Понедельник, 24 Апрель 2017

Глава 1. Послевоенное детство

Опубликовано в Подводная Гвардия Четверг, 01 Март 2012 09:15
Оцените материал
(1 Голосовать)
1
Мы  со  своей  судьбою  спорим
Среди  полей,  жнивья,  стогов,
Да  и  нередко  грезим  морем
Вдали  от  гулких  берегов!
Где  от  отцов  достались  хаты
И  где  не  водятся  пираты,
Где  косит  старая  коса,
Где  облака - как  паруса,
Где  благодатные  места,
Где  всё - обыденно  и  просто,
Где  у  старинного  погоста
Скучает  церковь  без  креста,
Простор  душе - благая  высь,
Здесь  наши  предки  родились.

2
Здесь  под  перстом  годины  строгой,
Забыв  покой  и  тишину,
Они  разбитою  дорогой
Шли  по  команде  на  войну.
Всё  позади - дворы,  ухабы
И  крик,  что  разносили  бабы
У  старых,  скромненьких  дверей,
То  крик  славянских  матерей!
Понятно,  так  они  прощались,
Так  повторялось,  так  всегда,
Но  плач  был  громче,  коль  беда,
И  коль  мужья  не  возвращались.
Судить  Отчизну  не  берусь  -
Но  воевала  часто  Русь!

3
Венчало  русское  колечко,
Плело  судеб  веретено  -
И  дом,  и  лес,  и  рядом  речка,
А  вот  покоя  нет  давно!
Хотя  страстишки  поостыли,
Но  тут  всегда  проблемы  были,
А  злом  неведомой  руки,










Сжигались  часто  кулаки.
А  было  ведь!  Игрались  свадьбы,
Но  под  обиды,  крик  и  злость,
Что  дедам  видеть  довелось,
Сжигались  барские  усадьбы  -
И  всякий  смерд,  удал  и  смел,
Вершил  библейский  передел!             

4
Не  разбирался  месяц  ясный,
На  землю  глядя  с  высоты,
Кто  это - белый  или  красный,
И  чьи  там  звёзды  и  кресты?
Как  утверждают - всё  бывало,
И  был  народ  лесоповала!
Не  крикнуть - душу  береги!
И  где  друзья,  а  где  враги?
Ну  что  ж,  от  Сталинской  опеки
И  от  мозолистой  руки,
Коль  доставались  Соловки,
Считай - в  округе  были  зэки,
Но  всходы - это  семена,
И примиряет  всех  война.

5
Ещё  молитва,  лучше  книжка
И  свет  родного  букваря!
... Герой  мой,  ясно  вам,  мальчишка
Уже  готовился  в  моря.
Насчёт  судьбы  не  заблуждался  -
Отца  родного  не  дождался!
Суровы  были  времена,
Когда  закончилась  война.
Тут  не  ласкало  слово  ухо,
Не  благоденствовал  народ,
И  коль  случился  недород  -
По  всей  России  голодуха,
Тут  выбирай - не  выбирай,
Когда  Отечество  не  рай.

6
Под  слоем  русского  помола  -
Судьба,  как  в  сушу  береста!
Герой  мой  там,  где  учит  школа,
Где  есть  высокая  мечта.
Вставал,  обычно,  спозаранок
Войны  Отеческой  подранок,
И  молоко  без  хлеба  пил,
А  дед  же  в  школу  торопил.
А  после  школы  в  дикарей,
Особо  раннею  весною,
Играл,  и  часто  с  ребятнёю
Ловил  на  речке  пескарей,
Считая,  время - не  беда,
Вся  переплавится  руда!

7
Народец  жил  хозяйством  личным  -
На  помощь  можно  Бога  звать!
Но  всё  ж  считалось  неприличным
В  саду  соседа  воровать.
А  коль  ушло  сугробом  барство,
И  все,  как  голый  ствол  сосны,
Понятно,  что  обречены
Хоть  что-то  брать  у  государства!
То  квас,  то  хлеб - перебивались,
Ещё  порою  удивлялись,
Что  не  затянут  властью  жгут  -
Коли  не  вымерли,  живут!
Коль  власть  чего-то  недодаст  -
Мужик  сворует  нужный пдаст.

