Пятница, 20 октября 2017

Трасса

Опубликовано в Капитан 1 ранга Буйко Виктор Кириллович "Комбик" Среда, 14 октября 2015 09:16
Оцените материал
(1 Голосовать)

Глава 3,  в которой экспериментальный образец преподносит сюрприз

 

 

          Неожиданно Игоревич встрепенулся, и по загоревшимся натуральным энтузиазмом глазам стало ясно - идеи бывают и у интендантов! 

 

         - Слушайте лейтенант, зачем вам тратить оставшиеся деньги на отправку машинки  поездом, когда есть прекрасная новая трасса от Мурманска до Ленинграда!  Вы ж мигом домчитесь, на новеньком, да на комбике, с музыкой и комфортом!


        - Допился, что ли!? Сто раз сказал ведь, что из ворот Военторга не выеду, не умею тупо! - недооценив Игоревича подумал я, но он, как будто прочтя мои мысли, развивал наступление:


        - Есть очень надежный человек! Профессионал! Вам понравится! Не разбалованный деньгами... Вам это выгодно будет! Лучше чего-нибудь полезного купите!  - суетился Игоревич, уже совсем не скрывая, что главной целью его жизни сегодня, является вытурить любыми судьбами меня и "липу зелёную" с подведомственной территории. 


       Мысль о выгоде упала на благодатную почву, потому что если честно, то оставшихся от покупки денег на шикарный способ доставки авто железнодорожным транспортом у меня бы и не хватило. Ну, а если на подмогу к тому же за недорого может прийти надежный профессионал…

 

       А Игоревич уже накручивал диск телефона и горячо говорил кому-то в трубку:


        -  Ты сегодня не на дежурстве? Как хорошо! Тут морячок машину купил и в Питер хочет гнать, но водить не умеет...

 

       На том конце провода сказали, по-видимому, что-то неприличное и интендант покраснел как курсистка в зоопарке. Но, поскольку козыри ещё были у него на руках, то, как ни в чём не бывало, горячо продолжил:

 

       - Он заплатит, а тебе поменяться с ребятами пара пустяков! - и снова ввернул своё любимое - Ты ш по трассе, на комбике, на ижике домчишь до Питера мигом, с музыкой и комфортом!


     В трубке пощелкивали помехи и чувствовалось, что и в этот раз тирада про  комфорт и трассу не оставила равнодушным и незнакомца на другом конце провода.

Всё это время я напряжённо вслушивался в переговоры, понимая, что сейчас решается что-то важное и значимое для меня и липы зелёной, причём нашего мнения совсем не учитывают… В общем-то немного жалкое положение, но что оставалось делать.


       Через минут десять, во время которых Игоревич по засиженной мухами карте СССР, висевшей на стене, показывал мне толстым указательным пальцем,  где мы, а где Питер, в кабинет вошёл живой улыбающийся самый настоящий живой молодой гаишник! Меховая курточка, ушанка с кокардой, серые галифе, с красным кантиком, заправленные в сапоги, сержантские лычки на погонах... Всё верно - профессионал! 
       Это стало ещё более очевидно, когда он деловито сказал:

 

       - Пройдёмте на место происшествия! - и мы с Игоревичем, не теряя ни секунды, рванули на площадку.

 

       Там перед капотом комбика под заинтересованные причитания интенданта, о том, как мы мигом долетим по трассе до Питера с музыкой и комфортом, и состоялось собственно наше знакомство с Васьком. Он оказался славным простым и добрым парнем, которому бы легко нашлось место в нашем экипаже, но уж никак не в недолюбливаемом всеми нормальными людьми ГАИ... Они наверно и гнусавые-то такие, оттого, что их никто не любит. Но Васёк был совершенно другой.

 

       Через пару минут мы легко договорились и о цене услуги Васька, и о маршруте, и о времени старта нашего путешествия Мурманск-Ленинград.  К моей необыкновенной радости Васёк был настроен не размазывать кашу по столу, а стартовать сегодня же вечером! Мне надо было спешить возвратиться к рейсу "Машки", а ему на очередное дежурство... 


        Облик Игоревича источал не радость, а поросячий восторг, отчего из него сыпались комплименты, по смыслу граничившие с тостами, в адрес ижевского автозавода, местного управления ГАИ и подводных сил ВМФ.

