нами  правда,
Мы  в  небе  звёздочкой  горим
И  всем  на  свете  говорим  -
В  Союзе  всё  идёт  как  надо!
Живи,  от  счастья  не  вспотей,
Под  знаком  громких  новостей.

27
Но  на  морях  бушует  схватка,
Сметая  призрачность  опор!
Вот  лодка  «ЭС - восьмидесятка»
Не  возвратилась  до  сих  пор,
И  неизвестно,  как  давно
Ушла  с  ракетами  на  дно  -
Тут  разговорам  верь – не  верь,
Но  где  искать  её  теперь?
Закручен  винтик  до  упора
И  не  доходит  женский  крик  -
Узнает  правду  выпускник,
Узнает  тайну,  но  не  скоро,
Умело  времечко  молчать,
А  тайну - тайной  величать!

28
Быть  может  так?  Быть  может  надо
Молчать  об  этом  до  суда?
И  для  кого  такая  правда?
И  кто  ей  следовал  тогда?
Вот  также  тайно,  также  мимо
Мелькнула  лодка - «Хиросима»,
Кто  был  Корчилов  той  порой?
Он  жертва  Родины,  Герой!
Случилась  смертная  прописка,
Но  тайна страшная  в  цене  -
На  трёхметровой  глубине
Свинцовый  гроб  без  обелиска,
И  не  гремел  ночной  салют
Под  бой  простуженных  минут.

29
Нам  время  прошлое  не  спишет  -
Вернётся  болью  перерыв,
И  мой  герой  ещё  услышит
О  том,  что  был  в  Полярном  взрыв.
Кровавый  дым  заглушит  крик  -
Погиб  Лопаткин - выпускник!
Осталась  память  в  дневнике
И  на  училищной  доске!
Шептало  время  очень  строго
О  том,  что  знаешь,  промолчи!
Ведь  бесполезны  и  врачи,
Коль  лодок  две,  а  жизней  много,
Коль  у  кладбищенской  стены
Все  в  общей  жалости  равны!

30
О  том,  что  было,  не  сказали
И  не  склонились  молча  ниц!
А  мой  герой  в  старинном  Зале
Глазами  пробует девиц.
Прекрасна  та,  а  лучше  эта  -
Она  по - модному  одета,
А  рядом,  скромница  на  вид,
Но  потеряла  с  кем-то  стыд!
Красуйтесь,  новые  шевроны,
Ведь  дева  вовсе  не  слепа!
Гуляй,  курсантская  толпа,
Девицы  юны - не  жёны,
Наивным  взглядом  уценяй
И,  по  возможности,  меняй!


31
Хотя  порядок  в  Зале  флотский,
А  в  танце  лёгок  поворот,
Но  Зал  от  времени  сиротский  -
Без  императорских  щедрот!
Тут  под  пинком  слепого  взлёта
Сменились  блеск  и  позолота,
Тут  выбирай  одно  из  двух  -
Вождя  или  Петровский  дух!
Коснулась  прошлого  лавина
И  царский  сбросила  портрет,
Есть  мрамор,  но  Героев  нет,
И  нет  «Петра»  и  «Наварина»  -
Тут  нынче  новая  игра
Без  верных  слуг  и  серебра.

32
Но  шарм  старинный  неизменен  -
Здесь  Царь  со  свитою  ступал,
Здесь  выступал  товарищ  Ленин
И  Троцкий  часто  выступал.
Но  так  как  Ленин  вроде  вечен  -
Он  и  на  мраморе  отмечен,
А  «проститутка  Троцкий»  что  ж?
Его  оценишь,  коль  прочтёшь!
Играет  блеск  иного  бала  -
Не  видно  царских  эполет,
Да  и  скромнее  в  Зале  Свет,
Но  есть  стихия  карнавала!
Да  что  нам,  Господи,  до  них,
Тут  всякий  витязь  и  жених!

