Вторник, 25 Июль 2017

Туалетная тревога

Опубликовано в Историк Боженко Петр Владимирович "Субмарины на войне" Понедельник, 15 Июнь 2015 09:42
Оцените материал
(0 голосов)

Как большинство немцев, капитан-лейтенант Карл-Адольф Шлитт, был сентиментален, особенно заметным это становилось на фоне его коллег, офицеров-подводников. Почти всю войну Шлитт провел в ставке, видя море только в кино и на курсах переподготовки. Наконец, осенью 1944 г., его заветная мечта исполнилась: капитан-лейтенант получил на руки приказ выехать в Гамбург, принять под свое командование подводную лодку U-1206, сформировать экипаж и перейти в Норвегию, в Берген, где дислоцировалась 11-я флотилия подводных лодок. Прибыв на место, Карл-Адольф узнал всю историю своего корабля, тем более, что ничего героического в ней еще не было ... пока, как он надеялся.

 

Одна из более чем 700 "сестричек" типа VIIC, U-1206 была заложена в предновогоднюю ночь 30 декабря 1943 г. на верфи "Шихау" в Данциге, вошла в строй в марте 1944 г., первый экипаж обер-лейте- нанта Ганса Циллера там же в Данциге провел все положенные испытания и в августе 1944 г. пригнал лодку в Гамбург, вернувшись опять в Данциг принимать океанскую субмарину U-3514. От моряков Цил- лера осталась эмблема, украшающая боевую рубку лодки, белый черт в тельняшке, заставляет акулу прыгать в кольцо. В то время почти каждая немецкая лодка имела эмблему, связанную с каким- либо событием в истории корабля или ее командира, причем эмблема переходила за командиром с корабля на корабль. Поэтому, хотя белый черт и оставался на борту U-1206, его близнец уже украшал рубку U-3514, а Карл Адольф поджидал новых моряков для своей лодки и размышлял, какую новую эмблему придумать для корабля. Помог случай, капитан-лейтенант познакомился с одной прелестной юной дамой и зачастил к ней. Такое, конечно, не осталось секретом от подчиненных. Фамилия барышни - Шторьх, т.е. Аист, натолкнула экипаж на интересную мысль.

К весне 1945 г. процесс обучения закончился и U-1206 со своим капитаном собралась на войну в Северное море. На прощальном празднике Карл Адольф узнал, что новая эмблема лодки уже есть, с черного щита томно смотрел белый аист с красным клювом и многие подводники признались, что видели фройлен Шторьх в своих снах. Обрадованный капитан- лейтенант повел корабль к берегам Шотландии, мечтая как средневековый рыцарь сложить головы своих врагов к ногам дамы сердца.

 

Моряки все немного суеверны, наступило 13 апреля, роковое число, да еще и пятница - тяжелый день, тут-то согнанный с рубки черт проявил себя в полной красе.

 

В тот день лодка занимала позицию на подходах к порту Питерхед в Шотландии, встречая конвой, который по всем расчетам должен был скоро появиться. К вечеру неожиданно забарахлил дизель, командиру пришлось уйти на глубину 60 м и дать возможность ремонтной команде спокойно делать свое дело. Незанятые в работе подводники могли немного передохнуть.

 

Тут необходимо описать одно техническое новшество, которое имелось на борту U-1206, это подводный туалет или по морскому - гальюн, нового образца.

 

Существовавшая конструкция допускала использование на глубинах не больше перископной, т.е. у поверхности. Зато усовершенствованная модель позволяла делать все, что нужно на всех глубинах, доступных подводному кораблю. Правда механизм отличался сложностью. Под унитазом помещался большой сборник, куда смывалось все лишнее с помощью вращения штурвальчиков. Сборник находился под небольшим давлением, чтобы “ароматные" газы не прорывались при пользовании внутрь лодки, где и так дышать было трудно. После переполнения сборника туда подавался сжатый воздух, выкачивающий все его содержимое за борт на любой глубине, по специальному трубопроводу, закрытому особым клапаном. Помимо всего прочего эта система не допускала всплытие отходов на поверхность, а раньше подобные случаи бывали, что нарушало скрытность пребывания субмарины на позиции.