8
А  вот  и  радио - обнова!
«Тарелка»  чёрная  горит,
И  что-то  там  про  Кузнецова
Надменный  диктор  говорит.
Но  всё  ж  молчит,  что  с  властью  в  споре,
Что  был  у  Сталина  в  фаворе!
И  по  себе  оставил  след,
Однако,  озадачен  дед!
Видать,  звезда  его  взыграла,
И  что-то  изменилось  вновь,
А  как  о  нём  не  суесловь  -
Он  честь  не  предал  адмирала!
Но  внук  под  звуки  новых  нот
Лишь  позже  истину  поймёт.

9
Что  для  него  века  и  годы?
Он  беззаботен,  и  пока  -
Наследник  доли  и  породы
Летит,  как  в  небе  облака!
Но  слово  старших  всё  же  чтит
И  знает  -  Бог  его  простит,
За  то,  что  юною  порой,
Слова  не  помнил  за  игрой,
Не  знал,  а  что  там  за  порогом?
Что  власть?  И  что  есть  господа?
Но  через  годы - это  да!
Вдруг  пожалеет  он  о  многом  -
Как  позабыл,  так  и  не  знал
Того,  что  дед  ему  сказал.

10
А  какова  судьбина  деда?
На  ком  вина?  Кто  без  вины?
Один  арест,  одна  Победа
И  за  плечами  три  войны!
А  дед,  сегодня  не  вопрос,
Так  много  в  жизни  перенёс,
Но,  он  Россию  не  сдавал
Да  и  царя  не  предавал,
А,  покоряясь  молча  флагу,
И  не  храня  былую  злость,
Он  за  Отчизну,  так  пришлось,
Сам  принял  Сталина  присягу,
И  точно  выполнил  приказ,
Но  был  и  ранен  в  третий  раз!

11
Нет  среди  родичей  постылых  -
О  них  рыдает  соловей!
Они  в  неведомых  могилах
Забыты  Родиной  своей.
Чтоб  взять  Россию  на  поруки,
Что  скажет  дед - запомнят  внуки!
Глядишь,  и  там,  а  может  тут
Венок  из  памяти  сплетут.
А  кто  сегодня  помнит  Трою?
Но  сохраняя  русский  пыл,
За  то,  что  деда  он  любил,
Простим  беспамятность  герою.
Тут  и  мечты  явился  пик  -
На  встречу  прибыл  выпускник!

12
И  речь  повёл  отличник  Слава  -
Две  «галки»,  ленточка,  звезда  -
«Вот  так!  Ребята  из  Подплава
Флот  не  позорят  никогда!»
Ещё  добавил - не  от  скуки
Грызём  мы  флотские  науки,
А  чтоб  в  пучине - под  водой,
Не  повстречаться  нам  с  бедой!
В  судьбе,  как  в  море,  дело  в  малом  -
Дерзай,  работай,  не  ленись!
И  если  сможешь,  становись,
Пройдя  ступени,  адмиралом!
И  знайте - флот  не  любит  стон,
А  слово - это  как  закон!

13  
Мечта  летит  из  разговора  -
Спешите  встать  в  курсантский  ряд!
Он  знает,  где  стоит  «Аврора»,
И  что  прекрасен  Ленинград!
И  утверждал - бываем  даже
Мы  очень  часто  в  Эрмитаже!
Ещё  добавил  под  конец,
Что  это  Царский  был  дворец,
Его  и  Зимним  как-то  звали,
Но  после  слабого  царя
Дворец  матросы  Октября
В  одном  порыве  штурмовали!
И  вот  уже  который  год
Дворцом  владеет весь  народ.