33
Тут  вековые  отголоски
И  новым  светочем  заря!
Сменились  мраморные  доски,
Сменилось  всё  после  царя,
Как - будто  русский  офицер
Был  для  Отчизны  не  пример,
Как – будто  честный  дворянин
Не  наш,  а  вроде  вражий  сын!
И  за  грозой  бездумных  далей
И  за  чертою  полутьмы,
Как  не  ряди - не  носим  мы
Уж  императорских  регалий,
Но  знаем,  кто  есть  шут,  кто  царь,
А  кто  случайный  пономарь!

34
Но  нам  так  многого  не  надо,
А  память  всё-таки  важна  -
Отсюда  русская  плеяда
И  та – святая  старина!
Как  можно  с  памятью  бороться?
Два,  три,  четыре  флотоводца?
Да  их,  считайте  не  за  лесть,
За  триста  лет  не  перечесть!
Жаль,  мы  не  мылили,  но  брили
И  шли,  потворствуя  волнам,
И  если  вспомнить,  редко  нам
О  флотоводцах  говорили,
Зато  судили  так  и  сяк,
И  кто  для  Родины  Колчак?

35  
Такое  в  вымысле  не  ново  -
Мы  можем  дурней  величать,
Зато  молчок  про  Кузнецова  -
Так  вынуждала  власть  молчать!
Так  выжигала  всё  огнём,
А  мы  ведь  помнили  о  нём!
Он  кораблём  вернулся  к  нам  -
Идёт  по  северным  волнам.
Но  в  час  провалов,  а  не  взлётов,
Когда  огнём  катился  вал,
И  тот  же  Сталин  вспоминал
Всех  флотоводцев – патриотов!
Носи,  великая страна,
Медали  их  и  ордена!

36
Герою  время  не  проблема!
Он  верит - русский  флот  силён,
И  учит  правильно   Система,
И  флотоводцев  знает  он!
На  новом  блюдце - время  зримо,
Вот  если  царь - царю  Цусима,
А  если  русской  славы  флаг,
Тогда,  естественно,  «Варяг»!
Дробим  в  песок  словами  скалы  -
Не  помним,  заметая  след,
Своих  родителей  Побед,
Но  помним  царские  провалы
И  рвём,  как  в  поле  колоски,
Своей  истории  куски!

37
Ругали  царские  потёмки
И  весть  несли  под  облака!
«Очаков»  знали  и  «Потёмкин»,
Забыв  мятежный  БПК.
Оставим  беды  да  урон,
Коль  лодкой  Полюс  покорён  -
Читай  газеты  и  смотри:
Там,  между  льдин,  стоит  «К–3»!
Кто  первым  был - не  говорили,
Без  дёгтя  разводили  мёд,
А  это - наш  атомоход,
И  значит - Полюс  покорили!
Что  пропаганда  или  блажь,
Коль  есть  геройский  экипаж!

38
Считайте  сталинские  всходы
Смелей  у  нового  окна  -
Идут  на  флот  атомоходы
И  подрастают  штурмана!
Что  ж,  испытав  такую  пробу,
Любой  приветствует  учёбу,
Но  мысли  лезут  чередой  -
Как  будем  плавать  под  водой?
Иной  расклад,  иные  шкоты
И  облаков  иная  высь!
И  время  шепчет - разберись,
Что  есть  высокие  широты?
И  что  есть  штурманский  заквас,   
Коль  врёт  тебе  гирокомпас?


39
Был  под  звездой  крутого  вала
Заложен  штурманский  костяк  -
Сама  эпоха  диктовала
Кого  готовить,  где  и  как!
И  как  на  стыке  новых  вех
Нам  обеспечивать  успех?
Но  есть  на  всё  авторитет  -
Он  даст  итоговый  ответ:
«Готовьте  штурманские  мили,
Учите  всё  наперечёт  -  
Ждёт  инженеров  лучших  флот!»  -
Так  в  этих  стенах  говорили,
И  если  флотом  ты  живёшь  -
Слова  оценишь  и  поймёшь!

40
Проста  моральная  атака,
Коль  в  силе  ты  и  молодой!
Всё  те  же  знаки  Зодиака
И  Ковш  с  Полярною  Звездой,
А  у  назначенной  карьеры
Вы  все  почти  что  пионеры  -
Страна  надеется  на  вас,
Как  вы  на  свой  гирокомпас!
Готовьтесь  в  этих  стенах  к  бою,
Идите  смело  по  волнам,
Но  знайте,  тяжек  будет  вам
Ваш  крест,  назначенный  судьбою  -
Он,  остужая  юный  пыл,  
На  флоте  многих  надломил!