 

Правда нужно еще раз отметить, что новый образец отличался повышенной сложностью функционирования, и один из механиков лодки закончил специальные “туалетные курсы".

Пользуясь свободной минутой, Карл-Адольф Шлитт решил посетить маленькую кабинку, на двери которой при закрытии загоралась надпись “занято". За долгое время пребывания в укромном уголке капитан-лейтенант, наверное, думал и о том, что еще не прославил "Белого Аиста" боевыми подвигами, и о своей фройлен и т.д. Когда процесс успешно завершился, Карл Адольф неглядя крутанул штур- вальчики, но ожидаемого журчания воды не послышалось. Командир не теряется в любой ситуации: Шлитт глянул на официальную германскую инструкцию по пользованию гальюном, висевшую на двери, перед глазами, и храбро повернул еще один штурвальчик, тишина снова ничем не нарушилась. Вероятно осознав, что его подводный опыт в данном вопросе не слишком велик, подводник вызвал к себе дипломированного туалетного специалиста. Тот был занят ремонтом дизеля и на подмогу капитану прислал матроса-моториста. Тот, горя желанием помочь родному командиру и показать себя с лучшей стороны, не читая никаких инструкций, начал крутить штурвал откачки сборника за борт. Однако в азарте он не заметил, что клапан унитаза не был захлопнут. Эффект превзошел все ожидания. Жидкое и твердое содержимое сборника, подталкиваемое сжатым воздухом и забортной водой, со свистом вылетело вверх и желтым "душистым" фонтаном обрушилось на обоих обалдевших подводников, в довершении всего из унитаза начал бить столб забортной воды под давлением несколько атмосфер, толщиной с человеческую ногу.

 

Услышав шум воды, врывающейся внутрь корабля, инженер-механик бросился к гальюну, но столб воды бил с такой силой, что подойти к механизмам закрывания клапанов было невозможно.

 

Первый вахтенный офицер или старший помощник командира находился в центральном посту, почувствовав, что лодка сильно тяжелеет, не стал ожидать командира, который что-то слишком долго задержался в гальюне, и скомандовал всплытие на перископную глубину. Давление в трубе упало, опомнившийся моторист подскочил к штурвалам и замкнул все клапаны. Казалось все позади, но положение оказалось гораздо серьезнее, чем просто смешной случай — вода, попавшая внутрь прочного корпуса, стекала вниз в трюмы, в том числе - и в отсек, где находилась аккумуляторная батарея, соленая вода попала на пластины аккумуляторов и произошла неизбежная реакция. Через несколько минут клубы тяжелого, едкого белого газа поплыли по лодке - хлор прибывал очень интенсивно. В эти минуты внутренность лодки очень напоминала подводную душегубку, в дальних отсеках кашляли, кто-то уже задыхался, а те, кто был ближе всего к месту "газовой машины", потеряли сознание. Сориентировавшийся наконец Шлитт приказал всплывать совсем.

 

"Белый аист" пробкой вылетел на поверхность, и капитан-лейтенант, чье состояние в те минуты представить трудно, добрел до рубочного люка и с трудом его распахнул, жадно вдохнув соленый бриз.

Вентиляторы резво начали выталкивать за борт клубы газа, впуская внутрь живительный морской воздух. На море начинался день 14 апреля 1945 г., но лодка прожила в нем недолго.

Неподалеку пролетали два английских самолета из охраны конвоя, который и поджидала субмарина Шлитта. Летчики, наверное, удивились, увидев всплывшую лодку, из которой валил белый дым, и сразу пошли в атаку. Если "туалетная тревога" произошла сама собой, то воздушная тревога явно запоздала. Пока плохо соображающие моряки бежали к палубному орудию, английские бомбы уже сыпались вниз. Хотя прямого попадания достигнуть не удалось, очень близкие взрывы нанесли лодке такие повреждения, что снова уйти под воду она уже не могла. Первое же столкновение с противником оказалось для корабля роковым, Шлитт вынуджден был подать последнюю команду "Покинуть корабль". Вскоре подошедший миноносец поднял из воды немцев, но четверо из них так и ушли на дно вместе с U-1206, став жертвой "атаки из гальюна".

 

Фройлен Шторьх не дождалась с моря своих поклонников с "Белого Аиста".

Прочитано 1349 раз

Пользователь