14
Слова  какие - «марсы», «плёсы»  -
Плети  салагам  без  помех!
И  тут  посыпались  вопросы,
И  удивляла  форма  всех.
Нести  пришлось  удачу  стоя,
Коль  от  красавиц  нет  отбоя!
Краса  и  гордость,  всё  при  нём,
Да  и  значок  горит  огнём.
Под  знаком  бурь  и  непогоды,
Под  светом  флотской  новизны,
Они - защитники  страны
Да  и  почти  что  мореходы!
Знакомо – галс,  известно - грот
И  против  ветра  поворот!

15
Любому ясно:  слово - сила,
С  ним  не  опустишься  на  дно!
И  эта  встреча  заронила
На  почву  нужную  зерно.
Ещё  курсант,  как  на  заказ,
Вёл  про  нахимовцев  рассказ,
И  как  тут  что  не  перегни,
Сказал - сироты  все  они!
Но,  потерявшие  отцов,
Нужны  Отечеству  и  флоту,
И,  проявив  свою  заботу,
Дал  им  путёвку  Кузнецов,
Но  и  сказал – учись,  учись
И  человеком  становись!

16
Запомнил  юноша  беседу,
Да  вот  мечты - как  миражи!
Но  не  давал  покоя  деду,
Просил - про  Питер  расскажи!
Но  мудрый  дед - ходячий  том,
Всё  говорил  ему - потом!
Немного в  школе  подрасти  -
И  все  откроются  пути!   
И  просьбам  мать  уже  не  рада  -
Откуда  этот  детский  бред?
Уже  за  россказнями  вслед
Готов  идти  до  Ленинграда.
Она  сказала - ты  усвой,
Был  твой  отец  не  рядовой!


17
Сам  оцени  любую  драку!
Коль  офицер,  так  это  взвод,
Он  первым  в  бой  или  атаку
Идёт  под  возгласы - «Вперёд!»
Глядишь,  а  был  бы  рядовым,
Вернулся  б  целым  и  живым!
Хотя  война - велико  зло,
И  рядовых  то  полегло!
Такая  вышла  кутерьма,
Такая  вот  качнулась  штора,
И  мать,  устав  от  разговора,
Всплакнула  с  горюшка  сама.
Но  он  своей  мечтою  жил  -
«Всё  будет  так,  как  я  решил!»

18
Эх,  Русь!  Отеческие  взлёты!
То  полумрак,  то  полутон!
Нужны  для  Сталина  сироты  -
Всё  понимал  и  помнил  он!
При  нём  ни  тысячи,  ни  сотни
Не  обживали  подворотни,
Не  удивляли  этажи
Ни  проститутки,  ни  бомжи!
Да  и  забыли  мы  едва  ли  -
Никто  не  баловал  с  огнём!
И  как  века  не  повернём  -
Свою  страну  не  предавали!
Узнаем,  время  погодя,
Грехи  великого  вождя.

19
При  нём,  подальше  от  столицы,
Цени  сегодня - не  цени,
И  школы  были,  и  больницы,
Хотя  и  были  трудодни.
Ещё  для  правильного  счёта  -
Была  в  Отечестве  работа,
И  не  рулил  Россией  клан,
А  был  в  Отечестве  Госплан!
Но  весть  пришла,  как  страшный  сон,
И  полоснула  сердце  рана  -
Узнали  мы  от  Левитана,
Что  умер  Сталин!  Умер - Он!
Вождя  не  стало  или  друга,
Но  зарыдала  вся  округа.

20
И  утирали  бабы  слёзы,
Всё  причитая - что  за  год!
Гудки!  Гудели  паровозы,
Гудел  и  сталинский  завод!
Заметил  дед,  что  всё  же,  всё  же
Мы  вспомним  Сталина  попозже!
Как  на  него  валить  вину?
Он  спас  Великую  Страну!
Не  хватит  царского  ума,
И  трудно  шить  по  старой  глади!
Но  внук  спросил,  на  деда  глядя,
Скажи,  а  как  же  Колыма?
«Ещё  лет  двести  поживём  -
Тогда  и  Сталина  поймём!»