41
Лежим  давно  под  русским  прессом,
Не  ищем  вечное  руно!
И  жить  высоким  интересом
Не  всем  в  Отечестве  дано,
Ведь  мы  не  словом  лечим  рану  -
Нальём  и  выпьем  по  стакану,
Опохмеляемся  едва  -
Ещё  стакан,  а  лучше  два!
Наставник  нужен  и  толковый,
Чтоб  повторял - иди  в  музей,
Бери  подругу  и  друзей,
А  пьянка?  Выбор  тупиковый!
Но  выбор  в  каждом,  он  всегда,
И  водка - это  не  вода!

42
Тони,  барахтайся  в  трясине,
Считай  количество  обид!
Не  знать  Растрелли  и  Трезини,
Не  знать  Леблона?  Это  стыд!
Не  детектив  читай  вне  плана  -
Узнай  однажды  Монферрана,
А  чтобы  мыслилось  легко,
Узнай - где  маятник  Фуко!
А  чтоб  стоять  перстом  на  страже
И  мысль  веков  на  помощь  звать,
Считай,  что  надо  бы  бывать
Гораздо  чаще  в  Эрмитаже!
Такой  и  вывод,  и  совет,
Коль  Ленинграда  краше  нет!

43
Я  утверждать  сегодня  смею,
Что  выбор - он  не  перебор!
Шли  чаще  к  Русскому  музею,
Чем  в  Князь – Владимирский  Собор!
Нам  ни  к  чему  благое  слово,
Коль  есть  картины  Васнецова,
Коль  пламя  выстрелов  горит  -
То  Верещагин  говорит!
И  вспоминать  уже  неловко,
Как  мы  шагали  на  парад,
И  как  Москва  равняла  ряд,
А  нас  встречала  Третьяковка!
Не  жди  команду - «По  местам!»
А  прикоснись  к  Святыням  сам.

44
Слова - надёжнее  картечи,
У  честных  слов - прекрасен  кант!
Учил  и  нас  на  частной  встрече
Порой  весёлый  лейтенант:
«Не  тратьте  время,  мужики,
Ведь  с  красотой  не  до  тоски!
Умейте  с  ней  переболеть
И  так,  чтоб  после  не  жалеть!
Флот  приведёт  ленивых  в  чувство,
Ударит  робкого  под  дых,
А  море  всем  напишет  стих,
И  будет  вам  не  до  искусства!»
И  знала  праведная  рать,
Что  лейтенант  не  должен  врать.

45  
Не  все  слезой  мотивы  спеты
И  сплетены  не  все  венки!
Нам  лейтенантские  советы
Важны,  как  в  полночь  огоньки.
Спеши,  курсант,  не  времени
И  не  теряй  напрасно  дни  -
Наденет  время  кивера
И  в  счастье  кончится  игра!
Он  говорил  нам  правды  ради,
Что  служба  свой  очертит  круг  -
Ищите  в  Мурманске  подруг,
А  жён  прекрасных - в  Ленинграде!
Хотя  в  такие  времена
Жена  не  каждому  нужна.

46
Всё  будет  так,  а  не  иначе,
Ведь  лейтенант  всегда  пророк!
Коль  вам  назначены  задачи,
То  их  наступит  жёсткий  срок,
А  чтобы  снова  юным  стать  -
Минуты  будет  не  хватать!
Часы  подлунные  не  лгут  -
Они  торопятся,  бегут.
Прогнутся  флотские  стропила,
Сотрётся  флотский  оселок,
И  ты  поймёшь  в  какой-то  срок,
Как  всё  же  время  торопило!
А  ты  удачлив  был  и  смел,
Но  к  нужной  цели  не  успел.