 

            Мы ещё немного помялись на площадке, но разговор помаленьку затих сам собой, у каждого было на уме своё. У Игоревича об выпить и закусить, у нас с Васьком об комбике и о трассе…

 

        Васёк привычно сел на место водителя, повернул ключ зажигания и я впервые услышал песню ижевского мотора, басистую с хрипотцой на второй ноте плавно уходящей в металлические тоны ... 

 

         Мягко тронувшись, комбик гордо и неторопливо продефилировал мимо строя как будто сразу потускневших и приунывших от зависти Жигулей, мимо кругленького Игоревича, который, несмотря на разницу в званиях, смешно вытянулся во фрунт и отдал нам честь! Мы тихо не спеша выехали из ворот Военторга...


           Над Мурманском, несмотря на то, что было едва семь вечера,  уже вовсю царствовала морозная полярная ночь с искрящимися вокруг уличных фонарей радужными ореолами.  

           

      За последующий час я успел позвонить домой и, переполошив всех, сообщить, что на купленной экспериментальной супер-машине еду своим ходом и через сутки буду под окнами родного отцовского дома…  Васёк за это время успел переодеться в цивильное. Правда, отличие было не существенным - исчезла кокарда и погоны с куртки...  Последнее, что мы сделали по моей просьбе, это заехали в рыбный магазин "Океан" и купили большую коробку отварных очищенных креветок. У меня был проект - попить с ними пиво в первом городе Карелии Кеми, куда по всем расчётам мы должны были приехать к утру. Коробка заняла своё место на заднем сиденье, рядом с шильницей успокаивающе побулькивающей остатками шила.

 

      Больше у нас с собой на двоих из еды и питья кроме шила и креветок ничего не было. Не было даже коробки спичек, которые были у всех юных пионеров, отправляющихся в однодневные походы на  речку. Их заставляют брать, чтобы тёплым летним вечером разжечь костерок и отгонять им комариков...

 

       А у нас с Васьком всё было совсем не так. Нам было давно за двадцать, мы были далеко не юными и вовсе не пионерами, наш поход планировался почти на полторы тысячи километров и на улице была длинная тёмная полярная ночь… Хорошо ещё, что комары совершенно исключались ввиду собачьего холода и ветров - в таком случае спички, наверняка только утяжелили бы автомобиль...

 

      Подумав ещё немного, правда не сильно и не глубоко, мы решили не тащить с собою и запасную канистру с бензином. Соображения были ухохочешься - заправок на маршруте пруд пруди. Правда,  тут у Васька промелькнуло сомнение, которое меня озадачило не с точки зрения топлива, а с точки зрения трассы... Он чесанул затылок и произнёс таинственное:


       - Снега, даст Бог, до Кеми не будет. Трасса то катанная. Сдают ещё. Не в эксплуатации, но прямая. 

 

       Ничего не поняв в этой тираде, я подумал, что это такой способ гаишного тренинга и оценки ситуации, хотя всё же заметил по поводу снега: 

 

        - А если пойдёт?

 

       - В сугробе грейдера  дождёмся! И суток не пройдёт - откопают! - хохотнул Васёк и я, застеснявшись  малодушия своего вопроса, тоже робко угодливо засмеялся. Всё же, как спокойно, когда с тобой рядом опытный и надёжный водитель, весёлый и предусмотрительный гаишник!  Всё ж лучше,  чем если он же на посту с полосатой палочкой пристаёт с проверкой документов...

 

         Уверенно крутя рулем, Васёк выехал на магистрал, ведущую из Мурманска на настоящую Большую землю. Было около девяти вечера, и ночь обещала быть бессонной и увлекательной. Комбик бодро катился по трассе Мурманск-Ленинград. Собственно другой дороги тут и не было - путь по суше лежал отсюда только на юг... Поначалу путь был широким и ярко освещённым модными галлогеновыми уличными  светильниками на столбах.

 

           Всё было просто и замечательно! Ситуацию гармонично дополняла хорошая музыка из установленного в машине последнего достижения автопромовской электроники приёмника "Урал-авто", у которого был даже УКВ-диапазон, но станций там почему то не было вообще. Но и "Маяка" вполне хватало, ведь там почти всё время играла музыка, а с наступлением ночи крутили даже западную эстраду! В общем, путешествие начиналось приятно и без забот!

 

           Неожиданно Васёк произнёс таинственную фразу:

 

           - Чё то не то...

 

           Это могло относиться к погоде, к дороге, к последним известиям Маяка, наконец, к желудку... Но я сразу напрягся и подумал, что речь идёт о комбике...

