Вторник, 26 сентября 2017

Легенда о лейтенанте Викторе Конецком

Опубликовано в Офицер Флота Лёха Мамин Понедельник, 27 февраля 2012 11:50
Оцените материал
(1 Голосовать)
Там, где Храм Соловецкий,
Где уходит испуг,
Мне спасатель «Конецкий»
Померещился вдруг!
Он, качаясь и споря,
Весь в закатном огне,
В горло Белого моря
Курс держал на волне.
Где найти непоседу –
Ведь корабль, как звезда!
Он по лунному следу
Уходил, но куда?
Мне заметил приятель:
«Говорят рыбаки,
Что видали спасатель
У камней «Сундуки!»
... Офицер был от Бога!
Память вновь теребя,
Вспоминаю живого –
Вижу так, как тебя.
Не ищи в океане –
Ближе наша семья!
Помню, как в ресторане
Был с друзьями и я.
Вот и взгляд молодецкий –
Беспокоен и смел!
Это Витя Конецкий
К нам за столик подсел.
Говорю и не скрою –
Что мне ваш ананас?
Дева водку с икрою
Подавала для нас.
Но Конецкий ни грамма,
Нет, не пил! Не пойму!
А какая – то дама
Приставала к нему.
Мы же взяли с устатку –
Вечер грусть развязал,
Тут Конецкий десятку
Для оркестра отдал.
Он моряк – не деляга,
Так – то вот, кореша!
И печальное танго
Принимала душа.
Под дымок сигареты
Здесь, у скал без земли,
«Не рыдайте! – допеты –

В январе 1953 года лейтенант Виктор Конецкий участвовал в спасательной операции «СРТ-188», который был выброшен на камни «Сундуки». «Сундуки» – это восточная часть острова Кильдин, место роковое, основание нашего «Бермудского треугольника», в котором погибли ПЛ: «С-80», «Курск», «К-159». Конецкий проявил героизм и мужество, следуя завету – «Товарища выручай!» 1,5 часа пробыл в холодной воде, что в последствии стало причиной его ухода с флота.



Надо мной журавли!»
«Не до дам и до водки –
На душе перегиб!» –
Говорил, что на лодке
Однокашник погиб!
Мысли чётко и внятно
Нас за ним повели –
«Мне одно непонятно,
Как его не спасли?
Что за дикие вести?
Где Начальник и Бог?
Был бы я в этом месте,
То бы точно помог!
Затерялись причины
Под звездой кутерьмы –
Погибают мужчины,
И получше, чем мы!
Всё смешалось на тризне
В ритме сумрачных нот –
Время лучшие жизни
Из пучин не вернёт.
Дальше с вами ни шагу –
Обо мне не судачь!»
... Мы по бабам в общагу,
Он пошёл на «Вайгач».
День полярный играет
Над высоким мыском –
Кто друзей не теряет,
Тот с тоской не знаком.
Торопитесь по следу,
Разверните свой кант!
Уходил, как в легенду,
Молодой лейтенант.
Боль жила в офицере
Та, какую не ждут!
Он то думал потери

Вольная трактовка стихотворения Алексея Жемчужникова «Осенние журавли». Эта песня, по воспоминаниям выпускников 1951–52 гг., пользовалась большим успехом среди морских офицеров во всех приморских ресторанах.

Виктор Конецкий в одном из своих рассказов говорил о друге Славе, который погиб вместе с подводной лодкой. Речь шла о ПЛ «М-200», которую протаранил эсминец «Статный», и о старшем лейтенанте В.А. Колпакове, который принял на себя командование лодкой и погиб вместе со всем экипажем. Похоронен в братской могиле в Палдиски.



Обойдут, обойдут,
Пронесутся зарядом
У просторов седых,
А потери всё рядом –
Всё под дых, да под дых.
Если вечер – тревожно,
Если утро – темно!
Обойти невозможно
То, что нам суждено!
Вымпел вьётся и рвётся –
Время сложно верстать!
Так уж вышло, придётся
И потери считать.
Лейтенантские вехи
Под высокий заказ!
... Затерялись доспехи,
Что спасали не раз!
Жили ярко и просто,
Что пропало – цени!
Кола, Мурманск и Роста –
Моряка помяни.
Прочитано 2418 раз

Пользователь