47
Где  мой  герой?  Он  любит  пылко
Одну  из  преданных  подруг!
Не  для  него  стакан - бутылка,
Он  так  не  пьёт,  как  лучший  друг.
Всё  у  него,  как  у  людей  -
Смотрел  недавно  «Лебедей»,
Ему  -  повесе  из  повес,
Пел  Отс  недавно  и  Бернес,
И  Кремль  слагал  благие  оды,
И  новичков  на  подвиг  звал  -
Карибский  кризис  миновал
Во  славу  Острова  Свободы!
Домой,  под  шум  силовиков,
Идут  и  Кетов,  и  Шумков.

48
Стояли  люди  у  провала
Под  взглядом  сумрачных  ракет  -
И  время  нам  продиктовало,
Что  у  Отчизны  флота  нет,
Что  в  прятки  кончилась  игра,
И  мы – для цели номера!
И  что  сурова  наша  правда  -
Кричит  4-ая  эскадра!
Страна  дороже,  чем  погоны,
А  кризис – это  не  венец,
Флот  нужен - ясно,  наконец,
И  Министерству  Обороны!
Но  что  ни  шаг,  то  целина,
И  надрывается  страна.

49
Мы  шар  земной  руками  схватим,
Он  нам  подвластен,  он  таков,
Но  славой  Родины  заплатим
И  жизнью  лучших  моряков!
Всё  это  будет,  а  пока
Мечты  почти  под  облака,
И  не  страшит  людская  слизь
Под  громкий  окрик – «Становись!»
О,  как  мы  многого  не  знаем,
Наивно  веря  в  маскарад  -
То  «шаг  вперёд,  то  два  назад»,
И  всё  кого-то  догоняем!
В  Союзе  общность  создаём
И  всем  подряд  взаймы  даём.

50
Тут  медью  тульских  самоваров
Ещё  гордится  русский  сын,
Мы  любим  родину  болгаров,
Таджиков  любим  и  грузин!
За  нефть  отдачей  пустоты
Везут  кавказские  цветы,
И  малоросс  не  отстаёт  -
За  газ  порою  сало  шлёт,
Кричит  не  «Геть!»,  а  чаще  «Любо!»
Целует  партию  взасос,
И  кукуруза - не  вопрос,
А  ром  и  сахар - это  Куба!
Считай,  за  эту  благодать
Пора  хохлам  Кубань  отдать.

51
Ах,  сколько  мы  потоков  слили
И  испекли  под  масло  блин!
Но  вот  с  хохлами  не  делили
В  морях  ни  далей,  ни  глубин.
В  словах  не  сыщешь  хризолита,
Но  знали  мы - что  мы  элита!
Что  с  нами  вехи  и  века,
И  мрак  морского  сквозняка!
Мы  не  от  почестей  устали,
Не  от  команды - «По  местам!»
А  оттого,  что  знали - там
Вожди  и  трутни  подрастали,
Но  здесь  иной  повязан  бант  -
Сдаёт  экзамены  курсант!

52
В  морях  была  его  прописка,
За  что  поклон  учителям!
Он  постоял  у  обелиска
Погибшим  русским  кораблям,
И  побывал,  как  все  в  итоге,
В  красивом  парке  Кадриорге,
Где  горем  смотрится  окрест
«Русалке»  Православный  Крест!
Моряк  всегда  живёт  на  риске,
Коварна  чёрная  волна  -
Везде  погибших  имена,
Кресты,  могилы,  обелиски,
И  вроде  в  небе  бирюза,
Но  всё  же  просится  слеза.

53  
В  учебном  поле  не  до  скуки  -
Тут  не  помогут  кореша!
И  в  философские  науки
Герой  вникает  не  спеша.
Коль  вышибают  клином  клин,
Понятно - Гегель  сукин  сын,
Хорош,  как  вывих  на  губах,
Для  Маркса  Людвиг  Фейербах!
Хотя  кричать  об  этом  скучно,
Уж  лучше  б  новый  детектив
И  прелесть  дев,  и  поступь  див,
Зато,  что  сказано - научно!
Да  и  оценки  лучше  нет,
Коль  всё  записано  в  конспект.