 

          Тут необходимо самокритично признаться, что в автомобилях я разбирался откровенно слабо. Просто не было склонности, а может и способностей, но как то само собой вышло, что в машинах я, грубо говоря, вообще ни чего не соображал. Даже в медицине, то есть в человеческих механизмах, которые в тысячу раз сложнее железных, я толи от природы, то ли оттого, что в семье было почтение к этой профессии,  был осведомленнее авто. Скажем, если бы у Васька и вправду случилось бы несварение желудка или банальный уретрит, то я бы его в мгновение ока не только диагностировал, но и без ложной скромности, поставил бы на ноги! А тут эта двухсмысленная фразочка про «что то не так», прямиком показавшая в моём сознании на уже любимое, но ещё необъезженное и таинственное для меня авто!

          Боясь услышать что то из этой оперы, я сохраняя робкую надежду на васьковский желудок, как бы нехотя поинтересовался:

      - Где?

      - Дык под капотом же, - как будто издеваясь над моей автомобильной убогостью, продолжал нагонять страху наглый гаишник. - Посмотри, что с фарами делается!

         Мне на секундочку стало легче, потому что я отлично знал, что фары находятся снаружи, но эту шутку Васёк закончил вполне серьезно, хотя еще более непонятно, вставив словечко похоже из лексикона пожарников:

     - Притухают!

     - Чтоооо?!?

     - Да свет видишь тускнеет помаленьку...

           Мне, человеку привыкшему к плохо освещённым дорожкам Гремихи, это было непонятно. Комбик как и раньше весело бежал по трассе, а передним, опережая него бежали два слившихся воедино зайчика-овала, свет от фар автомобиля.  Они не просто указывали нам путь к любимому Питеру, но то и дело утыкались в высокие сугробы, лежащие на обочине, смело огибали их и летели дальше вперед... Всмотревшись в них повнимательнее мне действительно показалось, что свет их стал тусклее, зайчики как бы полиняли немного... Продолжая в душе проклинать себя за автокретинизм, я выдавил из себя фразу, которую только домохозяйка не сочла бы малодушием:

       - Если что не так, может и вернуться? Починиться, потом в путь - недалеко отъехали.

       Василий посмотрел на меня одним глазом, другим профессионально продолжая следить за дорогой, и сказал, философское:

      - На хер - дежурить надо! - сразу как-то сбаллансировав ситуацию и успокоив меня. Всё стало опять романтичным и увлекательным, а комбик вернулся в список наизлюбленнейших марок легковых машин. Уверен,  что Васёк был далёк в эту минуту от корысти и вовсе не боязнь потерять вознаграждение послужила причиной продолжения экстримального перегона, но так или иначе мы приняли единодушное решение ехать дальше...

         … Мурманск, с его колоритным зимним пейзажем залитого теплым светом утопающего в пушистом искрящемся снегу города на фоне величественных портовых кранов, тёмного в  золотых бликах клубящегося никогда незамерзающего залива, уже давно скрылся за сопками. Со всех сторон нас обступила кромешная тьма. По Маяку передали, что температура воздуха в Заполярье сейчас минус двадцать пять и будет постепенно понижаться - обычное дело, теплом тут ни осень, ни тем более зима, не баловали. Пару тёплых недель на год проскакивали всегда незамеченными - то в море, то в отпуске. Другое дело зима, её не заметить и не запомнить было не возможно, она длилась как будто вечность и не было ей ни конца и ни края...

         Но внутри комбика было уютно и тепло как дома. Отопление салона было хорошим и мы сняли верхнюю одежду. От музыки, и комфорта ощущение домашней обстановки усилилось и мы с удовольствием молчали, наслаждаясь этим и думая каждый о своём...

        Ощущение немного нарушалось тем, что действительно, как и предположил Васёк, под капотом явно что-то происходило - фары постепенно снижали свою яркость и даже дорога теряла свои очертания, отчего приходилось снижать скорость и некоторое время ехать почти наугад, рискуя врезаться в сугроб или свалиться в обочину.  Благо длилось это недолго и в какой-то момент они опять вспыхивали полным светом и потом долго горели нормально без видимых проблем.  Потом всё повторялось... Одновременно проявилась и другая особенность, на которую мы не обращали внимания раньше - вместе с фарами начал "притухать" и приёмник! Он, то играл на полную мощность, то постепенно становился все тише и тише,  заставляя прислушиваться, и рукоятка громкости уже положения не спасала. И он также внезапно взрывался вместе с фарами фейерверком звуков приветствующих фейерверк света!