21
Своя   всегда  дороже  шкура
И  свой  дороже  брат  и  сват!
А  может  это  авантюра,
Что  вождь  народов  виноват?
Себя  спасали  слизняки,
Давая  мёртвому  пинки.
Делили  пост,  делили  власть,
Не  взять  старались,  а  украсть!
Святые  все!  Всё  шито-крыто,
Надёжно  стянута  петля,
И  всю  Отчизну  веселя,
На  трон  взошёл  Хрущёв  Никита,
И  он  отныне  триедин  -
И  бог,  и  бес,  и  господин!

22
Ещё  сорвутся  в  пропасть  горы,
Ещё  ветра  ударят  злей!
И  будут  толки - разговоры,
И  стон  Москвы,  и  Мавзолей,
И  будет  время  передела,
И  вынос  Сталинского  тела,
И  будут  новые  полки,
И  властной  схватки  пауки.
Ударит  Родину  стрела,
И  будут  все  довольны,  квиты  -
Святые,  зэки  и  бандиты!
Спешите  бить  в  колокола
И  всем  поведать  на  словах,
Что  наша  Родина – ГУЛАГ!

23
А  вместе  с  правдой - небылицы:
Всё  было  так!  А  может  так?
А  вот  проснулся  Солженицын
И  новомоден  Пастернак!
Они  избиты,  но  не  кляты,
Зато  они  Лауреаты!
Им  по  колено  океан  -
Клади  серебряник  в  карман.
В  России  истина  проста  -
Мы  по  корням  несёмся  к  блуду,
Чтоб  оправдать  ещё  Иуду
И  чтоб  ещё  распять  Христа!
Сначала  время  береди,
А  после  Сталина  суди!

24
Герой  спокойно  нёс  обузу  -
Вперёд!  За  Партией,  как  все!
И  гордо  сеял  кукурузу
На  скудной  школьной  полосе.
Видать,  на  то  была  потреба,
Но  жаль,  что  не  хватало  хлеба,
И  удивлял  кремлёвский  бог,
Назначив  новенький  налог:
Не  поднимаясь,  вновь  упали!
Спасаясь  срочно  от  беды,
Крестьяне  старые  сады,
В  слезах,  под  корень  вырубали,
А  что  там  будет  впереди  -
Укажут  новые  вожди!


25
От  Ленинграда  до  Востока
Укрыли  тучи  бирюзу,
И  стало  ясно,  это  око
С  бельмом  на  собственном  глазу!
Такие  вот  случились  были  -
Вот  и  про  Сталина  забыли,
И  был  в  Союзе  на  слуху  -
Один,  моловший  чепуху.
Считал,  что  скоро  перегоним,
Под  гужевой  надрывный  крик,
Американский  материк  -
Мы  не  забыли,  помним,  помним  -
Без  яблонь  личный  палисад
И  полунищий  русский  ряд!

26
Сгорело  частное  полено,
Душа  готова  для  оков!
Не  вышла  Родина  из  плена,  
Из  лап  и  хватки  пауков.
Шуты,  шутихи  да  потеха,
Да  боль,  когда  ударит  эхо,
Да  смех,  когда  придёт  рассвет,
Когда  поймёшь,  что  доли  нет!
Откроет  Родина  глаза
У  вечной  тайны  оберега,
Пока  стоит  её  телега
И  светят  солнцем  образа!
Блажной!  Юродивый,  не  лги  -
Проси:  России  помоги!

27
А  нам  и  счастье  светит  вроде,
И  туч  несётся  череда!
Ответь,  а  кто  же  о  народе
В  России  думал  и  когда?
Когда  российские  цари
Кричали  -  вот  тебе,  бери?
И  строй  лачугу  или  дом,
Паши  метровый  чернозём?
Всевышний!  Где  ты?  Тишина!
Нам  далеко  пока  до  неба,
Ещё  в  ходу  одна  потреба  -
Обида,  смута  да  война,
Крестьянский  плач,  девичий  вздох
И  буйство  царственных  пройдох.