54
Никто  не  крикнул - «Боже,  хватит,
Ведь  ты  подводник  по  судьбе!»
Герой  не  знал,  что  время  тратит
На  то,  что  точно - «вещь  в  себе!»
Но  до  чего  прекрасны  «измы»,
А  для  врача  важнее  клизмы,
И  пусть  кому-то  в  радость  Кант  -
Живёт  в  желаниях  курсант!
Ему  бы  оду  и  кантату,
Под  выкрик  времени - «Пора!»
И  завалиться  до  утра
К  подруге  истинной  на  «хату»,
И,  помня  личный  интерес,
В  ночном  загуле  сбросить  стресс!


55
Но  есть  часы,  как  злая  мера,
Как  вся  училищная  власть,
Нам,  заменявшая  Гомера,
На  нашу  флотскую  матчасть!
Преподаватель,  словно  ктитор,
Расскажет  тихо  про  репитор
И  постучит  своим  перстом,
Что  мы  оценим,  но  потом.
И  нас  не  тронет  скрежет  слома,
Не  свалит  ветер  кутерьмы,
В  заделах  кафедр  ищем  мы
С  надеждой  тему  для  диплома!
Ах,  как  бы  смело  дёрнуть  нить
И  всех  защитой  удивить.

56
Прессует  время,  бьёт  упруго  -
Гуляет  свадьба  не  одна!
И  мой  герой  решил - подруга
Самой  судьбой  ему  дана!
Женитьба - это  не  пустяк,
Ведь  был  Нахимов  холостяк!
Хоть  выбор  прост,  но  он  таков
Для  настоящих  моряков!
Ну  что  ж,  герой  спешит  по  следу,
Считая,  вот  она - звезда!
В  ответ,  коль  Питер - это  да!
А  вот  на  Север  не  поеду  -
Мне  ближе  наши  дерева
И  черноокая  Нева!

57
Как  мало  всё-таки  желаний  -  
Герой  отказом  не  сражён,
Не  умер  от  переживаний  -
Спешит  к  другой  девице  он!
Раскрыть  умейте  девы,  карты  -
Тут  Дон - Жуаны,  Бонапарты,
И  тут  не  женский  институт  -
Тут  лейтенант  без  трёх  минут!
И  скоро,  прошлое  сминая,
Он  разберёт,  где  куст – где  лес,
Коль  ты  повеса  из  повес,
То  по  душе  судьба  шальная  -
Свободный  крик,  свободный  зов
И  полупьяная  любовь!

58
Мелькнут  стрелой  года  и  лица,
Ударит  в  скалы  океан,
И  флот,  как  вечная  живица,
Залечит  боль  сердечных  ран,
Проверит  крепь,  оценит  кладку,
Подарит  свитер  и  канадку
И,  как  спасенье  от  пурги,
Ещё  подарит  сапоги!
И  под  дыханьем  укоризны,
Считая  годы  за  урок,
Ты  станешь  на  далёкий  срок
Слугою  флота  и  Отчизны!
И  будешь,  несомненно,  прав,
Коль  сердцем  выберешь  Подплав.

59
Но  тост  ещё  далёк  заздравный  -
Ещё  проблем  до  потолка!
И  мой  герой  свой  выбор  главный
Ещё  не  сделал,  и  пока
Он  на  распутье,  словно  витязь,
И  ждёт  команду - «Торопитесь
И  выбирайте  лучший  флот,
Где слава  прошлая  живёт!»
Он  весь  в  плену  дипломной  схватки,
Но,  отгоняя  мыслей  рой,
Ему  мерещатся  порой
Вулканы  сказочной  Камчатки!
Свой  благодатный  русский  край,
Ты,  коль  достоин,  выбирай.

60
Привычки  русские  не  новы,
И  не  беда,  что  новый  флаг!
Мы  были  Родине  готовы
Служить  на  лучших  кораблях!
Века  походкой  величавой
Спешили  за  случайной  славой,
Но  в  трудный  час,  как  на  заказ,
Она  сама  искала  нас!
В  морях  история  пропета  -
Дерзай  и  пламенем  гори!
И  что  сейчас  не  говори  -
Прекрасна  судеб  эстафета,
А  мы  несём  её  пока
Через  легенды  и  века!

