Суббота, 18 ноября 2017

Лёха Мамин рассуждает - за что снимают Комфлотов?

Опубликовано в Офицер Флота Лёха Мамин Понедельник, 27 февраля 2012 10:48
Оцените материал
(0 голосов)
Флот трудами подрастает,
Превращается в оплот,
Если флотом управляет
Убедительный Комфлот.
Шла под Северным накатом
Слава к флотским мудрецам –
Их фамилии набатом
Бьют по пламенным сердцам.
Вспомни давнюю картину –
Как достойно и легко
Стал в военную годину
Здесь Комфлотом Головко.
Чабаненко ветераны
Помнят в трудные века,
Может поздно, но не рано!
Есть на флоте БПК.
Не от книжного канона,
Не от красного словца,
Знали Лобова Семёна –
Командира и отца.
Без угроз и разговоров,
В ритме флотского труда,
Поднимал наш флот Егоров
В переломные года.
Был не ставленник Кремлёвский,
А подводник коренной,
Гордость флота – Михайловский,
От флотилии честной.
Что-то мы не понимали,
Но на всё причина есть!
Почему одних снимали,
А другим такая честь?
…Знаем – высшая условность
От заведомых основ,
Как всегда, боеготовность,
Есть она – боеготов!
И московские пророки
Отдавали моду дням –
Назначали флоту сроки
По различным степеням.
Но на флоте – курс келейный,
Для войны порочный курс,
Есть корабль перволинейный,
Нулевой моторесурс.
Вымпела сияют, флаги,
Да за флот болят сердца –
Очень гладко на бумаге
У причального конца.
Был процент не полной правдой:
Мы, как будто на мели,
Неисправны сплошь и рядом
Были наши корабли.
Но шумели перекличкой,
Что готовы для войны –
Врать российскою привычкой
Были мы обречены.
«Вещь в себе» – боеготовы!
На бумаге точен счёт,
Если выводы суровы,
Виноват ли был Комфлот?
«Проверяльщики» шалели,
Проверяя «флотский щит»,
Но Комфлотов пожалели –
Так нам прошлое гласит.
…Флот – большая группировка,
И на всё назначен срок,
Боевая подготовка –
Это главный оселок!
В вечном пламени накала
Был не сладок наш калач –
Служба силы поднимала
На решение задач.
Шли в моря без передышки,
На атаку ОБК,
И стреляли не по книжке,
Что ж, случалось, в «облака».
А в БП свои моменты –
Ближе к телу тельник свой!
Корректировать проценты
Можно умной головой.
Не на сто, но есть примета,
И чуть-чуть нам подойдёт!
Говорил мудрец Гелета,
Что «учётом флот живёт».
И ещё, БП – не пьянка,
Это выполнил, то снял,
Флот, похожий на подранка,
План обычно выполнял.
«Проверяльщики» – не Боги,
Не для флота реверанс:
Подведут свои итоги,
Но сойдётся наш баланс.
И Комфлотов, как известно,
Пощадил слепой закат,
Для потомков, скажем честно –
За БП никто не снят.
За успех – большая квота,
И призы, и ордена –
И заслуга в том Комфлота,
И оценка, и цена.
…Где сошлись «Большие числа»,
Там закон, не просто чушь,
Цифра радугой зависла –
Флот терял до сотни душ.
Минус – плюс, не до обмана,
Можно службу и «поднять»,
И «усилить», как ни странно –
Цифра старая опять.
На алтарь ложились жизни
Ради гонки круговой,
Ради Родины – Отчизны
Рисковали головой.
Цифра эта – для учёта,
Кто-то свыше понимал,
И на Севере Комфлота
Он за «цифры» не снимал,
Но журил размером фразы –
Был на это аргумент:
Попадал Комфлот в приказы,
Сочинённые в момент.
Если гонка – торопыга,
Результатам верь – не – верь!
Из штанов, ура, не прыгай –
Заложи процент потерь.
…Не забыл никто картину,
На неё не бросим тень:
Укрепляли дисциплину
Мы на флоте каждый день.