28
Мы  по  привычке  вместо  копий
Свои  ломаем  деревца,
А  ветер  Марксовых  утопий
Несётся  в  души  и  сердца!
И  подогнав  века  и  сроки,
В  стране  куражатся  пророки,
И  всякий - Каин  или  Брут,
И  все  на  Сталина  идут!
А  нам - надежды  да  улыбки,
А  им - высокие  хлеба,
А  коль  пустые  короба,
Простит  народец  за  ошибки!
Моя  Россия,  как  на  грех,
Всегда  за  «этих»  и  за  «тех».

29
Но  есть  для  дум  иная  тема,
Как  для  обиженного  грош!
Коль  веком  создана  система,
Её  изгадишь - не  убьёшь:
Она - громада,  глыба,  груда!
Вот  лодку  строит  Перегудов,
А  если  Бог  страну  простит,
То  в  небо  спутник  полетит.
Такие  вот  заделы,  вехи  -
Во  всём  отеческий  резон!
И  время  скажет - это  Он!
Глядишь,  от  Сталинской  застрехи,
Мы,  выполняя  старый  план,
Направим  лодку  в  океан.

30          
В  воде  Кремлёвской  накипь,  тина,
И  громко  барствует  холуй  -
Бери  подарок,  Украина,
За  свой  Иудин  поцелуй!
Бери  историю  замеса  -
Могилы,  груды  Херсонеса!
Бери  под  барский  балаган
И  Севастополь,  и  Курган,
Бери  без  криков  и  авралов,
Забыв  веков  славянских  спор,
Святой  Владимирский  Собор
И  Славу  Русских  Адмиралов!
Решает  всё,  как  было  встарь,  
В  России  чаще  золотарь!

31
Ещё  ворвётся  в  сердце  рана
На  исторической  меже,
И  вспомнит  Родина  Богдана
При  Беловежском  дележе.
И  в  Севастополь  самобытный
Ворвётся  цвет  жёлтоблакитный,
И,  под  напором  киевлян,
Здесь  будут  править  пан  и  хан.
Жаль,  на  отеческих  Никит
Мысль  отвлекаю  я  порою!
Но,  возвратясь  опять  к  герою,
Я  говорю - он  жив  и  сыт,
И  морем  бредит,  как  вчера,
А  где-то  строят  крейсера.

32
Коль  не  дано  осмыслить  свалку,
И  коль  Хрущёв - не  Моисей,
Он  с  дедом  ходит  на  рыбалку
И  ловит  жирных  карасей.
Но  под  разлётами  ресниц
Уж  ищет  стройненьких  девиц,
Зато  хорош  его  дневник,
И  он  приличный  ученик.
И  всё  при  нём - и  спорт,  и  школа,
Вперёд  летит,  как  по  волнам,
И  говорит  о  многом  нам
Значок  знакомый  Комсомола  -
Не  понимая,  что  есть  «изм»,
Спешит  с  Хрущёвым  в  коммунизм.

33
Убогих  время  успокоит!
Потом,  немного  погодя,
И  он  поймёт,  чего  же  стоит
Программа  глупого  вождя,
А  взлёты  Сталинского  плана
Оценит  облаком  обмана,
Поймёт  случайно,  между  дел
Новочеркасский  беспредел,
И  за  обычным  перекуром,
За  повседневной  суетой,
Поймёт,  как  с  истиной  простой,
Союз  расстался  с  Порт – Артуром:
Коли  такой  в  России  барин  -
По  мне  грузин  или  татарин!

34
А  плеск  воды - ультрамарина
Гудел  в  душе,  как  первый  бал,
И  будоражил  парус  Грина,
И  Станюкович  в  море  звал!  
Под  романтический  настрой
Ему  казалось - он  герой,
А  под  избытком  крайних  мер,
Жалел,  что  он  не  флибустьер!
А  на  лице  морская  соль,
Он  у  руля  стоит  умело  -
Его  несётся  каравелла
Туда,  где  ждёт  его  Ассоль!
Вот  так  рождают  чудеса
Книг  настоящих  паруса.