61  
И  всё  ещё  сдвигаем  горы
Под  грозным  блеском  полутьмы,
И  мы  по  сути - командоры,
И  патриоты - вечно  мы!
Флот  русский  славен  и  любим,
А  дух  времён  неистребим  -
Так  повторяются  века
В  суровой  доле  моряка!
И  на  своей  дороге  длинной
Мы  дело  предков  обрели,
И  от  глубинки,  от  земли
Ушли  за  нашей  Бригантиной!
Да  нам  и  древние  леса
Шумели,  будто  паруса.

62
Известно,  пуля - хуже  слова,
А  недосказанность - беда!
Подруга  молвила - готова
С  тобою  ехать,  хоть  куда!
И  утверждала:  прошлым  летом
Жила  я  маминым  советом,
А  без  тебя  я - нет,  не  лгу,
И  жить  сегодня  не  могу!
Судить  не  будем  деву  строго
И  бить  остатками  ремня!
Сказал  герой  мой - у  меня
Своя  отныне  Недотрога!
Считай – прошедшее  недуг,
Но  для  тебя  найдётся  друг!


63
А  друг  имел  крутую  хватку,
И  скажем,  забежав  вперёд,
Он  с  ней  уехал  на  Камчатку,
Где  ждал  его  атомоход!
Такие,  Боже,  времена  -
Твоя  девица,  вдруг  жена!
Но,  если  в  этом  есть  резон  -
Любовь  проверит  гарнизон,
Проверят  пламенные  годы,
Застолье  пьяных  непосед,
Проверит  новенький  сосед
И  океанские  походы!
Друг  разберёт,  где  тишь,  где  гладь,
И  возвратит  мамаше  б..дь!!!

64
Простите,  я  уже  предвижу
Упрёков  жёсткие  ремни,
Но  лучших  женщин  не  обижу,
И  утверждаю - есть  они!
И,  повторю  не  ради  славы  -
Есть  гарнизонные  шалавы!
Чтоб  этих  женщин  не  судить  -
Не  будем  раны  бередить.
Святоши,  грешницы,  курсистки  -
Мы  знали  этих,  знали  тех,
Но  нам  простит  эпоха  грех,
Простят  и  наши  декабристки!
Коль  сплетни  сумраком  взошли  -
Простило  время  Натали.

65  
Нас  на  великом  развороте
Учили  Родину  любить,
А  быть  святым  на  нашем  флоте,
Давно  известно,  трудно  быть!
Себя  рукою  не  направишь,
И  не  свечу  порою  ставишь,
А  ставишь  то,  что  не  сказать,
Коль  трудно  даме  отказать!
Суровы  Родины  замесы  -
Тут  и  полова,  и  мука,
Лимончик  есть  для  коньяка  -
Я  вас  приветствую,  Повесы!
Храните  впредь  гусаров  стать,
А  ночью  знайте,  чем  блистать!

66
Не  верьте,  братья,  скомороху,
Что  век  обходится  без  дам,
Не  вы  придумали  эпоху
И  исправлять  её  не  вам,
И  суть  не  в  том,  что  будет!  Было!
Нас,  коль  отчизна  не  любила,
Обычно,  с  «горькою»  до  дна  -
Любила  дама!  Не  одна!
Не  от  досады  мы  сдавались,
А  чтоб  забыть  лихой  басок,
И  отлучившись  на  часок,
В  железный  корпус  возвращались,
Где  не  ласкал  беспечный  бриз
Под  резкий  окрик  -  «Срочно  вниз!»

67
И  дети  ведь  не  из  капусты,
О  чём  сказали  ковыли,
Но  утверждают  златоусты,
Что  в  огороде  нас  нашли,
Что  век  бы  нам  лежать  на  плахе,
Всё  потому,  что  не  монахи,
Что  не  живём,  как  на  параде,
И  что  глядим  на  деву  сзади,
Однако,  грусть  встречаем  в  ноте,
Коль  понимаем - эту  стать
Уже  сегодня  не  достать,
И  деньги  есть,  но  мы  в цейтноте!
Хотя  вполне  хватало  дам,
Но  было  водки  мало  нам!