        Сперва это сильно напрягало и тревожило меня, но уверенность Васька, его невозмутимый вид и красивое осторожное вождение рассеяли тревогу без следа и установили особые дружелюбные отношения между нами, казалось на весь перегон.

        Затухания даже породили какую то особую обстановку веселья-ожидания, когда сумрак  и тихое лопотание приемника взрывались фейерверками, мы каждый раз сами встряхивались от монотонного укачивания дороги и оживали, посмеивались над автопромом и строили планы...

        Дорога была пустыной: ночь, зима и Заполярье не располагали, по-видимому, людей к интенсивной езде по не очень оживлённой трассе. На всем пути нас не обогнала ни одна машина, что я объяснял высокими скоростными качествами комбика, да и встретилось всего пара - запоздалый хлебовоз и пустой автобус.

       На мой вопрос о том, когда начинается новый неэксплуатируемый участок трассы Васёк туманно ответил:

       - Сам увидишь!

        Был уже час ночи, а спать совершенно не хотелось, хотя пошли вторые бессонные сутки. Обилие впечатлений и главное, грандиозное приобретение, да и само необычное путешествие, волновали и отгоняли сон. Васёк, тем более, всем своим видом выказывал профессионализм бодрость и энергию, обращая в пух и прах мои представления о гаишниках, как средоточии человеческих слабостей и грехов. Подводники, конечно тоже не были святошами, но в негласном соревновании пороков человеческих они проигрывали гайцам практически по всем заповедям,  разве что по прелюбодействию ввиду особых условий службы скорей всего  гордо и откровенно первенствовали...

        - Скоро Мончегорск... - сообщил Василий. - Дальше нет посёлков - тундра... Заправимся и вперед!

        Это сообщение искренне обрадовало меня, потому что в отличие от профессиональной привычки гайцов терпеть на посту до последнего патрона, я уже минут тридцать думал только о соблазнительно белых бескрайних сугробах. Только природная стеснительность и желание не посрамить флот в этом виде обязательной программы не позволяли попросить Василия об экстренной остановке. Но уж до Мончегорска, в уме сразу названном по теме Мочегонском, пороху в пороховнице хватит!

        Когда в темноте промелькнула из-за сопок тусклая лампочка, поверить в то, что это Мочегонск, мешала  изнутри тёплая струя радости, но это был он! Не дожидаясь серьёзных зданий и заведений, которых в городе было похоже немного, Васёк притормозил у первого же фонарного столба и мы быстро обступив его со всех сторон долго и мечтательно смотрели в черное полярное небо... Потом уже не торопясь мы расселись по своим местам и прямиком направились на единственную заправочную станцию и по совместительству придорожное кафе, о точном расположении которого Васёк знал по долгу службы.

       За стойкой нас встретила удивлённая симпатичная молодая кассирша, всем видом и взглядом, из под карих не по сезону глаз,  располагавшая к вопросам о флоре и фауне здешних мест. Отпустив нам семьдесят шестого до горловины бака, она принялась хлопотать  с кипятком и заваркой, но потом, вспомнив о том, что в щитке на улице рубильник кухни отключен, накинула шубейку и попросила меня помочь в этом несложном и полезном деле...

       Ночь была хоть и морозной, но удивительно тихой. Кассирша не минуты не теряя, указала на звёздное небо, где по театральному играло северное сияние, поражая воображение разноцветными сполохами переливающихся и извивающихся вертикальных светящиеся всеми цветами огненных полос. Мы так увлеклись этим зрелищем, что не замечали ни мороза, ни времени, ничего... Я и до этого несколько раз наблюдал северное сияние, но это запомнил на всю жизнь!

      Возвратившись в помещение  через минут пятнадцать, мы застали Васька в профессиональной позе гаишника - откинувшегося на спинку стула и вытянувшего ноги далеко вперёд. Он только то и спросил деликатно:

     - Включили?

     - Дадада, - сказала скороговоркой кассирша и морозный румянец не прикрыл  зардевшиеся от смущения девичьи щеки...

       Чай был горячим, пирожки с капустой чёрствые и мы поблагодарив за гостеприимство двинулись к дремавшему комбику.

       - Мальчики,- почему-то немного фамильярно напутствовала нас девушка, - мороз крепчает... Вы бы радиатор картонкой прикрыли!

        -  Спасибо, мы тут недалеко...

Прочитано 1358 раз
Другие материалы в этой категории: « Военторг Кукушечка »

Пользователь