Жизнь – простая лихорадка,
Что про флот ни говори!
«Дисциплина – мать порядка»
От зари и до зари.
Замы ставили зарубки,
Лезли змеями из кож:
Это – грубые поступки,
Это – «мягкие», но всё ж!
Помним, будто сговорились,
От учёта – знатный прок!
Арифметике учились
И умнели в нужный срок.
Полюбились им моменты
Те, где можно удивлять,
И «отличные» проценты
Научились вычислять.
Об одном они жалели,
Что процент – не ординар,
Выше сотни не имели,
Если б двести, во навар!
И на трудном повороте
Мы держались на ногах,
Но известно, что на флоте
Кто-то числился в бегах.
Такова была порода!
По своей, видать, вине
Где-то бегало до взвода
По размашистой стране.
Возвращались снова к тыну,
И менялся вновь учёт.
Скажем так, за дисциплину,
Не снимался наш Комфлот.
…Годы трудных поворотов
Повели легко назад!
Из пятнадцати Комфлотов
Каждый третий, знаем, снят.
Сталин крут на разговоры,
Слово – выше, чем закон.
И Комфлот – матрос с «Авроры» –
Был привычно обвинён.
Стали нынче мы мудрее,
А тогда суров был спрос –
Не туда, мол, батареи
Разместил «Комфлот – матрос».
Всё сложней гораздо было –
От Душенова наш счёт!
Батарея эта сбила
Первый вражий самолёт.
Судьбы флота колыхнулись,
Как за тучами звезда –
Лодки новые столкнулись,
Сталин снял тогда Дрозда.
Коль разверзнется пучина
И погибель принесёт,
Значит есть на то причина –
Жизнь Комфлота не спасёт!
Почитай доклады – сводки
И спеши умом понять,
Если гибнут наши лодки,
Как же флотом управлять?
…Время шло и вроде гладко,
Но недолог перерыв:
Гибнет «Эс-восьмидесятка»,
Через год – в Полярном взрыв.
Что случилось, не сокрыто,
Поступил и в Кремль сигнал,
И разгневанный Никита
Чабаненко быстро снял.
Суть не в пламенном напоре –
Не спасает флот порыв!
Лодки гибли чаще в море,
В базе был случаен взрыв!
От жестокого урока
Сникла Севера земля:
Михайловский снят до срока –
Неугоден для Кремля.
Трудно с глупостью бороться,
Глупых – целые полки!
И не стало флотоводца,
У руля – волевеки!
От Кремлёвских перевалов
Вместо дела – бред и зло,
И количество провалов
К катастрофе привело.
Оборвались судеб чётки,
И немного погодя,
В срок короткий гибнут лодки –
По две лодки на вождя.
Власть в России ослабела,
Но делила этажи,
Поднимались в гору смело
Безнадёжные мужи.
Знать свои у власти мерки,
Дорог свой, но сукин сын,
Чёртик свой из «табакерки»,
Что любил Кремлёвский тын.
Офицер? Он озадачен –
Это что за разворот?
Вот уже в Москву назначен
Безнадёжнейший Комфлот.
Власть худая повернула
Разум в нашей голове,
Что могло, то и тонуло,
Не до флота ей в Москве.
Время дури, краснобайства,
Годы странной целины,
«Курск» – вершина разгильдяйства
Флота, власти и страны.
Боже! Мёртвых упокоил,
«Безработных», как на смех,
Путин всех «трудоустроил»,
Но «героев» снял не всех!
…Лижем зад, ногами сучим,
По паркету ходим в лад –
Будет так, взамен получим,
Вновь немыслимый расклад.
Супостату отвечаем,
Да не те давно ряды!
И таранькою мельчаем
У Каспийской борозды.
Истин видимых немало
Нам история даёт:
В силе власть – она снимала,
В силе власть – и в силе флот.
Рассуждает Лёха Мамин –
Не ему вождей учить!
Если истина за нами,
Значит с нею будем жить.


При Горбачёве погибли «К-219» и «Комсомолец», при Путине – «Курск» и «К-159».
Прочитано 2998 раз

Пользователь