68
Но,  под  крестом  житейской  вьюги,
Забыв  намеренно  блудниц,
Пред  вами,  флотские  подруги,
Мы  всякий  раз  склонялись  ниц
И  говорили,  Боже  мой!
Вернулись  всё-таки  домой!
И  под  звездою  перемен
Сдавались  вам  в  греховный  плен!
И  не  случалось  ссор  и  свалки,
Как  говорят,  не  до  обид  -
Был  в  море  с  нами  замполит,
А  не  фатальные  русалки,
Была  опасность - судеб  часть,
И  плюс- капризная  матчасть!

69
Мы - доля  русского  излома,
Судьбу  нам  трудно  угадать!
Сегодня - море,  завтра - дома,
Но  слишком  долго  «завтра»  ждать!
Миг  счастья - как  собаке  кость,
Да  жаль,  не  всё  у  нас  сбылось!
Есть  боль  обид,  есть  женский  плач:
Разлука - истинный  палач!
Мы  не  святоши,  и  до  Бога
Нам  далеко,  как  до  небес,
Но  штык  всегда  наперевес,
И  кто  судить  нас  смеет  строго?
Ищи  его,  коль  есть  святой,
В  породе  мелкой  и  пустой!

70
Друзья,  а  нам  не  до  сомнений,
Нас  Слава  русская  ведёт!
От  прозы  до  стихотворений  -
В  таком  размере  новый  флот:
Уже  и  строим  что-то  вроде,
Уже  подлодки  на  подходе,
Уже  ведут  походов  счёт
И  Обнинск  умников  зовёт!
Считай,  два  шага  до  прописки,
Считай  и  группу - раз,  два,  три,
Но  в  список  лучше  не  смотри  -
Героя  нет  в  заветном  списке!
Ждут  там,  где  Севера  земля,
В  Полярном  лодки - «дизеля».

71   
Не  зарыдал,  не  удивился
И  от  досады  не  пропал,
И  головой  об  стол  не  бился  -
Ведь  скоро  выпуск!  Будет  бал!
Вот  форма  новая  пошита,
И  предан  выкормыш  Никита  -
Таков  у  партии  закон:
С  ним  поступили  так,  как  он!
Ведь  он  до  пущего  момента
Давно  играл  лихую  роль,
И  так,  случайно,  исподволь,
Сдавал  любого  конкурента!
Вот  так  партийный  коновал
Живых  и  мёртвых  предавал.

72
Народ  в  стране  смущён,  но  весел  -
Он  знает  всех  царей  и  бать!
Уж  столько  вождь  накуролесил,
Что  века  мало  разгребать  -
У  роковой  российской  гонки
Хрущёв  для  нас - не  граф  Потёмкин!
Случайный  червь,  партийный  клон,
Да  и  не  Сталин,  ясно,  он.
Кричал  на  Севере  без  дрожи,
Считая  деньги,  а  не  пни  -
«Как  северян  не  оцени  -
Вы  для  страны  вдвойне  дороже!»
Шумел  полярный  стадион,
Но  отменил  полярки  он.

73
Выпускники  подобны  плашке  -
Свои  в  воде  и  на  плацу!
Готовы  модные  фуражки
И  форма  новая  к  лицу,
Альбом  прекрасен  выпускной
И  осень  кажется  весной,
А  день - полоской  миткаля,
Спасибо  вам,  Учителя!
Друзья,  родные,  девы - рядом,
Кричи  «Ура!»  озябшим  ртом  -
Шагай  в  обличье  золотом
Родным  училищным  парадом,
Шагай,  шагай  последний  раз  -
Гляди,  Отечество,  на  нас!

74
Все  хороши,  как  на экране,
Прекрасно  флотское  родство!
И  сбор  в  Приморском  ресторане
Закончил  громко  торжество.
Прошёл  экзамен  предполётный,
Как  говорил  об  этом  ротный,
Как  повторял,  чтоб  не  забыть  -
«Учитесь,  братцы,  водку  пить!»  
А  день  расписан  в  жёстком  плане  -
К  чему  обида  и  тоска!
Всё  есть - от  шляпы  до  носка,
И  предписание  в  кармане,
И  судеб  новенький  редан,
И  полумодный  чемодан!