35
Но  не  для  всех  моря  и  скалы,
И  славных  судеб  Эверест!
Шли  в  океаны  адмиралы
Из  сухопутных  дальних  мест  -
Так,  покоряясь  дивным  снам,
Глубинка  их  давала  нам!
Ну  что  ж,  загадочен  доспех
У  чернозёмных  русских  вех!
Воздаст  Отечество  по  чину
Под  яркий  свет  календаря  -
Погоны,  кортик,  якоря
Из  парня  делают  мужчину!
Я  тороплюсь  вперёд,  вперёд
Сказать - прекрасен  мой  народ!

36
А  мой  герой - сынок  не  мамин,
Надежду  словом  береди!
Знал,  впереди  его  экзамен
И  жизнь  большая  впереди!
Растёт  Союз - его  Держава,
И  греет всех  былая  слава!
С  судьбой  советской  не  играй,
А  то,  что  нужно,  выбирай,
Считай  бегущие  минуты  -
Живёт  эпоха  по  часам!
И  оцени  свой  выбор  сам  -
Заводы,  стройки,  институты,
И  принимай  благую  весть
О  том,  что  всё  в  Союзе  есть!

37
Что  ценим  мы  любые  крохи,
Что  точно  выбраны  колки
И  что  в  Кремле  не  скоморохи,
А  сами  мы - не  дураки!
Сердцам  понятно - доля  свята,
Дерзайте,  русские  ребята!
Идите  славной  чередой
За  комсомольскою  звездой!
Жила  ещё  мечта  и  вера  -
Ей  настоящая  цена,
А  новостройки,  целина  -
Времён  обычная  карьера:
Открыты  разные  пути,
Коль  совесть  русская  в  чести!

38
Так  было,  так  учили  деды
И  светлой  памяти  умы,
Что  мы - наследники  Победы,
И  знали - победили  мы!
Года  без  диспутов  и  споров,
И  нет  в  Отечестве  поборов,
И  не  кричит  с  экрана  маг,
А  в  комсомоле  нет  стиляг!
И хороша  родная  школа  -
Она  пока  для  сердца - Храм,
И  где  порой  по  вечерам
Играет  громко  радиола,
Где,  безусловно,  всё  для  нас  -
Сегодня  танго,  завтра  вальс.

39
Пройдёт  бездонная  унылость,
Добром  вернётся  чья-то  злость,
И  мы  поймём,  что  не  случилось
И  что  в  Союзе  не  сбылось.
Не  всё  из  прошлого   забыто  -
Ведь  не  один  рулил  Никита
И  не один  давал  совет,
Но  их  уже  на  свете  нет!
И  кто  воскликнет - ерунда?
Что  есть  король  у  всякой  масти,
Что  не  бывает  веры  к  власти  -
Но  мы  ей  верили  тогда!
Хотя  смущались,  глядя  в  рот,
Но  с  этой  верой  шли  на  флот.

40
Нам  не  казалось!  Так  и  было!
Что  суть  не  в  звоне  серебра,
Что  нас  Отечество  любило
Да  и  желало  нам  добра,
И  повторяло,  непременно,
Что  мы  и  есть  благая  смена,
Что  в  нас  отеческий  заквас
И  всё  в  Отечестве  для  нас!
Мне  непонятно,  почему  -
Все  бабы  вдруг  заголосили?
А  это  памятник  сносили
Эпохи  прошлой  и  Ему:
Народ  в  России  не  простак  -
Он  думал, что-то  тут  не  так!

41
Ещё  с  трудом  вращалась  шина,
Ещё  душил  случайный  плач,
Как  слышим - Берия  вражина,
Подручный  Сталина,  палач!
Что  был  при  Нём  в  личине  мага,
Создатель  нашего  ГУЛАГа,
За  ним  расстрельные  тома
И  Соловки,  и  Колыма.  
Считала  кровью  наша  касса,
А  коль  не  рубят - не  ори
И  никому  не  говори,
Что  он  создатель  Арзамаса,
Что  он,  такая  недолга,
Стране  и  времени  слуга!  