75
Одним  порывом  юным  жили  -
Восторг  души  перенеси!
И  в  Елисеевский  спешили
Два  дня  с  друзьями  на  такси!
Там  есть  колбаска  для  нареза,
А  лейтенант  богаче  Креза  -
Пьёт  удивлённый  новичок
Пока  армянский  коньячок!
Сегодня  трезвым  не  остаться  -
Глаза - в  глаза,  бокал - в  бокал,
Тут  каждый  нынче  ликовал,
Успев  с  друзьями  распрощаться!
Ждёт  отпуск  пламенных  птенцов
И  земли  дедов  и  отцов.

76
Герой,  как  из  Ленкома  Слава,
Вещал  на  встрече  в  те  года  -
Я  тоже,  братцы,  из  Подплава
И  был  подводником  всегда!
И  что  там  питерские  девы  -
Свои  в  посёлке  королевы,
Но  ночи  всё-таки  темней,
А  эти  девочки  скромней!
Считай,  что  тут  на  воду  дуем,
Тут,  извини,  иная  жизнь,
Испортил  девку - так  женись,
Не  обойдёшься  поцелуем!
Тут  нравы  старые  пока  -
И  обломают  вмиг  бока!

77
Глубинка - это  срез  Союза,
Времён  надежда  и  мечта!
С  полей  пропала  кукуруза,
А  с  хлебом  та  же  маета,
Всё  те  же  битвы  и  прополки,
Консервы  старые  на  полке,
А  мудрость - только  в  бороде,
Зато  «Столичная»  везде!
Пластинки  грусть  на  патефоне,
В  углу  старинный  образок,
Проблем  возище,  не  возок,
И  чернобровый  Брежнев  Лёня  -
Надежда  жизни  золотой,
С  былым  названием - «застой».

78
Зато  бессмысленна  беседа,
Как  перед  Пасхой  вечный  пост!
Уж  дома  нет  седого  деда  -
Он  там,  где  церковь  и  погост.
Дымок  над  крышей  тихо  вьётся,
А  мать,  как  рыба,  также  бьётся,
И,  если  быстро  не  уснёт,
Глядишь,  украдкой  и  всплакнёт.
Но  важен  Долг  высокой  платы  -
Как  это  надо  понимать!
И,  провожая,  скажет  мать  -
«Куда  же  ты,  сынок,  куда  ты?»
Зови!  Всевышнего  зови
И  сына,  мать,  благослови!

79
Коль  от  порога - то  надолго,
Благое  ладится  с  утра!
И  повела  его  дорога
В  далёкий  край - на  Севера!
От  сердца  рвётся  половина  -
Вчера  отца,  а  нынче  сына,
Через  провалы  и  дожди
Веди,  Отечество,  веди!
Но  обдели  бойцов  обидой  -
Не  надо  рая  в  шалаше,
Но  дай  уверенность  в  душе
И  злому  ворогу  не  выдай,
И,  по  возможности,  храни
Да  матерям  сынов  верни!

80
Есть  хлеба  кус,  стакан  и  ложка,
Вагонный  трёп  и  тяжесть  снов  -
Век  по  Руси  ведёт  дорожка
Своих  испытанных  сынов,
Кричит  в  напутствие  слова,
Но,  как  обычно,  жернова
Вращают  ось  старинных  ран  -
Глядишь,  могила  да  курган,
Глядишь,  горящие  отсеки,
Глядишь,  деляги  да  дельцы,
И  в  бойне  преданы  спецы,
Да  по  Руси  идут  калеки,
Взирая  век  на  алчность  каст,
И  веря - Родина  подаст!

81
Свою  строфу  трудами  строя,
Ударим  прошлому  вдогон!
Оставим  временно  героя,
И  пусть  пока  в  дороге  он,
Пусть  ловит  робкую  синицу,
Проездом,  давнюю  девицу,
Увидит,  вздрогнет  и  поймёт,
Что  у  неё  прекрасен  мёд,
Что  он  и  дальше  сладок  будет,
Что  в  сердце  новая  тоска,
Но  знает  он  наверняка  -
Всех  время  трудное  рассудит,
Всех,  кто  Отчизной  дорожил,
И  ей,  не  мудрствуя,  служил!
Прочитано 2166 раз

Пользователь