42
За  ним  «Ракетный  щит»  и  атом,
И  стройки  с  чистого  листа  -
За  ним  и  Обнинск,  и  Курчатов,
И  Байконура  высота!
Он  не  писал  благие  оды,
Когда  стране  не  до  свободы,
Когда  удар  прошёл  не  мимо
И  мир  взорвала  Хиросима.
Он - жертва  судеб  и  погони!
И  что  ему  кровавый  дар,
Когда  готовился  удар
По  нам  в  хвалёном  Пентагоне!
Уж  слишком  просто  всё  пока,
Но  скажут  истину  века.

43
Когда  сердца  обида  гложет,
А  мы  о  вечности  твердим,
Нам  Вера  русская  поможет,
Коль  мы  её  не  победим!
То  недосказ,  то  полутон  -
Глядишь,  в  святых  Наполеон!
А  если  плен  «ежовых  лап»,
Понятно,  Берия - сатрап!
Что  ни  эпоха-то  обнова!
Коль  Разин  праведный  борец,
А  Гриневицкий - молодец,
Иди,  молись  на  Пугачёва!
А  коль  поймёшь,  какая  высь,
Иди - на  Ельцина  молись!

44
Мы  то  в  засаде,  то  в  окопе,
Нам  что  анафема,  что  стих!
Не  отрекаются  в  Европе
От  мерзких  рыцарей  своих!
И  говорят  нам - не  порочь
Варфоломеевскую  ночь!
Они  не  крутят  старый  жгут
И  берегут  своих  Малют!
Мы  не  молиться,  чаще  биться
Привыкли  в  лапах  Сатаны,
И  от  истории  страны
Спешим  скорее  отмолиться  -
Так,  чтобы  к  выгоде  успеть,
Плетут  свою  Доценки  сеть!

45
Перо  довольных,  наглых,  сытых,
Наживу  личную  любя,
Вдруг  назначают  «Знаменитых»,
Включив  в  реестрик  и  себя.
Своим  нечёсаным  парадом
И  с  Достоевским  встанут  рядом,
Вот  и  Доценко,  та  же  рать,
Решил  с  Великим  постоять!
Нет,  не  видали  наши  деды,
Чтоб  рвался  в  рыцари  холоп!
Принижен  писарем  Синоп,
А  флот  наш  «Мифы  да  легенды»  -
Свой  для  жуков  навозных  рой,
Им  Маринеско  не  герой!

46
Всё  может  быть,  всё  может  статься  -
На  всё  Всевышнего  рука!
Нас  не  учила  развлекаться
Дочь  демократа  Собчака,
И  не  шалели  мы  от  «мовы»,
А  Хакамады  и  Немцовы,
Пророки  или  господа,  
Не  поучали  нас  тогда!
Сегодня  всякий  воевода,
А  на  Олимпе  вор  и  жмот,
Но  кто  не  ведает,  поймёт,
Где  золотник - там  и  порода!
Бывает  красочным  восход,
Но  лишь  под  солнцем  зреет  плод.

47
Прости!  Отвлёкся  я,  читатель,
Среди  обломков  и  теснин  -
Я  не  случайный  наблюдатель,
Я  не  поэт,  я - гражданин!
Но  если  мой  позорят  стяг
И  если  пляшут  на  костях,
Я, взяв  перо  и  вздув  свечу,
Об  этом  Родине  кричу!
Кричу - спаси  Отчизну,  Вера,
Гляди,  как  пламенем  горя,
Под  ритм  врага  и  дикаря,
Танцует  голой  Баядера!
Идёт,  когда нажива - цель,
И  Афродита  на  панель.

48
Что  получилось - то  не  скрою,
Я  обо  всём  поведать  рад!
И  возвращаясь  вновь  к  герою,
Скажу - он  едет  в  Ленинград!
Что  ж,  под  покровом  старых  дат,
Путёвку  дал  военкомат:
Учись,  сказал  ему  баском,
На  вид  суровый  военком!
Иной  расклад,  иные  счёты,
Иные  думы  и  ветра,
Но  в  граде  славного  Петра
Идут  нахимовские  роты!
О,  юность  светлая,  мечтай
И  душу  истиной  пытай.
Прочитано 2479 раз

Пользователь